О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

Взаимосвязь базисных убеждений и психологической готовности
к материнству у беременных и небеременных женщин

Коробова Н.С. (Челябинск, Россия)

 

 

Коробова Наталья Сергеевна

Коробова Наталья Сергеевна

–  студент пятого курса, факультет психологии и педагогики; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Челябинский государственный университет», ул. Братьев Кашириных, 129, Челябинск, 454001, Россия. Тел.: 8 (351) 799-71-68.

E-mail: natali0495@mail.ru

 

Аннотация. В статье представлены результаты исследования взаимосвязи базисных убеждений и психологической готовности к материнству у беременных и небеременных женщин. Обследовано 30 беременных женщин в третьем триместре беременности (в том числе 14 первородящих и 16 повторнородящих женщин) и 30 небеременных женщин без опыта материнства, планирующих деторождение. В качестве тестовых методик применялись: опросник «Сознательное родительство» М.О. Ермихиной и Р.В. Овчаровой, проективная методика «Цветовой тест отношений» (ЦТО) А.М. Эткинда, проективная методика «Родительское сочинение “Я и мой будущий ребенок”», опросник «Шкала базисных убеждений» (WAS) Р. Янофф-Бульман (в адаптации М.А. Падун и А.В. Котельниковой). Согласно результатам корреляционного анализа, как у беременных женщин, так и у небеременных женщин показатели базисных убеждений и психологической готовности к материнству образуют между собой статистически значимые связи, при этом структура этих связей в трех исследуемых группах имеет как общие черты, так и специфические особенности.

Ключевые слова: беременность; небеременные женщины без опыта материнства; беременные первородящие женщины; беременные повторнородящие женщины; психологическая готовность к материнству; базисные убеждения.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность настоящего исследования обусловлена падением рождаемости и высоким уровнем девиантного материнства в нашей стране. Важным условием продуктивного материнского поведения является психологическая готовность к материнству. Психологическая готовность к материнству — это специфическое личностное образование женщины, стержневой образующей которого является субъектная ориентация по отношению к ребенку и которое во многом определяет ее отношение к беременности, родам и физиологическим проявлениям нормальной родовой деятельности, готовность к сотрудничеству с медицинскими работниками, участвующими в родовспоможении, влияет на характер протекания родов, на продолжительность грудного вскармливания и на формирование отношений привязанности между матерью и младенцем [6].

Психологическая готовность женщины к материнству закладывается в форме внутренней позиции задолго до наступления беременности и проходит определенный путь развития в ходе становления материнской сферы, испытывая влияние как благоприятных, так и неблагоприятных факторов [5; 6; 12]. В научной литературе имеются указания о том, что на формирование психологической готовности к материнству могут оказывать влияние адаптация к супружеству, история ее жизни, особенности коммуникативного опыта в раннем детстве, модель материнства ее матери и удовлетворенность взаимоотношениями с ней, культурные, социальные и семейные факторы, физическое и психическое здоровье женщины, имеющийся опыт беременности и материнства [4; 5; 6; 10; 11; 13]. В ряде источников указывается, что на формирование психологической готовности к материнству могут оказывать влияние ее личностные особенности [1; 11; 12]. Вместе с тем, личностные предикторы психологической готовности к материнству изучены недостаточно. Большинство исследователей, называя конкретные личностные свойства и образования женщины, обусловливающие степень ее психологической готовности к материнству, как правило, ограничиваются упоминанием отдельных эмоциональных свойств личности (в частности, адаптивности и эмпатии), определяющих устойчивость к стрессу и фрустрации и способность быть «достаточно хорошей матерью» в понимании Д.В. Винникотта (то есть чувствовать малыша и адекватно удовлетворять его первичные потребности, не привнося в этот процесс своих чрезмерных страхов или желаний, [2]).

