О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

Нарушение привязанности как фактор психологической дезадаптации
у здоровых и психически больных

Гусева О.В., Коцюбинский А.П., Звенигородская Ю.Д. (Санкт-Петербург, Россия)

 

 

Гусева Ольга Васильевна

Гусева Ольга Васильевна

–  кандидат медицинских наук, доцент, кафедра медицинской психологии и психофизиологии, факультет психологии; Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет», Университетская наб., 7-9, Санкт-Петербург, 199034, Россия. Тел.: 8 (812) 328-94-20;

–  старший научный сотрудник, отделение биопсихосоциальной реабилитации психически больных; Федеральное государственное бюджетное учреждение «Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева», ул. Бехтерева, 3, Санкт-Петербург, 192019, Россия.
Тел.: 8 (812) 670-02-20.

E-mail: lev_olga@list.ru

Коцюбинский Александр Петрович

Коцюбинский Александр Петрович

–  доктор медицинских наук, профессор, руководитель отделения биопсихосоциальной реабилитации психически больных; Федеральное государственное бюджетное учреждение «Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева», ул. Бехтерева, 3, Санкт-Петербург, 192019, Россия. Тел.: 8 (812) 670-02-20.

E-mail: AK-369@mail.ru

Звенигородская Юлия Дмитриевна

Звенигородская Юлия Дмитриевна

–  студентка 5 курса, кафедра медицинской психологии и психофизиологии, факультет психологии; Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет», Университетская наб., 7-9, Санкт-Петербург, 199034, Россия.
Тел.: 8 (812) 328-94-20.

E-mail: somtarakatum@mail.ru

 

Аннотация

Исследование посвящено изучению влияния ранней детской привязанности к матери на психологическую адаптацию у широкого круга лиц (здоровых и лиц с психической патологией). Изучались особенности защитно-приспособительного поведения, текущий психологический симптоматический статус. Обследовано 51 человек (30 здоровых лиц и 21 больной шизотипическим расстройством), все респонденты были ранжированы на две группы по типу ранней привязанности к матери ("надежная привязанность" и "ненадежная привязанность"). Использовалась батарея тестов: опросник для изучения способов совладающего поведения (Р. Лазарус, С. Фолкман (WCQ, The Waysof Coping Questionnaire, 1988)); методика для выявления механизмов психологической защиты «Индекс жизненного стиля» (LSI, Life style index — (Р. Плутчик, в адапт. Вассермана Л.И. и др., 1998)), модифицированный опросник привязанности к матери для старших подростков (М.В. Яремчук, 2006), симптоматический опросник SCL-90R ("Simptom Check List-90-Revised"; Derogatis, Rickels, Rock, 1976).

По результатам исследования выявлена взаимосвязь типа эмоциональной привязанности к матери в детстве с физическим и психологическим самочувствием во взрослой жизни у здоровых лиц. Подтверждается взаимосвязь ненадежного типа эмоциональной привязанности к матери с неблагоприятными тенденциями течения заболевания у больных шизотипическим расстройством.

Ключевые слова: ранняя детская привязанность; надежная и ненадежная привязанность; шизотипическое расстройство; психологическая адаптация.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Первоначально понятие ранней детской привязанности было введено Дж. Боулби [2], впоследствии М. Эйнсворт выделила три основных типа привязанности: надёжный тип привязанности, тревожно-амбивалентный тип и избегающий тип [7]. Основоположники данной концепции полагали, что формирование эмоциональной привязанности ребенка к матери объясняется необходимостью в защите и безопасности и закрепляется в первые два года жизни как некая «рабочая модель», определяющая стиль взаимоотношений с окружающим миром на все последующие годы [1]. Тип привязанности — или качество ранней привязанности к матери — оказывает влияние на способность уже взрослых лиц преодолевать жизненные кризисы, самооценку, выбор партнера и качество взаимоотношений [8], уровень доверия и открытости в отношениях с другими людьми в целом [6].

На сегодняшний день подтверждена взаимосвязь привязанности и характера отношений, образов себя и окружающего мира во взрослом возрасте, что обеспечивает эффективную или неэффективную адаптацию индивида [3; 4]. Также в литературе имеются данные о том, что ненадёжный тип привязанности может создавать определённую почву для возникновения психических расстройств, а у больных — сказываться на тяжести течения заболевания и эффективности реабилитации [5; 9].

