О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

Невынашивание беременности как переживание перинатальной утраты

Завгородняя И.В. (Воронеж, Россия)

 

 

Завгородняя Ирина Владимировна

Завгородняя Ирина Владимировна

–  доцент, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и социальной психологии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Воронежский государственный университет», Университетская пл., 1, Воронеж, 394036, Россия.
Тел.: 8 (473) 220-85-93.

E-mail: zavgorodnyai@mail.ru

 

Аннотация. В статье рассматривается психологическая специфика переживания самопроизвольного прерывания беременности (выкидыша). Выкидыш на психологическом уровне принимает форму перинатальной утраты, приводя к возникновению чувств беспомощности и вины, а также тревоги, как у женщины, так и у мужчины. Выделены признаки преждевременного зачатия, происходящего в случае незавершенной работы горя родителей, переживших ситуацию выкидыша.

Ключевые слова: самопроизвольное прерывание беременности; выкидыш; перинатальная утрата; преждевременное зачатие; привычный выкидыш.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Нарушение репродуктивной функции женщин в современных условиях приобретает широкое распространение, что требует реализации комплексного подхода в исследовании данного феномена и осуществления интегративной работы специалистов как медицинского, так и психологического профилей. Одним из нарушений репродуктивной функции, частота возникновения которого увеличивается, несмотря на достижения в области акушерства и гинекологии, является невынашивание беременности.

Согласно определению ВОЗ, невынашивание беременности — это самопроизвольное прерывание беременности на любых сроках от зачатия до 37 недель (259 дней) [1]. Прерывание беременности до 22-й недели называется самопроизвольным абортом или выкидышем. Выкидыши подразделяются на ранние — до 12 недель беременности, и поздние — от 12 до 22 недель. Наиболее многочисленными являются ранние выкидыши, составляющие до 85% прерываний беременности [4]. Рождение ребенка на сроке от 28 до 37 недель беременности в Российской Федерации, согласно приказу Министерства здравоохранения РФ N 318 от 1992 года, относится к преждевременным родам.

Следует отметить, что в Российской Федерации самопроизвольное прерывание беременности на сроке от 22 до 27 недель беременности выделено в отдельную категорию. Ребенок, родившийся в этот период, находится в условиях акушерского стационара, где принимаются меры по выхаживанию глубоко недоношенных детей. Если ребенок проживет более 7 суток (168 часов) и будет обладать массой тела от 500 до 999 грамм, то он подлежит регистрации в органах ЗАГС, а такие роды считаются преждевременными. В случае смерти ребенка, рожденного в период от 22 до 27 недель, его не регистрируют и данные не вносят в показатели перинатальной смертности.

Наличие у женщины подряд трех и более самопроизвольных прерываний беременности до 22 недель будет классифицироваться, согласно ВОЗ, как привычный выкидыш. В последнее время привычный выкидыш определяется в случае самопроизвольного прерывания беременности два и более раз подряд. Частота привычного выкидыша составляет от 5 до 20% [Там же].

С психологической точки зрения, спецификой выкидыша является то, что прерывание беременности происходит без осознанного желания женщины и тем самым существенно отличается от аборта. Несмотря на значительное количество случаев выкидыша, внимание специалистов к психологическому сопровождению женщин с невынашиванием беременности и понимание его важности для адекватного протекания последующих беременностей и становления материнства значительно менее выражено, чем в отношении проблемы аборта.

Если предабортное и постабортное консультирование является задачей профессиональной деятельности психологов женских консультаций, то в случае самопроизвольного аборта (выкидыша) женщина, получая соответствующую медицинскую помощь, зачастую остается наедине со своими психологическими переживаниями. С одной стороны, это связано с естественным стремлением женщины к уединению на фоне интенсивных негативных эмоций и чувств, а с другой — с ограниченностью возможности получения психологической помощи и недооцениванием специалистами и близкими людьми индивидуальной значимости произошедшего выкидыша.

К настоящему времени проведено достаточно много исследований, направленных на выявление специфики личностных особенностей женщин с невынашиванием, их семейных взаимоотношений и особенностей отношения к беременности (М.Е. Блох, В.И. Брутман, Е.Ю. Печникова, М.В. Рябова, В.М. Сидельникова, Г.Г. Филиппова и др.). При этом само переживание выкидыша как женщиной, так и мужчиной, а также его последующее влияние на материнскую и отцовскую сферы личности остаются изученными в меньшей степени.

