О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

Решение личностных проблем в работе психотерапевта

Данина М.М., Кисельникова (Волкова) Н.В., Лаврова Е.В.,
Голзицкая А.А., Куминская Е.А. (Москва, Россия)

 

 

Данина Мария Михайловна

Данина Мария Михайловна

–  кандидат психологических наук, старший научный сотрудник; Лаборатория научных основ психологического консультирования и психотерапии, федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Психологический институт Российской академии образования» (ФГБНУ «ПИ РАО»), ул. Моховая, д. 9, стр. 4, Москва, 125009, Россия. Тел.: 8 (495) 695-81-28.

E-mail: mdanina@yandex.ru

Кисельникова (Волкова) Наталья Владимировна

Кисельникова (Волкова) Наталья Владимировна

–  кандидат психологических наук, заведующий лабораторией; Лаборатория научных основ психологического консультирования и психотерапии, ФГБНУ «ПИ РАО», ул. Моховая, д. 9, стр. 4, Москва, 125009, Россия. Тел.: 8 (495) 695-81-28.

E-mail: nv@pirao.ru

Лаврова Елена Васильевна

Лаврова Елена Васильевна

–  старший научный сотрудник; Лаборатория научных основ психологического консультирования и психотерапии, ФГБНУ «ПИ РАО», ул. Моховая, д. 9, стр. 4, Москва, 125009, Россия. Тел.: 8 (495) 695-81-28.

Голзицкая Алена Александровна

Голзицкая Алена Александровна

–  старший научный сотрудник; Лаборатория научных основ психологического консультирования и психотерапии, ФГБНУ «ПИ РАО», ул. Моховая, д. 9, стр. 4, Москва, 125009, Россия. Тел.: 8 (495) 695-81-28.

Куминская Евгения Андреевна

Куминская Евгения Андреевна

–  старший научный сотрудник; Лаборатория научных основ психологического консультирования и психотерапии, ФГБНУ «ПИ РАО», ул. Моховая, д. 9, стр. 4, Москва, 125009, Россия. Тел.: 8 (495) 695-81-28.

 

Аннотация. В статье рассмотрены актуальные вопросы исследования решения личностных проблем в контексте профессиональной деятельности психотерапевтов. Проанализированы уровни проявления соответствующих компетенций в психотерапии. Показано современное состояние исследований в данной области, а также намечены пути для дальнейшего изучения проблемы.

Ключевые слова: психологическое консультирование; психотерапия; решение личностных проблем.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Работа выполнена при поддержке РГНФ, проект № 15-36-01359

 

Способность решать личностные проблемы — одна из ключевых способностей человека. Во многих исследованиях показана взаимосвязь между способностью к решению личностных проблем и физическим и психологическим здоровьем. Так, у людей с хорошо развитой способностью решать проблемы отмечались: меньшее количество проблем личного характера [13; 19], более позитивное восприятие себя и меньшее количество иррациональных мыслей и нефункционльных установок [14], меньше социальной тревоги, более независимый стиль принятия решений, высокая ассертивность поведения, меньше симптомов физического нездоровья, более адаптивные учебные привычки, меньше депрессивных и суицидальных симптомов и т.д. [21].

В литературе представлено множество доказательств положительной связи между данными способностями и таким конструктом, как эмоциональный интеллект. Люди, которые осознают свои эмоции и контролируют их, создают более позитивные подходы к решению проблем [15]. Существует целый ряд когнитивных, эмоциональных и поведенческих активностей в процессе решения личностных проблем, помогающих преодолеть сложности и стресс, создаваемые по отношению к решателю [12]. Управление собой, которое включает в себя самоконтроль, уверенность, добросовестность, адаптивность, стремление к достижениям и инициативу, — вероятно, наиболее важные компоненты эмоционального интеллекта для процесса решения проблем, особенно в случае кооперации с другими людьми [4].

На роль эмоций в решении проблем указывают и исследования в области клинической психологии. Недостаточный контакт и контроль с эмоциональной стороны смещает фокус внимания и существенно затрудняет решение проблем [7]. Таким образом, для эффективного решения личностных проблем требуются две группы компетенций:

1. Эмоциональный и мотивационный аспекты отношения к проблеме.