Цель

Исследование влияния типа привязанности к матери на психологическую адаптацию здоровых лиц и больных шизотипическим расстройством в юношеском возрасте.

Материал и методы

Обследован 51 человек в возрасте до 25 лет; 30 человек — лица из здоровой популяции и 21 человек — больные шизотипическим расстройством (исследование проведено на базе отделения биопсихосоциальной реабилитации СПб НИПНИ им. Бехтерева). Первую группу (30 человек) составили здоровые лица (19 женщин, 11 мужчин, средний возраст — 23,5 лет). 80% испытуемых имели среднее образование, 13% — высшее и 6% — средне-техническое.

Вторую группу (21 человек) составили больные шизотипическим расстройством с неврозоподобным вариантом течения заболевания (13 мужчин и 8 женщин, средний возраст — 24,7 лет). В данной группе 50% испытуемых имели среднее образование, 45% — высшее и 10% — неоконченное высшее.

Перед началом исследования испытуемые обеих групп проходили короткое интервью, после чего им предлагалось заполнить четыре теста. Использовался комплекс методик: опросник для изучения способов совладающего поведения (Р. Лазарус, С. Фолкман (WCQ, The Waysof Coping Questionnaire, 1988); методика для выявления механизмов психологической защиты «Индекс жизненного стиля» (LSI, Life style index — (Р. Плутчик, в адапт. Вассермана Л.И. и др., 1998)), модифицированный опросник привязанности к матери для старших подростков (М.В. Яремчук, 2006), симптоматический опросник SCL-90R ("Simptom Check List-90-Revised"; Derogatis, Rickels, Rock, 1976).

В соответствии с задачами исследования у каждого респондента определялся тип ранней детской привязанности к матери. При анализе результатов модифицированного опросника М. В. Яремчук о привязанности к матери респонденту присваивался «надёжный тип» привязанности при условии, что число ответов, характеризующих надежную привязанность, преобладало (больше или равно 7 из 11). Таким же образом были определены амбивалентный и избегающий типы привязанности. Для удобства интерпретации испытуемые с избегающим и тревожно-амбивалентным типами привязанности были объединены в одну категорию — «ненадёжная привязанность», — в то время как вторую категорию («надёжная привязанность») составили испытуемые с надёжным типом привязанности.

В группе здоровых респондентов и группе больных шизотипическим расстройством анализировались параметры защитно-приспособительного поведения и текущего психологического симптоматического статуса, которые сопоставлялись с выявленным типом ранней привязанности к матери.

Статистическая проверка данных проводилась методом сравнения средних при помощи Т-критерия Стьюдента.

Результаты исследования и обсуждение

В группе здоровых лиц 56% (17 человек) испытуемых имели надёжный тип привязанности к матери и 43% (13 человек) — ненадёжный тип.

В группе больных шизотипическим расстройством (ШР) с неврозоподобным вариантом течения было выявлено преобладание ненадёжного типа привязанности к матери — 61% (13 человек), и только 38% (8 человек) испытуемых имели привязанность надёжного типа.

По результатам теста SCL-90R, выявляющего общий психологический симптоматический статус, результаты были следующими: в группе здоровых лиц уровень GSI (показатель степени выраженности симптоматики) оказался достоверно выше у лиц с ненадёжным типом привязанности (t = 0,05; p<0,05), равно как и их индекс общего количества утвердительных ответов (PST (t = 0,04; p<0,05) (табл. 1).

Во второй группе у больных ШР с ненадёжным типом привязанности выявлен также более высокий уровень GSI и существенно повышенный индекс наличного симптоматического дистресса (PDSI), чем у больных с надёжным типом привязанности (табл. 1). Таким образом, в группе больных с ШР были обнаружены схожие тенденции, а некоторые выявленные различия не достигали уровня статистической значимости.

