О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

Исследование магического мышления у лиц с эндогенными психическими заболеваниями

Байрамова Э.Э., Ениколопов С.Н. (Москва, Россия)

 

 

Байрамова Эрика Эльхановна

Байрамова Эрика Эльхановна

–  аспирантка; Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научный центр психического здоровья», Каширское шоссе, 34, Москва, 115522, Россия. Тел.: 8 (499) 617-81-47.

E-mail: e.e.bajram@gmail.com

Ениколопов Сергей Николаевич

Ениколопов Сергей Николаевич

–  кандидат психологических наук, заведующий отделением медицинской психологии; Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научный центр психического здоровья», Каширское шоссе, 34, Москва, 115522, Россия.
Тел.: 8 (499) 617-81-47.

E-mail: enikolopov@mail.ru

 

Аннотация. В современной культуре магическое мышление встречается достаточно часто. Оно зафиксировано в приметах и поговорках («не свисти — не будет денег»), в ритуалах («пяточек под пяткой на экзамене», «поплевать через плечо»), в различного рода «магических действиях» (сглаз, приворот) и во многих других вариантах. Наиболее ярко магическое мышление в норме выражено у детей, начиная с младенчества и до 3—5-летнего возраста. У взрослых также встречается магическое мышление, однако в норме для них характерно наличие низкого уровня магического мышления. Причины, по которым люди прибегают к магическим убеждениям, степень веры в магические убеждения у разных людей могут различаться. Несмотря на то, что в норме феномен магического мышления весьма распространен, многими авторами показано, что наличие большого числа магических убеждений является симптомом шизофренического расстройства или фактором предрасположенности к нему. На русскоязычной выборке различными авторами проводились исследования магического мышления в контексте соматических заболеваний и психических заболеваний непсихотического спектра. Зарубежными авторами проводились исследования магического мышления в рамках изучения шизофрении и других эндогенных психических заболеваний. Актуальным является исследование различий уровня магического мышления у здоровых людей и людей с психическими расстройствами психотического спектра на русскоязычной выборке, позволяющих изучить особенности и влияние данного параметра на появление, течение, терапию и профилактику различных психических расстройств. Цель исследования: изучение различий в уровне магического мышления у здоровых людей и у людей с психической патологией; изучение связей уровня магического мышления с другими психологическими характеристиками в группах нормы и патологии. Методы исследования: методика «Определение уровня магического мышления» М. Экблада и Л.Дж. Чапман, методика «Определение уровня тревожности» Ч.Д. Спилберга, Ю.Л. Ханина, методика «Опросник конструктивного мышления» С. Эпштейна в адаптации Лебедева С., Ениколопова С.Н., методика «Определение локуса контроля» Дж. Роттера в адаптации методики Пантелеева С.Р., Столина В.В., методика «Определение толерантности к неопределенности» Vigano La Rosa в адаптации Шалева Н.В., методика «Определение толерантность к неопределенности» Белинской Е.П.

Ключевые слова: магическое мышление; шкалы Эпштейна; толерантность к неопределенности; локус контроля; тревожность.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

В самом общем виде термин «магическое мышление» обозначает убеждение, согласно которому посредством символических физических или умственных действий можно оказывать значительное или решающее влияние на подлинные причины происходящего в действительности [2]. Немерроф и Розин определяют магическое мышление как интуицию или убеждение, которые превышают обычные границы между ментальными (символическими) и физическими реальностями и следуют принципам похожести и заражения. Магическое мышление может быть представлено в виде объяснения событий, контрастирующих с законами природы [10]. П.Е. Мил определял магическое мышление как убеждения, квази-убеждения или полусерьезные представления о том, что события, которые, в соответствии с данной культурой, не могут иметь причинно-следственную связь, но, тем не менее, влияют друг на друга [11].

Согласно Д. Фрейзеру, магическое мышление основывается на двух принципах (законах). Первый закон, закон подобия, гласит: подобное производит подобное; или: следствие похоже на свою причину. Согласно этому закону, возможно произвести любое желаемое действие путем простого подражания ему. Согласно второму принципу, закону заражения, вещи, которые раз пришли в соприкосновение друг с другом, продолжают взаимодействовать на расстоянии после прекращения прямого контакта. На основании второго принципа основывается убеждение, что все то, что проделывается с предметом, окажет воздействие и на личность, которая однажды с этим предметом соприкасалась [9].