На наш взгляд, личностные факторы, наряду с ситуативными факторами определяющие процесс формирования психологической готовности к материнству, заслуживают более пристального внимания, поскольку от этого во многом зависит психическое и физическое благополучие самой женщины во время беременности и родов, а также психическое и физическое развитие ребенка. Не претендуя на выявление всех значимых для формирования психологической готовности к материнству факторов, мы предполагаем, что среди психологических свойств женщины, оказывающих влияние на становление ее материнской сферы, важное место занимает здоровое чувство безопасности. По мнению Р. Янофф-Бульман, здоровое чувство безопасности, являющееся одним из базовых ощущений нормального человека, основано на трех категориях базисных убеждений, составляющих ядро субъективного мира человека:

1) на вере в то, что в мире больше добра, чем зла;

2) на убеждении в том, что мир полон смысла;

3) на убеждении в ценности собственного «Я» [7].

Базисные убеждения формируются в процессе генерализации личностью эмоционально значимого опыта при взаимодействии с окружающим миром. Первые устойчивые представления о мире и о себе складываются у ребенка в раннем детстве через взаимодействие со значимым взрослым, когда ребенок начинает структурировать собственный опыт, создавая базисные убеждения о доброжелательности/ недоброжелательности окружающего мира и о собственном «Я» как достойном/недостойном любви и заботы [14]. В дальнейшем восприятие любых событий жизни преломляется через имеющиеся у индивида базисные убеждения, поскольку обработка всей поступающей информации на их основе предшествует по времени произвольным рациональным процессам [15]. Лица с негативными базисными убеждениями, отражающими враждебность окружающего мира и отрицательный образ собственного «Я», склонны реагировать эмоционально-негативными состояниями с сопутствующими им вегетативными реакциями в ситуациях, не несущих объективной угрозы его благополучию [Там же], а в стрессогенных ситуациях менее успешны в совладании со стрессом [7] и склонны к соматизации аффекта [8].

Учитывая вышеизложенное, мы предполагаем, что важным условием формирования у женщины психологической готовности к материнству является зрелость ее системы базисных убеждений. Критериями зрелости системы базисных убеждений считаются умеренно выраженные показатели чувства базисного доверия к окружающему миру, убеждения в собственной способности контролировать события своей жизни, а также представления о собственном «Я» как достойном заботы и внимания и представляющем ценность для окружающего мира.

Негативные базисные представления женщины о недоброжелательности и враждебности окружающего мира, о его несправедливости, о непрогнозируемости и непредсказуемости происходящих в нем событий, о неконтролируемости мира кем-либо (чем-либо) свыше, о собственной неспособности контролировать события своей жизни, а также о собственном «Я» как не достойном заботы и внимания и не представляющем ценности для окружающего мира, будут соответствующим образом отражаться на становлении ее материнской сферы.

Цель исследования — изучить взаимосвязь базисных убеждений и психологической готовности к материнству у беременных и небеременных женщин.

Материалы и методы исследования

В исследовании приняли участие 30 беременных женщин, находящихся в третьем триместре беременности (в том числе 14 первородящих и 16 повторнородящих в возрасте от 20 до 42 лет), и 30 небеременных женщин без опыта материнства в возрасте от 20 до 38 лет, планирующих деторождение. База исследования — МБУЗ «Городская клиническая больница № 8 г. Челябинска».

В исследовании использовались опросник «Сознательное родительство» М.О. Ермихиной и Р.В. Овчаровой, проективная методика «Цветовой тест отношений» (ЦТО) А.М. Эткинда, проективная методика «Родительское сочинение “Я и мой будущий ребенок”», опросник «Шкала базисных убеждений» (WAS) Р. Янофф-Бульман (в адаптации М.А. Падун и А.В. Котельниковой). Математико-статистический анализ данных проводился с помощью критерия ранговой корреляции Ч. Спирмена.

Результаты исследования

Результаты методики «Сознательное родительство» Р.В. Овчаровой и М.О. Ермихиной в виде величин среднего значения и стандартного отклонения в каждой из групп представлены в табл. 1.

 

Таблица 1

Показатели осознанности родительства у беременных и небеременных женщин

 

Согласно данным табл. 1, показатели осознанности родительских позиций у небеременных женщин соответствуют средней степени. Эти испытуемые считают, что родители не обязаны во всех ситуациях учитывать мнение своего ребенка и общаться с ним на равных. Первородящим и повторнородящим беременным женщинам присуща высокая степень осознанности родительских позиций. Эти женщины уверены в себе как в родителе, в своих силах и возможностях. Считают, что в будущем их ребенок не причинит им значительных беспокойств, что все поступки ребенка можно простить. В общении с ним они стремятся к сотрудничеству.