Способы выражения дистресса, по результатам методики SCL-90R, у здоровых лиц выявили следующие особенности (табл. 1): ненадёжный тип привязанности (по сравнению с испытуемыми с надёжной привязанностью) оказался достоверно взаимосвязан с большей выраженностью симптомов по шкалам «Навязчивости» (t = 0,03; p<0,05), «Сенситивность» (t = 0,01; p<0,05) и «Депрессивность» (t = 0,02; p<0,05). Таким образом, у здоровых лиц с ненадёжным типом привязанности регистрируется более высокая степень отягощенности по невротическим симптомам, то есть выше уровень «невротизма».

В отличие от группы здоровых, больные шизотипическим расстройством (ШР) с ненадёжным типом привязанности показали достоверно более высокие результаты по шкале «Паранойяльность» (t = 0,05; p<0,05). Также получены более высокие, чем у больных с надежным типом привязанности, оценки по шкалам «Психотизм», «Депрессивность», «Соматизация» и «Сенситивность», однако достоверно значимых различий по этим шкалам выявлено не было.

 

Таблица 1

Результаты исследования тяжести симптомов, проявления симптоматики, уровня психического дистресса и способов выражения дистресса у больных ШР и здоровых испытуемых с различными типами привязанности к матери (по методике SCL-90R)

 

Исследование механизмов психологической защиты в сопоставляемых группах по опроснику ИЖС Р. Плутчика выявило, что здоровые лица с надёжным типом привязанности достоверно чаще используют механизм психологической защиты (МПЗ) «Отрицание» (t = 0,005; p<0,05). Повышены также значения таких защит, как «подавление», «регрессия», «замещение» и «интеллектуализация» (табл. 2), однако без достижения уровня статистической значимости. У здоровых лиц с ненадёжным типом привязанности отмечаются схожие тенденции: в основном МПЗ — «подавление», «регрессия», «компенсация» и «замещение» (более 60%), но значительно более низкий рейтинг шкалы «отрицание». Здоровые лица с ненадежным типом привязанности используют всю палитру механизмов психологической защиты, что, однако, не предохраняет их от формирования невротических симптомов. В случае надежной привязанности у здоровых лиц МПЗ «Отрицание», по-видимому, способствует большей устойчивости психического состояния, уменьшению степени дискомфорта.

Установлено, что у больных ШР с ненадёжным типом привязанности преобладают такие механизмы психологической защиты, как подавление, регрессия, проекция и замещение (выраженность — более 60%), тогда как у больных с надежным типом привязанности ярко выражена только такая защита, как регрессия (табл. 2), хотя выявленные различия и не достигают уровня статистической значимости.

 

Таблица 2

Результаты исследования механизмов психологической защиты у больных ШР и
здоровых лиц с различными типами привязанности к матери (по методике ИЖС)

 

При изучении особенностей использования копинг-стратегий у здоровых лиц с различными привязанностями также не было выявлено достоверно значимых различий в предпочтении копинг-стратегий (табл. 3), однако испытуемые с ненадёжной привязанностью склонны реже использовать такие позитивные копинг-стратегии, как «планирование решения проблемы» (на 11%) и «положительная переоценка» (на 10%).

У больных шизотипическим расстройством с различными типами привязанности был обнаружен большой разброс в средних величинах по стратегии «принятие ответственности» (табл. 3) — больные с ненадёжным типом привязанности использовали ее существенно чаще (на 12%), однако в целом достоверно значимых различий обнаружено не было.

 

Таблица 3

Результаты исследования копинг-стратегий у больных и здоровых испытуемых
с различными типами привязанности к матери (по методике ССП)

 

Выводы

В результате проведенного исследования установлено, что у здоровых лиц, по сравнению с больными неврозоподобным вариантом шизотипического расстройства (ШР), чаще преобладает надёжный тип детской эмоциональной привязанности к матери.

У здоровых лиц надёжный тип привязанности взаимосвязан с функционированием МПЗ «Отрицание», что ассоциируется с более устойчивым психологическим симптоматическим статусом и с лучшей психологической адаптацией в целом.

Ненадёжный тип привязанности у здоровых лиц ассоциируется с большей отягощенностью невротическими чертами (психологический дискомфорт при межличностном взаимодействии, беспокойство и неуверенность, склонность к депрессивному настроению и навязчивым мыслям), что может способствовать снижению адаптационного потенциала.