2. Навыки решения проблем.

В психологической практике компетенции в области решения личностных проблем представлены на разных уровнях профессиональной деятельности психолога [2].

Во-первых, мы говорим о диалогическом процессе решения проблемы клиентом, в котором участвует психолог, создающий все необходимые для этого условия. В работе Ф.Е. Василюка, Зарецкого и Молостовой [1] личностная проблема была смоделирована на основе решения творческой задачи. Испытуемому предлагалось решить мыслительную задачу: в процессе решения он сталкивался с трудностями, решить задачу не удавалось, и испытуемый уже не мог относиться к ней нейтрально, что порождало ситуацию выхода задачи на уровень личностной проблемы. В свою очередь это требовало активности другого характера — уcпокоить и мотивировать себя на продолжение работы или же отказаться и признать себя несостоятельным.

Для оказания помощи испытуемому экспериментатор использовал ряд психотерапевтических методик, а именно эмпатию, майевтику и кларификацию. Эмпатия — методика оказания эмоциональной помощи, она направлена на процессы переживания. Майевтика и кларификация — методики рациональной помощи, они направлены на оптимизацию осмысления и понимания личностной позиции. Всего в эксперименте участвовало 4 группы: в первой группе экспериментатор не оказывал помощи испытуемым, во второй — оказывал и эмоциональный, и рациональный виды помощи, в третьей — только эмоциональную помощь, а в четвертой — только рациональную. Всего на решение задачи отводилось 1,5 часа. Таким образом, получилось три возможных исхода: испытуемый решил задачу; испытуемый отказался от решения, не исчерпав лимита времени; испытуемый исчерпал лимит времени и не успел решить задачу.

Оказалось, что испытуемые, которым оказывали оба вида помощи, были самыми успешными в решении задачи — 81% таких испытуемых пришли к решению задачи. В группе, где помощь не оказывалась, успешных испытуемых оказалось 27%. Интересно, что в группе с эмоциональной помощью испытуемых, решивших задачу, еще меньше — 10%. Авторы считают, что эмпатическое отражение чувств создает настолько комфортную психологическую атмосферу, что испытуемый может находиться в ней, несмотря на неудачу, ведь 50% испытуемых не отказались решать задачу, а дождались исхода времени, по сравнению с 10% испытуемых, получавших рациональную помощь. Да, в этой группе был выше процент успеха, но выше и процент отказа. В контрольной группе «без помощи» испытуемых, дошедших до лимита времени и не нашедших решения, не было вообще. Результаты эксперимента указывают на важность оказания в процессе содействия решению личностной проблемы обоих видов помощи.

Во-вторых, одним из результатов психотерапевтического воздействия является повышение самоэффективности клиента в решении личностных проблем. Исследование 2001 года, в котором приняли участие 914 учеников первого класса средней школы, выявило, что показатели по тесту самоэффективности и тесту «Решение проблем» являются предикторами показателей по тесту психического здоровья. То есть психическое здоровье и психологическое благополучие связано с умением решать проблемы и самоэффективностью [20]. Психотерапия, очевидно, должна влиять положительно на психическое здоровье, поэтому одной из важных задач психотерапии является создание таких условий, чтобы клиент мог справиться с появившимися сложностями и в целом ощутил, что его способности эффективно решать проблемы возросли. Даже если это и не является эксплицитной целью психотерапии, возрастание уверенности клиентов в способности решать свои личностные проблемы имеет важное значение в плане устойчивости результатов психотерапии. Исследование, проведенное в 1982 году, показало, что студенты, воспринимающие себя как способных эффективно решать жизненные проблемы, более склонны к познавательной активности, имеют более положительную я-концепцию и низкие оценки в склонности к самокритике, меньшую частоту возникновения дисфункциональных мыслей, меньше иррациональных убеждений [14].

В-третьих, решение личностной проблемы клиента часто является основной задачей психолога-практика, работающего в парадигме ориентации на решение. То есть решение личностной проблемы другого человека может выступать основным предметом работы психолога-консультанта или психотерапевта. Если вспомнить, что решение проблемы может пониматься как изменение состояния системы в сторону желаемого (целевого), становится очевидно, что даже наиболее процессуально-ориентированные практики психотерапии в какой-то степени (пусть и незначительной) оказывают управляемое воздействие на своих клиентов, при этом используя приемы, характерные для решения личностных проблем (например, построение репрезентации проблемной ситуации).