Психологическое переживание раннего и позднего выкидыша, а также первого и последующего выкидышей может отличаться по эмоциональной интенсивности и содержательной наполненности. Поскольку в период от 16 до 20 недель беременности у женщины появляются ощущения первых движений внутриутробного ребенка, так называемые шевеления, то образ ребенка становится более оформленным, а фантазии, связанные с его появлением, приобретают бóльшую яркость и насыщенность. В результате происходящей активной психической работы, связанной с формированием нового «Я» и принятием новой жизни в себе, женщина в ситуации позднего выкидыша сталкивается с более сильным переживанием утраты, чем на этапе раннего выкидыша, когда ее ощущения не столь дифференцированы и еще не подкреплены ощутимой активностью внутриутробного ребенка.

Однако это не означает, что не следует придавать значения переживаниям женщины в случае раннего выкидыша. Возможность проговорить свое состояние, поделиться тревогами и сомнениями, получить поддержку и понимание со стороны другого человека позволяют женщине найти внутренние психологические ресурсы для преодоления возникших трудностей и снизить вероятность возникновения психологической травмы.

Психологическая травма представляет собой переживание большой силы, вызванное кратковременным или длительным воздействием психотравмирующей ситуации (события), приводящее к расстройствам в эмоциональной, волевой и когнитивной сферах личности. Психотравмирующая ситуация (событие) обладает следующими характеристиками [5]:

• 

вызывает сильный, длительный стресс;

• 

содержит душевную и/или материальную утрату;

• 

включает угрозу собственному физическому благополучию;

• 

вызывает чувство унижения и беспомощности;

• 

нарушает привычное представление о себе;

• 

не поддается внешнему контролю;

• 

нарушает привычный образ жизни;

• 

делает будущее неопределенным.

В ситуации выкидыша в переживаниях женщины проявляются практически все характеристики психотравмирующей ситуации. Выкидыш в случае высокой ценности ребенка и материнства/отцовства становится значительной психологической травмой для личности, проявляющейся в переживании горя в ответ на произошедшую утрату. Самопроизвольное прерывание беременности (выкидыш) психологически переживается как перинатальная утрата.

Это подчеркивает необходимость внимательного отношения к состоянию женщины после выкидыша как со стороны специалистов, так и стороны значимых для нее близких людей в целях предупреждения возникновения психологической травмы. Недостаточное внимание к специфике данной утраты способно привести к формированию страхов у мужчин и женщин в отношении будущей беременности и/или родов, возможностей собственного материнства/отцовства, осложнению процесса горевания, ухудшению психологического состояния родителей.

Утрата — психологическое событие, воспринимаемое человеком как потеря чего-то значимого в его жизни (объекта, части собственной идентичности или ожидаемого будущего), сопровождающееся сильной аффективной привязанностью и способствующее ощущению индивидом целостности себя и стабильности своего существования.

Отличительной особенностью перинатальной утраты является то, что она может переживаться несколько раз и связана с будущим человека гораздо больше, чем с его прошлым. В экзистенциальном аспекте перинатальная утрата — одно из мощнейших событий жизни, которое лишает человека иллюзии безграничных возможностей, показывая, что существуют надличностные факторы, действующие независимо от желаний человека или даже вопреки им.

Наблюдение за переживанием ситуации выкидыша как перинатальной утраты и анализ этого состояния позволяют утверждать, что оно характеризуется возникновением трех основных эмоциональных реакций, проявляющихся в большей степени у женщины, но характерных и для мужчины:

1. Чувство беспомощности как проявление неспособности что-либо предпринять для преобразования ситуации, которая оказалась сильнее человека. Возникает ощущение, что от человека ничего не зависит. В результате может появиться состояние бессилия как следствие сильного психологического потрясения, связанного с переживанием отсутствия возможности влияния на происходящее. Женщины, перенесшие выкидыш, озвучивают свое состояние следующим образом: «Я просто наблюдала за тем, что со мной происходит, и ничего не могла поделать»; «Я даже не знаю, что я могла сделать в той ситуации, все происходило само собой».

2. Чувство вины возникает прежде всего перед нерожденным ребенком. Описывая свое состояние, женщины, перенесшие выкидыш, говорят следующее: «Я чувствую себя очень виноватой перед ребенком, потому что что-то пропустила, не заметила, сделала что-то не так»; «Мне кажется, что этот ребенок меня ненавидит, а потому другие дети не захотят ко мне прийти. Я виновата перед ним в том, что не смогла что-то сделать, чтобы его уберечь»; «Я чувствую, что я виновата, но теперь уже ничего не исправить».