Основными признаками магического мышления являются игнорирование законов логики, нечувствительность к объективным причинно-следственным связям, принцип «жесткого» детерминизма, анимизм, оценка событий на основе софизма «после того, значит, вследствие того» [3].

Феномен магического мышления имеет место при различных формах соматических и психических заболеваний. Различными авторами изучается влияние этого феномена на особенности возникновения и протекания этих заболеваний. Нелюбиной А.С. исследовалось влияние обыденных представлений на специфику формирования внутренней картины болезни (ВКБ) у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями [4]. И.Я. Стоянова занималась исследованием пралогических образований в рамках изучения защитных стратегий, проявляющихся у больных психическими расстройствами непсихотического спектра: невротическими, психосоматическими и аддиктивными нарушениями [6; 7; 8].

Различными авторами показано, что даже в норме магическое мышление имеет сходное строение с различными формами психической патологии. Е.Г. Карагодина проводила исследования целителей-экстрасенсов, по результатам обследования признанных психически здоровыми, на предмет магических убеждений. Было показано, что целительская концепция имеет ряд признаков, присущих бредовым построениям, а механизмы ее формирования сходны с механизмами формирования бреда, а особенности проявления концепции целительства делают ее похожей на нарушения, проявляющиеся при шизофрении [3; 5].

П.Е. Мил сообщает, что люди, предрасположенные к шизофрении, часто демонстрируют магическое мышление. Другие авторы-клиницисты также описывали людей, склонных к шизофрении, в терминах П.Е. Мила и упоминают о высоком уровне магического мышления. Р.Л. Спитцер, Дж. Эндикотт и М. Гибон выявили, что магическое мышление является выраженным симптомом пограничного шизотипического расстройства [14].

Л. Джорджем и Р.В.Дж. Нойфелдом было показано, что в норме у взрослых здоровых людей уровень магического мышления значительно ниже, чем у людей, больных шизофренией. По результатам исследования ученые выдвинули предположение, что магическое мышление несет в себе специфику и является значимым для шизофренического процесса [12].

Различными авторами [5; 13; 14] было показано, что высокий уровень магического мышления является симптомом шизофренического расстройства и фактором предрасположенности к нему. В исследовании М. Экблада и Л. Чапмана [11] показано, что больные с высоким уровнем магического мышления (относительно контрольной группы) обнаруживают больше аффективных симптомов, больше психотического и психотикоподобного опыта, испытывают больше трудностей в концентрации. В связи с этим актуальной является проблема изучения уровня магического мышления у лиц с психической патологией и исследования особенностей проявления магического мышления в норме и при патологии. Установление подобной связи поможет выявить закономерности возникновения высокого уровня магического мышления, особенности его проявления и, возможно, поможет найти пути коррекции высокого уровня магического мышления у больных и у здоровых, находящихся в зоне риска заболевания.

Цель исследования: изучение различий в уровне магического мышления у здоровых людей и у людей с психической патологией; изучение связей уровня магического мышления с другими психологическими характеристиками в группах нормы и патологии.

Материалы и методы исследования

Дизайн исследования. Исследование проводилось в группах нормы и патологии с помощью адаптированной методики определения уровня магического мышления [1], методик определения локуса контроля, определения уровня тревожности, толерантности к неопределенности и опросника конструктивного мышления. В соответствии с целями исследования осуществлялось сравнение уровня магического мышления в группах нормы и патологии. Изучались связи уровня магического мышления с характеристиками тревожности, локуса контроля, толерантности к неопределенности и шкалами Эпштейна в группах нормы и патологии. Сравнивались выявленные связи уровня магического мышления с характеристиками тревожности, локуса контроля, толерантности к неопределенности, и шкалами Эпштейна в группах нормы и патологии.

Результаты исследования

Для исследования различий между группами нормы и патологии по показателю уровня магического мышления использовался U-критерий Манна — Уитни. По шкале магического мышления статистически значимых различий между группами нормы и патологии не выявлено (p = 0,071, p≥0,05). Также в ходе исследования было обнаружено, что шкала магического мышления имеет высокую корреляцию со шкалой эзотерического мышления. При расчете фи-коэффициента Гилфорда получены положительные связи шкалы магического мышления со шкалами эзотерического мышления в группе нормы (ц-эмпирическое = 0,921; ц-критическое = 0,274) и в группе патологии (ц-эмпирическое = 0,67082, ц-критическое = 0,46188). Для исследования различий между группами нормы и патологии по показателю уровня эзотерического мышления использовался U-критерий Манна — Уитни. По шкале магического мышления статистически значимых различий между группами нормы и патологии не выявлено (p = 0,008, p≥0,005).