Рассмотрим подробнее ряд направлений, рассматривающих решение личностных проблем как основу своей деятельности и применяющих понятие решения в своих теоретических основаниях.

Проблемно-ориентированная психотерапия направлена на решение конкретной проблемы клиента путем обучения его способам самостоятельного преодоления жизненных трудностей. Возникла в начале 1980-х годов в Бернском университете. Авторы: Блазер (Blaser A.), Хайм (Heim E.), Рингер (Ringer Ch.), Томмен (Thommen M.). ПОПт — краткосрочный метод психотерапии, сочетающий элементы психоанализа, когнитивно-поведенческой психотерапии, гештальт-терапии и телесно-ориентированной психотерапии.

В этой школе проблема определяется через чрезмерность требований, предъявляемых к адаптационным возможностям клиента. Стадии ПОПт очень схожи со стадиями решения проблемы в психологии мышления:

1) отношение психотерапевт-пациент;

2) понимание проблемы пациента;

3) анализ проблемы;

4) определение проблемы;

5) проработка проблемы;

6) завершение психотерапии.

Одним из центральных понятий в краткосрочной стратегической психотерапии, разработанной П. Вацлавиком и Дж. Нардонэ, является «предпринятая попытка решения». Прежде чем обратиться к психологу, клиент пытается разрешить проблему самостоятельно и либо находит решение, либо его попытки лишь усугубляют проблему, превращая ее в замкнутый круг. Поэтому одним из важнейших шагов в терапии становится блокировка попыток решения. Затем в ходе терапии консультант понимает, как функционирует проблема, и предлагает клиенту техники реорганизации, которые разрушают механизмы, запускающие проблемное поведение, мысли или эмоции. Эмпирико-экспериментальные исследования, постоянно ведущиеся в школе краткосрочной стратегической терапии, позволили разработать специальные протоколы воздействия для разных видов проблем, например, фобий, обсессивно-компульсивных расстройств, проблем, связанных с пищевым поведением, и других. Постоянно отслеживается эффективность психотерапевтического вмешательства — как сразу по завершении работы, так и по прошествии времени [3].

Ориентированная на решение психотерапия появилась в 1980-х годах. Ее основатели Стив де Шейзер и Инсу Ким Берг создавали свой подход на основе отчетов клиентов о том, какие действия или высказывания терапевтов были наиболее полезными. Интересно смещение фокуса внимания от проблемы на решение. Ориентированные на решение психотерапевты считают, что необязательно анализировать проблему, чтобы найти решение. Более важным оказывается включение надежд и ресурсов клиента, использование приемов «как если бы проблема была решена». Один из принципов ориентированной на решение терапии даже утверждает, что решение необязательно напрямую связано с заявленной проблемой, однако поиски позитивных исключений могут быть полезными. Таким образом, ориентированная на решение терапия не совсем вписывается в классические стадии решения проблем, выявленные в психологии мышления, вместе с тем некоторые общие черты прослеживаются — такие, как идентификация проблемы, поиск решений, оценка найденных решений, их внедрение и проверка. Исследования, проводимые Дж. Кимом и его коллегами, показывают ее доказательность и эффективность [16; 17].

Американская психологическая ассоциация определяет проблем-солвинг терапию (PST) как краткосрочный метод, который своей целью ставит повысить способность человека эффективно справляться с негативным опытом и повседневными сложностями. Основой подхода стала когнитивно-поведенческая терапия. Поэтому проблема клиента понимается в проблем-солвинг терапии как последствие неэффективных стратегий преодоления и приспособления к обстоятельствам. Проблем-солвинг терапия применяется для работы с широким спектром проблем — таких, как тревога, неудовлетворенность на работе и в личной жизни, проблемы межличностного характера. В ходе работы применяются различные техники: обучение навыкам (психо-образование), интерактивные упражнения на решение проблем и мотивационные домашние задания.