Показатели осознанности родительских чувств в группе небеременных женщин соответствуют средней степени. Это свидетельствует о том, что эти испытуемые не всегда понимают чувства членов своей семьи и не всегда терпимы к их недостаткам. Беременным женщинам обеих групп присуща высокая степень осознанности родительских чувств. Эти женщины отзывчивы к призывам о помощи в своей семье, понимают чувства членов своей семьи, терпимы к их недостаткам, от общения с членами семьи испытывают преимущественно радость и приятные переживания.

Показатели осознанности родительской ответственности во всех исследуемых группах соответствуют высокой степени. Иными словами, испытуемые понимают роль родителей в благополучии ребенка и всей семьи.

Показатели осознанности собственных родительских установок и ожиданий в отношении ребенка во всех обследованных группах соответствует средней степени. Этим объясняется некоторая несогласованность ожиданий у большинства испытуемых. Многие из них указывают, что мечтают о большой и дружной семье, при этом желают иметь не более двух детей, а некоторые женщины даже отмечают, что и одного ребенка им достаточно. Многие считают, что если супруги любят друг друга, то не могут раздражать друг друга и ссориться.

Показатели осознанности семейных ценностей во всех обследованных группах соответствуют высокой степени. Многие испытуемые отмечают, что готовы поступиться своими планами ради семьи, часто проводят свой досуг в кругу семьи. Благополучие в семье для них важнее, чем хорошее состояние дел на работе.

Показатели осознанности собственного стиля воспитания ребенка у небеременных женщин соответствуют средней степени. Эти женщины испытывают родительскую неуверенность и сомневаются, что смогут стать компетентными родителями. Первородящим и повторнородящим беременным женщинам присуща высокая степень осознанности собственного стиля воспитания ребенка. Они уверены в том, что счастье детей зависит от установленных неформальных отношений между родителями и ребенком и от согласованности действий родителей в вопросах воспитания детей.

Показатели осознанности отношения к ребенку у небеременных женщин соответствуют средней степени. Первородящим и повторнородящим беременным женщинам присуща высокая степень осознанности собственного отношения к ребенку. Эти женщины достаточно терпимы и искренни в отношениях с близкими и стремятся к согласованию своих планов с планами других членов семьи.

Показатели осознанности родительства в группе небеременных женщин выражены умеренно, а в группах беременных женщин эти показатели выражены высоко.

С помощью модифицированной методики «Цветовой тест отношений» А.М. Эткинда мы определяли степень эмоционального принятия женщиной своего будущего ребенка. При этом мы учитывали тот цвет, который женщина выбрала для обозначения своего будущего ребенка, и номер позиции этого цвета в ранжировке. Степень эмоционального принятия женщиной своего будущего ребенка оценивалась по 6-балльной шкале, где максимальный показатель (6 баллов) соответствует эмоциональному принятию ребенка, а минимальный (1 балл) — его эмоциональному отвержению. Об эмоциональном принятии женщиной своего будущего ребенка мы делали вывод в том случае, если для его обозначения она выбирала карточку одного из основных цветов спектра (желтый, красный, зеленый, синий) и помещала ее в начало ряда (на первое или второе места). Об эмоциональном отвержении женщиной своего будущего ребенка делался вывод в том случае, если для его обозначения она выбирала карточку одного из дополнительных цветов спектра (черный, серый, коричневый) и помещала в конец ряда (на седьмое или восьмое место). Полученные результаты в виде величин среднего значения и стандартного отклонения показателей эмоционального принятия ребенка и результаты их сравнительного анализа по критерию Манна — Уитни представлены в табл. 2.

 

Таблица 2

Показатели эмоционального принятия ребенка у беременных и небеременных женщин

 

Согласно данным табл. 2, у небеременных женщин показатели эмоционального отношения к ребенку соответствуют среднему уровню выраженности эмоционального принятия, у беременных женщин обеих групп они соответствуют высокому уровню выраженности эмоционального принятия.