В более раннем исследовании магического мышления было показано, что шкала магического мышления в норме имеет положительные связи со шкалами личностной тревожности, экстернальности, эзотерического мышления, наивного оптимизма и личностно-суеверного мышления и отрицательные связи — со шкалами интернальности, конструктивного мышления, эмоционального совладания, поведенческого совладания и социальной желательности. В полной группе патологии шкала магического мышления не показала связи ни с одной из используемых в исследовании шкал, кроме шкалы эзотерического мышления [Там же].

Для более полного изучения связи шкалы магического мышления с другими шкалами, представленными в исследовании, группа патологии была разделена на три группы: с высоким, средним и низким уровнем магического мышления. Для определения корреляций между шкалой магического мышления и шкалами, использованными в других методиках, использовался критерий корреляции Спирмена.

В группе с высоким уровнем магического мышления связей шкалы магического мышления с другими шкалами не обнаружены. В группе с низким уровнем магического мышления обнаружены отрицательные связи с общей шкалой конструктивного мышления (эмпирическое = −0,65; критическое = 0,61), со шкалой социальной желательности (эмпирическое = −0,67; критическое = 0,61) и положительные связи со шкалой эзотерического мышления (эмпирическое = 0,69, критическое = 0,61) и категорического мышления (эмпирическое = 0,74, критическое = 0,61).

Обсуждение результатов

Отсутствие различий в группе нормы и патологии по шкале магического мышления подтверждается тем, что, по результатам сравнения групп нормы и патологии по шкале эзотерического мышления, различий между группами также не обнаружено. Данные результаты противоречат результатам аналогичного исследования [12]. Возможно, уточнение формы течения заболевания, этапа лечения и степени выраженности когнитивного и эмоционального дефекта конкретных пациентов поможет объяснить полученные результаты. Отсутствие различий по шкале магического мышления может быть обусловлено принадлежностью к другой культуре. Различными авторами показано, что на русскоязычных выборках уровень магического мышления, исследуемый другими методиками, был высоким. Однако в данных исследованиях не проводилось сравнения с группами патологии. Можно предположить, что высокий уровень магического мышления связан с особенностями русскоязычной культуры, наличием в ней большого количества мифологических аспектов, таких как народные сказки, приметы, поговорки, которые часто встречаются в повседневной жизни. Кроме того, данные результаты могут быть получены вследствие особенностей работы методического аппарата. Возможно, формулировка пунктов методики является недостаточно полной и не выявляет всех магических убеждений, которые могут присутствовать. Помимо того, отсутствие различий в группах нормы и патологии может быть обусловлено тем, что респонденты группы патологии могли скрывать свои магические убеждения, так как переживали, что их выявление может повлиять на ход лечения. Можно предположить, что некоторое изменение методического аппарата, его структуры и формулировок высказываний поможет выявить данные убеждения в группе патологии.

В подгруппе с низким уровнем магического мышления негативная связь шкалы магического мышления и общей шкалы конструктивного мышления может говорить о тенденции больных, при отсутствии способности подстраивать свой способ мышления под требования ситуации, прибегать к магическому мышлению как к универсальной стратегии реагирования. Положительная связь шкалы магического мышления со шкалой эзотерического мышления, обнаруженная в полной группе патологии и в группе с низким уровнем магического мышления, подтверждает, что методика определения уровня магического мышления определяет наличие веры в загадочные, не поддающиеся научному толкованию феномены, такие как привидения, астрологические данные, способность читать мысли, хорошие и дурные предзнаменования, общепринятые суеверия. Положительная связь шкалы магического мышления со шкалой категориального мышления в подгруппе патологии с низким уровнем магического мышления предполагает склонность таких людей воспринимать мир как «черный или белый», не замечая деталей. Связь с данной шкалой может говорить о ригидности мыслительных процессов, вследствие чего могут проявляться предвзятость, раздражительность и раздражение по поводу ситуаций, не вписывающихся в стереотипы. Кроме того, связь с данной шкалой может говорить о способности к принятию быстрых решений и моментальным решительным действиям. Отрицательная связь шкалы магического мышления со шкалой социальной желательности говорит о том, что при прохождении методики испытуемые не были склонны давать социально желательные ответы.