В результате работы клиент учится определять, какие типы стрессовых ситуаций вызывают у него гнев, печаль и напряжение, а также учится лучше понимать свои эмоции и управлять ими, принимать неразрешимые проблемы «такими как есть», больше верить в свои способности, быть менее замкнутым, когда проблемы возникают, и менее импульсивным при разрешении проблем, вместо этого подходить к решению планомерно и систематически [19].

Поскольку проблем-солвинг терапия является одной из ведущих в американском профессиональном сообществе, проводится много исследований для оценки ее эффективности. В 2005 году был проведен обзор 31 исследования эффективности проблем-солвинг терапии. Этот метаанализ, включающий 2895 участников, обратившихся по поводу проблем психологического или физиологического характера, показал, что проблем-солвинг психотерапия значимо более эффективна в сравнении с отсутствием терапии, обычной терапией, плацебо, но, вероятно, менее эффективна, чем другие виды терапии. В исследованиях было представлено недостаточно данных, чтобы утверждать это определенно [18].

Решение психологом-консультантом личностной проблемы клиента практически не изучено и остается за гранью интересов образовательных и сертифицирующих учреждений. Степень присутствия данного процесса в ходе психологической консультации или терапевтической сессии варьирует в связи с тем, насколько активно в ходе подготовки специалиста используются формализованные модели личности клиента, от специфики проблемы клиента (степени изученности и определенности проблемы/диагноза), а также от личностных особенностей самого специалиста.

Так, поисковая и управляющая активность может быть сведена к нулю за счет редукции факторов неопределенности в ситуации работы с клиентом, предоставлению готовых алгоритмов, инструкций и скриптов, не подразумевающих построения репрезентации проблемы клиента тем образом, которым это достигается в случае решения комплексных проблем. С другой стороны, сам специалист может проявлять низкую толерантность к неопределенности и создавать для себя такие шаблоны самостоятельно, сокращая поисковую активность в ходе профессиональной деятельности и «подгоняя» факты под свои исходные репрезентации. В обоих случаях речь не будет идти о решении личностной проблемы в полном смысле слова, и, вероятно, это будет снижать эффективность работы с некоторыми клиентами.

Таким образом, рассмотрение решения личностной проблемы в контексте работы психолога-консультанта и психотерапевта, с одной стороны, обусловлено многочисленными фактами, подтверждающими важность для клиента развития способности решать проблемы и ее сопряженность с показателями психического здоровья и психологического благополучия. С другой стороны, в ряде психотерапевтических направлений решение личностных проблем заложено в профессиональную модель компетенций специалиста. От особенностей этой модели и представлений об ее эталонной реализации в практической работе с клиентом может зависеть эффективность психотерапии.

 

Литература

1.   Василюк Ф.Е., Зарецкий В.К., Молостова А.Н. Психотехнический метод исследования творческого мышления // Культурно-историческая психология. – 2008. – № 4. – С. 34–47.

2.   Данина М.М., Кисельникова Н.В. Метод решения личностных проблем в профессиональной подготовке психологов-консультантов и психотерапевтов // Смысл и ценности: актуальные исследования и перспективы в испанском и российском гуманитарном образовании. Сборник научных статей международного российско-испанского научно-практического семинара / под общ. ред. Е.В. Федосенко. – Мадрид-СПб., 2014. – C. 285–295.

3.   Нардонэ Дж., Вацлавик П. Искусство быстрых изменений: краткосрочная стратегическая терапия / пер. с итал. – М.: Издательство института психотерапии, 2006. – 189 с.

4.   Boyatzis R.E., Goleman D., Rhee K. Clustering competence in emotional intelligence: Insights from the Emotional Competence Inventory (ECI)s // Handbook of Emotional Intelligence /  ed.  by  R. Bar-On,  J.D.A. Parker. – San Francisco: Jossey-Bass. – 2000. – P. 343–362.

5.   Chang E.C., D’Zurilla T.J. Relations between problem orientation and optimism, pessimism, and trait affectivity: a construct validation study // Behaviour Research & Therapy. – 1996. – Vol. 34, № 2. – P. 185–194.

6.   Cooper R.K., Sawaf A. Executive EQ: Emotional Intelligence in Leadership and Organisations. – New York: Grosset/Putnum, 1997.