С помощью проективной методики «Родительское сочинение “Я и мой будущий ребенок”» мы определяли характер эмоционального отношения женщин к материнству и степень родительской рефлексивности. При этом мы учитывали как содержательные показатели сочинений (соответствие сочинения заданной теме, соотношение трех планов сочинения — «Ребенок», «Я как родитель» и «Наши отношения», описание образа будущего ребенка, его предполагаемых качеств и предпочтений, рефлексия собственного типа воспитания, своих родительских качеств и пр.), так и формальные показатели (объем сочинения, форма, язык и стиль повествования и пр.), а также поведение испытуемых в процессе выполнения задания (особенности принятия задания, отказы, переписывания, эмоциональное отношение к заданию, речевые комментарии, время выполнения задания).

О положительном эмоциональном отношении женщины к материнству и выраженной родительской рефлексивности был сделан вывод в том случае, если женщина отмечала в своем сочинении, что не испытывает колебаний в принятии решения иметь ребенка, радовалась, развернуто отвечала на вопросы, касающиеся ее отношения к своему будущему ребенку, описывала его предполагаемые внешние данные и психологические качества, ориентировалась на стратегию «мягкого» воспитания и уважительное отношение к личности ребенка.

О негативном отношении к материнству и дефиците родительской рефлексивности делался вывод в том случае, если женщина отмечала наличие колебаний в принятии решения иметь ребенка, негативных переживаний, связанных с наступлением беременности или с предстоящим рождением ребенка, скупо и формально описывала отношения к будущему ребенку либо описывала лишь собственные качества, чувства и переживания, выходящие за пределы материнства и детско-родительских отношений.

Результаты, полученные по методике «Родительское сочинение “Я и мой будущий ребенок”», в виде величин среднего значения и стандартного отклонения показателей родительской рефлексивности и отношения к материнству, а также результаты их сравнительного анализа по критерию Манна — Уитни представлены в табл. 3.

 

Таблица 3

Показатели отношения к материнству у беременных и небеременных женщин

 

Согласно данным табл. 3, показатели положительного эмоционального отношения к материнству в группе небеременных женщин соответствуют среднему уровню выраженности, в группах беременных первородящих и повторнородящих женщин — высокому уровню выраженности. Показатели родительской рефлексивности во всех исследуемых группах соответствуют среднему уровню выраженности.

Результаты, полученные по методике «Шкала базисных убеждений», в виде величин среднего значения и стандартного отклонения в каждой из исследуемых групп и результаты их сравнительного анализа по критерию Манна — Уитни представлены в табл. 4.

 

Таблица 4

Показатели базисных убеждений у беременных и небеременных женщин

 

Согласно данным табл. 4, показатели всех исследуемых базисных убеждений в трех группах соответствуют среднему уровню. Это означает, что у большинства испытуемых имеют место реалистические базисные убеждения относительно доброжелательности и справедливости окружающего мира, а также реалистические представления о собственной удачливости и о ценности собственного «Я» для окружающего мира.

Далее были изучены статистически значимые корреляции между показателями базисных убеждений и психологической готовности к материнству в каждой из обследованных групп женщин с помощью критерия ранговой корреляции Спирмена.

Статистически значимые взаимосвязи в группе небеременных женщин представлены на рисунке 1.

 

 

Рис. 1. Значимые связи между показателями базисных убеждений и психологической готовности к материнству в группе небеременных женщин.

 

Как видно из представленных на рисунке 1 данных, в группе небеременных женщин показатели эмоционального принятия будущего ребенка, определенные с помощью модифицированной методики «Цветовой тест отношений» А.М. Эткинда, образуют значимые прямые корреляции с показателями базисных убеждений в справедливости окружающего мира, в своей способности контролировать собственную жизнь, а также в ценности собственного «Я» для окружающего мира. Других статистически значимых корреляционных связей между показателями базисных убеждений и психологической готовности к материнству в группе небеременных женщин не выявлено.

Статистически значимые взаимосвязи в группе беременных первородящих женщин представлены на рисунке 2.

 

 

Рис. 2. Значимые связи между показателями базисных убеждений и психологической готовности к материнству в группе беременных первородящих женщин.