Отсутствие выявленных в группе нормы связей шкалы магического мышления со шкалами личностной тревожности, личностно-суеверного мышления, наивного оптимизма, экстернальности, шкалой общего конструктивного мышления, шкалами эмоционального и поведенческого совладания, социальной желательности и интернальности в полной группе патологии, а также присутствие связи со шкалой категориального мышления в части группы патологии с низким уровнем магического мышления могут говорить о специфике магического мышления у данной группы больных. Таким образом, можно говорить о том, что в данном исследовании не выявлено различий в уровнях магического мышления в группах нормы и патологии, однако обнаружено различие в его взаимосвязи с другими психологическими конструктами. Данные различия в связях шкалы магического мышления с различными психологическими показателями являются возможным направлением дальнейшего исследования магического мышления у больных с различными психическими патологиями.

 

Литература

1.   Байрамова Э.Э., Ениколопов С.Н. Адаптация методики определения уровня магического мышления М. Экблада и Л.Дж. Чапмана на русскоязычной выборке // Психиатрия. – 2016. – № 1.

2.   Жмуров В.А. Большая энциклопедия по психиатрии. – М.: Джангар, 2010. – 864 с.

3.   Карагодина Е.Г. Социальные и индивидуальные аспекты современного мистического мышления (по материалам исследования целителей-экстрасенсов) // Социальная и клиническая психиатрия. – 1997. – Т. 7, № 3. – С. 67—89.

4.   Нелюбина А.С. Роль обыденных представлений в формировании внутренней картины болезни: автореф. дис. … канд. психол наук. – М., 2009.

5.   Психиатрия: учебник для студ. мед. вузов / М.В. Коркина, Н.Д. Лакосина, А.Е. Личко [и др.]. – 3-е изд. — М.: МЕДпресс-информ, 2006. — 576 с.

6.   Стоянова И.Я. Пралогичсекое мышление у пациентов непсихотического спектра // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. – 2005. – № 3. – С. 57–81.

7.   Стоянова И.Я. Пралогические образования в норме и патологии: дис. … док. психол. наук. – Томск, 2007. – 303 с.

8.   Стоянова И.Я., Семке В.Я., Бохан Н.А. Пралогические образования в адаптивно-защитной системе у больных с психическими расстройствами непсихотического спектра и в норме (психологическая модель) / НИИ психического здоровья Сибирского отд. Российской акад. мед. наук. – Томск: Иван Федоров, 2009. – 134 с.

9.   Фрейзер Д. Золотая ветвь. Исследование магии и религии. – М.: Политиздат, 1980.

10.   Berenbaum H., Boden M.T., Baker J.P. Emotional salience, emotional awareness, peculiar beliefs, and magical thinking // Emotion. – 2009. – Vol. 9, № 2. – P. 197–205.

11.   Eckblad M., Chapman L.J. Magical ideation as an indicator of schizotypy // Journal of Consulting and Clinical Psychology. – 1983. – Vol. 51, № 2. – P. 215–225.

12.   George L., Neufeld R.W.J. Magical ideation and schizophrenia // Journal of Consulting and Clinical Psychology. – 1987. – Vol. 55. – P. 778–779.

13.   Meehl P.E. Manual for use with checklist of schizotypic signs. – Minneapolis: University of Minnesota, 1964.

14.   Spitzer R.L., Endicott J., Gibbon M. Crossing the border into borderline personality and borderline schizophrenia. The development of criteria // Archives of General Psychiatry. – 1979. – Vol. 36, № 1. – P. 17–24.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК159.9:619.89-008.45

Байрамова Э.Э., Ениколопов С.Н. Исследование магического мышления у лиц с эндогенными психическими заболеваниями // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2016. – N 4 (14) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Экзистециальная традиция

Выпуск № 21

Мартюшева В. (Украина) Чудо в хосписе

Максимова Е. (Украина) Самоубийство как ответ человека на вызовы бытия в условиях сужения видения жизненного пространства

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player