Преморбидные адаптационные возможности будущих пациентов оказывают определенное влияние на формирование некоторых клинических характеристик развившегося впоследствии заболевания.

Так, у больных ШР (неврозоподобный вариант заболевания) чаще, чем у здоровых, отмечается ненадёжный тип привязанности; кроме того, ненадёжная привязанность взаимосвязана с отягощенностью психотическим радикалом. Выявленные особенности можно интерпретировать как появление в текущем статусе у больных с преимущественной неврозоподобной симптоматикой таких черт, как категоричность, однобокость суждений, враждебность, подозрительность и склонность к формированию сверхценных образований. Полученные результаты можно рассматривать как косвенные указания на взаимосвязь типа привязанности (связанные со снижением адаптационных возможностей индивидуума) и тенденций течения заболевания. Проявление скрытых тенденций к психотизму у больных ШР с ненадёжным типом привязанности может говорить в пользу дальнейшего неблагоприятного прогноза в виде утяжеления у этих пациентов психопатологической симптоматики.

Анализ копинг-поведения позволяет говорить о меньшей зависимости стратегий совладающего поведения от типа привязанности к матери в детстве как у здоровых, так и у больных ШР. По-видимому, это объясняется большим влиянием на приспособительное поведение опыта социализации в более взрослом периоде, когда роль таких социальных институтов, как школа, семья и другое значимое референтное окружение, приобретает большее значение и в большей степени определяет поведение, хотя и не перекрывает полностью раннего детского опыта, усвоенного неосознанно.

Таким образом, по результатам проведенного исследования подтверждается влияние типа эмоциональной привязанности к матери в детстве на физическое и психологическое самочувствие во взрослой жизни у здоровых лиц. Подтверждается взаимосвязь ненадёжного типа эмоциональной привязанности к матери с неблагоприятными тенденциями течения заболевания у больных шизотипическим расстройством.

 

Литература

1.   Алмазова О.В. Привязанность к матери как фактор взаимоотношений взрослых сиблингов: автореф. дис. … канд. психол. наук. – МГУ. – М., 2015. – 38 с.

2.   Боулби Дж. Привязанность / пер. с англ. – М.: Гардарики. – 2003. – 480 с.

3.   Исследование копинг-поведения у больных малопрогредиентной шизофренией и неврозами / Е.Р. Исаева, Г.Л. Исурина, Е.В. Кайдановская [и др.] // Обозрение психиатрии и мед. психологии им. В.М. Бехтерева. – 1995. – № 3–4. – С. 98–101.

4.   Калмыкова Е.С., Падун М.А. Качество привязанности как фактор устойчивости к психической травме // Журнал практического психолога и психоанализа. – 2002. – № 1 [Электронный ресурс]. – URL: http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php?ID=2910.

5.   Павлова О.Н. Теория привязанности, стили привязанности и особенности её нарушения // Семейная психология и семейная терапия, 2001. – № 2. – С. 19–27.

6.   Пилягина Г.Я., Дубровская Е.В. Нарушения привязанности как основа формирования психопатологических расстройств в детском и подростковом возрасте // Мистецтво лiкування. – 2007. – № 6. – С. 71–79.

7.   Тайсон Ф., Тайсон Р.Л. Психоаналитические теории развития / пер. с англ. – М., Когито-Центр, 2013. – 408 с.

8.   Яремчук М.В. Особенности привязанности в детско-родительских отношениях и отношениях любви у старших подростков // Психологическая наука и образование. – 2005. – № 3. – С. 86–94.

9.   Mikulincer M., Shaver Ph.R. An attachment perspective on psychopathology // Wоrld рsyсhiаtry. – 2012, Fеb. – Vol. 11, № 1. – P. 11–15.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.922.7:616.89

Гусева О.В., Коцюбинский А.П., Звенигородская Ю.Д. Нарушение привязанности как фактор психологической дезадаптации у здоровых и психически больных // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2016. – N 4 (14) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Экзистециальная традиция

Выпуск № 21

Мартюшева В. (Украина) Чудо в хосписе

Максимова Е. (Украина) Самоубийство как ответ человека на вызовы бытия в условиях сужения видения жизненного пространства

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player