 

Как видно из представленных на рисунке 2 данных, в группе беременных первородящих женщин показатели базисных убеждений в доброжелательности окружающего мира образуют значимые прямые корреляции с показателями осознанности семейных ценностей и общей родительской осознанности. Показатели базисных убеждений в справедливости окружающего мира образуют в этой группе значимые прямые корреляции с показателями осознанности родительских чувств, а показатели базисных убеждений в ценности собственного «Я» для окружающего мира — с показателями эмоционального принятия будущего ребенка, осознанности собственной родительской позиции, родительской ответственности, семейных ценностей и общей родительской осознанности.

Статистически значимые взаимосвязи в группе беременных повторнородящих женщин представлены на рисунке 3.

 

Рис. 3. Значимые связи между показателями базисных убеждений и психологической готовности к материнству в группе беременных повторнородящих женщин.

 

Как видно из представленных на рисунке 3 данных, в группе беременных повторнородящих женщин показатели базисных убеждений в своей способности контролировать собственную жизнь образуют значимые прямые корреляции с показателями эмоционального принятия будущего ребенка, осознанности родительской ответственности и собственного стиля семейного воспитания. Показатели базисных убеждений в собственной удачливости образуют в этой группе значимые прямые корреляции с показателями осознанности родительских чувств и собственного стиля семейного воспитания, а показатели базисных убеждений в ценности собственного «Я» для окружающего мира — с показателями эмоционального принятия будущего ребенка, осознанности семейных ценностей и собственного родительского отношения и общей родительской осознанностии.

Обсуждение

В результате исследования установлено, что как у беременных женщин, так и у небеременных женщин показатели базисных убеждений и психологической готовности к материнству образуют между собой статистически значимые связи, при этом структура этих связей в трех исследуемых группах имеет как общие черты, так и специфические особенности.

Общим для всех исследуемых групп является наличие значимых прямых корреляций между показателями эмоционального принятия будущего ребенка и базисными убеждениями. Это согласуется с представлениями о том, что первый вклад в становление у женщины субъектного отношения к будущему ребенку (его эмоционального принятия) вносит ее опыт общения с близкими взрослыми в раннем детстве и сформировавшаяся под влиянием этого опыта система базисных убеждений. Если этот опыт был положительным и сформировались чувство базисного доверия к окружающему миру, убеждение в собственной способности контролировать события своей жизни и представление о собственном «Я» как представляющем ценность для окружающего мира, то это означает, что стартовые условия для формирования субъектного отношения к другим людям были благоприятными и основа для формирования субъектного отношения к своему ребенку заложена. Это ставит женщину в более выгодные условия в прогнозе будущего материнского поведения по сравнению с теми, кто такого опыта не имел [6].

Различия между группами беременных и небеременных женщин проявляются как в количественном плане (в обеих группах беременных женщин статистически значимых связей больше, чем в группе небеременных женщин), так и качественном отношении. Если в группе небеременных женщин базисные убеждения относительно окружающего мира и собственного «Я» связаны только с эмоциональным принятием будущего ребенка (то есть только с эмоциональной составляющей психологической готовности к материнству), то в группах беременных женщин они связаны как с эмоциональным принятием будущего ребенка, так и с принятием семейных ценностей и с осознанностью различных аспектов собственного родительства (то есть с эмоциональной, когнитивной и ценностно-смысловой составляющими психологической готовности к материнству). Это согласуется с представлениями современных исследователей о том, что становление психологической готовности к материнству как многокомпонентного образования начинается задолго до наступления беременности и проходит длительный период развития — от неявного желания «иметь ребенка» до осмысленного решения стать матерью и осознанной готовности к изменению образа жизни; при этом психологическая готовность к материнству как системный конструкт первично объективируется сознанием будущей матери как реакция на противоречие между сложившимся образом жизни и теми изменениями, которые прогнозируются после рождения ребенка [3].

Различия между двумя группами беременных женщин проявляются только в качественном отношении. Если в группе беременных первородящих женщин показатели психологической готовности к материнству образуют большее число статистически значимых связей с показателями базисных убеждений относительно характеристик окружающего мира (его справедливость, доброжелательность), то в группе беременных повторнородящих женщин показатели психологической готовности к материнству образуют статистически значимые связи исключительно с показателями базисных убеждений относительно характеристик собственного «Я» (убеждения в ценности собственного «Я» для окружающего мира, в собственной удачливости и в своей способности контролировать собственную жизнь). Это согласуется с представлениями современных исследователей о том, что становление психологической готовности к материнству сопряжено с повышением показателей интернальности: большинство повторнородящих женщин со сформировавшейся готовностью к материнству более склонны возлагать на себя ответственность за результаты своего поведения и деятельности и оказывать большее влияние на события собственной жизни.