7.   D'Zurilla T.J., Nezu A. Social problem-solving in adults // Advances in cognitive-behavioral research and therapy / ed. by P.C. Kendall. – New York: Academic Press. – 1982. – Vol. 1. – P. 201–274.

8.   Effectiveness of problem-solving treatment by general practice registrars for patients with emotional symptoms / L.J. Hassink-Franke, E.M. van Weel-Baumgarten, E. Wierda [et al.] // J Prim Health Care. – 2011. – Sep 1. – Vol. 3, № 3. – P. 181–189.

9.   Fischer A., Greiff S., Funke J. The Process of Solving Complex Problems // The Journal of Problem Solving. – 2012. – Vol. 4, № 1. – P. 19–42.

10.   Goleman D. Working with emotional intelligence. – New York: Bantam Books, 2004.

11.   Guler A. The study of the Relationship between the Levels of Emotional Intelligence and Problem-solving Skills of the Teachers in Primary Schools, Unpublished MA Thesis // Yeditepe Üniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü. Istanbul. – 2006. – P. 1–120.

12.   Heppner P.P., Krauskopf C.J. An information-processing approach to personal problem solving // The Counseling Psychologist. – 1987. – Vol. 15, № 3. – P. 371–447.

13.   Heppner P.P., Petersen C.H. The development and implications of a personal problem-solving inventory // Journal of Counseling Psychology. – 1982. – Vol. 29, № 1. – P. 66–75.

14.   Heppner P.P., Reeder B.L., Larson L.M. Cognitive Variables Associated with Personal Problem Solving Appraisal: Implications for Counseling // Journal of Counseling Psychology. – 1983. – Vol. 30, № 4. – P. 537–545.

15.   Hess J.D., Bacigalupo A.C. Enhancing Management Problem-Solving Processes through the Application of Emotional Intelligence Skills // Journal of Management Policies and Practices. – 2014. – Vol. 2, № 3. – P. 1–17.

16.   Is Solution-Focused Brief Therapy Evidence-Based? / J. Kim, S. Smock, T. Trepper [et al.] // The Journal of Contemporary Social Services. – 2010. – Vol. 91, № 3. – P. 300–306.

17.   Kim J.S. Examining the Effectiveness of Solution-Focused Brief Therapy: A Meta-Analysis // Research on Social Work Practice. – 2007.

18.   Malouff J.M., Thorsteinsson E., Schutte N.S. The relationship between the five-factor model of personality and clinical disorders: a meta-analysis // Journal of Psychopathology and Behavioral Assessment. – 2005. – Vol. 27, № 2. – P. 101–114.

19.   Nezu A.M., Nezu C.M. Problem solving therapy, 2009.

20.   Parto M. Problem solving, self-efficacy, and mental health in adolescents: Assessing the mediating role of assertiveness // Procedia – Social and Behavioral Sciences. – 2011. – Vol. 30. – P. 644–648.

21.   Sahin N., Sahin N.H., Heppner P.P. Psychometric properties of the problem solving inventory in a group of Turkish university students // Cognitive Therapy Research. – 1993. – Vol. 17, № 4. – P. 379–396.

22.   Shewchuk R.M., Johnson M.O., Elliott T.R. Self-appraised social problem solving abilities, emotional reactions and actual problem solving performance // Behaviour Research and Therapy. – 2000. – Vol. 38,  № 7. – P. 727–740.

23.   Subjective illness concepts and problem-oriented therapy / M. Thommen, A. Blaser, C. Ringer [et al.] // Psychother. Psychosom. – 1990. – Vol. 53(1–4). – P. 174–178.

24.   The Oxford Handbook of Emotion, Social Cognition, and Problem Solving in Adulthood / ed. by P. Verhaeghen, С. Hertzog // Oxford University Press. – 2014.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:615.851-051

Решение личностных проблем в работе психотерапевта / М.М. Данина, Н.В. Кисельникова (Волкова), Е.В. Лаврова [и др.] // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2016. – N 4 (14) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Экзистециальная традиция

Выпуск № 21

Мартюшева В. (Украина) Чудо в хосписе

Максимова Е. (Украина) Самоубийство как ответ человека на вызовы бытия в условиях сужения видения жизненного пространства

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player