Выводы

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что как у беременных женщин, так и у небеременных женщин показатели базисных убеждений и психологической готовности к материнству образуют между собой статистически значимые связи, при этом структура этих связей в трех исследуемых группах имеет как общие черты, так и специфические особенности. Среди обследованных беременных и небеременных женщин наиболее высокими показателями психологической готовности к материнству отличаются те испытуемые, у которых имеющийся опыт беременности и материнства сочетается с высоким уровнем здорового чувства безопасности.

 

Литература

1.   Брутман В.И., Варга А.Я., Хамитова И.Ю. Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери // Психологический журнал. – 2000. – Т. 21, № 2. – С. 79–87.

2.   Винникотт Д.В. Маленькие дети и их матери / пер. с англ. Н.М. Падалко. – М.: «Класс», 1998. – 80 с.

3.   Гурьянова Т.А. Развитие психологической готовности к материнству на стадии планирования беременности, во время беременности и после родов: автореф. дис. … канд. психол. наук. – Барнаул, 2004. – 24 с.

4.   Демина А.С. Психологическая готовность к материнству в период ранней взрослости // Вестник КемГУ. – 2013. – Т. 2, № 4. – С. 88–92.

5.   Копыл О.А., Баженова О.В., Баз Л.Л. Выделение факторов и условий психологического риска для будущего развития ребёнка  //  Синапс. –  1993. –  № 4. – С. 35–42.

6.   Мещерякова С.Ю. Психологическая готовность к материнству // Вопросы психологии. – 2000. – № 5. – С. 18–27.

7.   Падун М.А., Котельникова А.В. Психическая травма и картина мира. Теория, эмпирия, практика. – М.: Институт психологии РАН, 2012. – 206 с.

8.   Рагозинская В.Г. Особенности актуальных эмоционально-негативных состояний, базисных убеждений и раннего микросоциального опыта у больных психосоматическими заболеваниями // Психосоматическая медицицина-2013: сборник материалов VIII Международного конгресса. – СПб.: ООО "Человек", 2013. – С. 46–48.

9.   Рагозинская В.Г. Нарушение базисных убеждений как фактор негативной аффективности у пациентов с болезнью Грейвса // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2015. – № 2(31) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: 05.09.2016).

10.   Скобло Г.В., Дубовик О.Ю. Система «мать – дитя» в раннем возрасте как объект психопрофилактики // Социальная и клиническая психиатрия. – 1992. – № 2. – С. 75–78.

11.   Скоромная Ю.Е. Субъективная готовность к материнству как психологический феномен: автореф. дис. … канд. психол. наук. – М., 2006. – 28 с.

12.   Филиппова Г.Г. Психология материнства: учебное пособие. – М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. – 240 с.

13.   Шулакова Е.Ю. Формирование психологической готовности девушек к здоровому образу жизни и осознанному материнству: автореф. дис. … канд. психол. наук. – Нижний Новгород, 2002. – 27 с.

14.   Epstein S. Cognitive-experiential self-theory of personality // Handbook of Psychology.  – Vol. 5: Personality and Social Psychology / ed. by T. Millon, M.J. Lerner. – Hoboken, NJ: Wiley & Sons, 2003. – P. 159–184.

15.   Janoff-Bulman R. Schema-change perspectives on posttraumatic growth // Handbook of posttraumatic growth / ed. by L.G. Calhoun, R.G. Tedeschi. – Mahwah, NJ: Erlbaum, 2006. – P. 81–99.

 

 

Ссылка для цитирования

Коробова Н.С. Взаимосвязь базисных убеждений и психологической готовности к материнству у беременных и небеременных женщин // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2017. – N 1 (15) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Экзистециальная традиция

Выпуск № 21

Мартюшева В. (Украина) Чудо в хосписе

Максимова Е. (Украина) Самоубийство как ответ человека на вызовы бытия в условиях сужения видения жизненного пространства

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player