Кроме того, вина может переживаться женщиной по отношению к партнеру как ощущение лишения его отцовства и неоправданности ожиданий. Возникают также идеи самообвинения. Выкидыш воспринимается как наказание за прошлые неблаговидные поступки. Ситуация осложняется, если до этого у женщины был аборт, усиливающий чувство вины. Вина проецируется на окружающих (мужа/жену, врачей, собственных родителей, других людей).

Вина является отражением стремления сделать больше, т.е. выступает проявлением желания контролировать неконтролируемое. Во многом чувство вины и размышления о том, что могло бы быть, но не было сделано, становится отвлекающим маневром от сосредоточения на беспомощности человека.

3. Тревога как переживание ожидания неблагополучия, грозящей опасности. Человек теряет уверенность в себе, на смену ему приходит отсутствие контроля над своей жизнью, переживание неспособности управлять ею. Тревога во многом связана с потерей доверия как к себе, так и к другим людям, миру в целом. В частности, женщина перестает доверять своему телу, которое не справилось с вынашиванием и рождением ребенка [2]. Значительно снижается доверие к врачам, возникают ятрогении.

Потеря доверия к миру переживается как обида на Бога, на некую высшую управляющую силу, которая не смогла защитить и тем самым предала. Теряется ощущение защищенности, справедливости, собственной правильности, появляются сомнения в себе. Женщины говорят об этом следующим образом: «Я впервые по-настоящему разуверилась в Боге, потеряла последние крупицы веры. Теперь я считаю, что все мы игрушки в руках слепого случая. В общем круговороте одна жизнь ничего не стоит»; «Я не понимаю, как Бог мог это допустить. Наверно, он меня наказывает за что-то. У меня большая обида на Бога. Я теперь не могу молиться. Чтобы зайти в церковь, мне себя надо заставить. Мне трудно верить, что в будущем будет все хорошо».

На фоне этого теряется ощущение безопасности и возникает неуверенность в своих силах, сомнения в себе, в возможности продлевать себя в детях. У родителей может появиться чувство, что в них самих есть что-то опасное, притягивающее смерть.

Защищая себя от негативных эмоций и болезненных чувств, человек «закрывается» от чувств к любимым людям. В результате он становится эмоционально недоступным для других детей. Поэтому, пока не проработана данная утрата, лучше не ориентироваться на следующее зачатие. Некорректными являются следующие комментарии специалистов в ситуации выкидыша: «Все хорошо, организм сам включил естественную систему регуляции и прервал нездоровую беременность»; «А если бы родился больной ребенок?»; «Хорошо, что ребенок умер, пока вы к нему еще не привыкли»; «Все к лучшему»; «Надо скорее родить другого ребенка».

Чем меньше совершена работа горя, тем меньше родители психологически готовы к следующему ребенку. Психологически для родителей возникает травматическая ситуация зачатия, поскольку одновременно присутствуют противоречивые чувства: удовольствие, страдание и боль.

При выкидыше физическая представленность ребенка выражена неявно, но его психологическое воплощение для родителей в случае желанности беременности имеет существенное значение. Происходит формирование образа ребенка, образа себя в материнской/отцовской роли, образа семьи и будущего в целом. Выкидыш блокирует внутреннюю активную психическую работу, создавая эффект незавершенного действия и вызывая состояние фрустрации как невозможности осуществить желания и ожидания. В этом отношении выкидыш является значительной утратой на символическом уровне — происходит потеря ожиданий мужчины и женщины относительно своего будущего. Требуется время для психической работы по выстраиванию нового образа себя в будущем и поиску места и роли произошедшего выкидыша в своей жизни в целом и в своем прошлом — в частности.

Стремление в ближайшее возможное время зачать другого ребенка, чтобы справиться с тяжестью утраты, создает ситуацию преждевременного зачатия. Оно становится защитной реакцией для родительской психики, но не обеспечивает благоприятных условий для развития ребенка. Преждевременное зачатие способно привести к рождению замещающего ребенка, особенно в том случае, если родители (особенно женщина) застревают в своих не реализовавшихся фантазиях о ребенке. Замещающий ребенок — ребенок, который был зачат с сознательным намерением одного или двух родителей «заменить» умершего ребенка, особенно умершего в младенчестве или потерянного в результате выкидыша [3].

Наступление новой беременности не противоречит работе горя, кроме того, играет активную роль в ее протекании. Однако это возможно только при условии сложной внутренней работы родителей. Беременность другим ребенком создает надежду на хорошее будущее, позволяет ждать чего-то нового, появляется возможность начать все сначала. Ребенок, рождающийся после выкидыша, не обязательно становится замещающим. Он может быть ребенком-восстановителем. Такой ребенок является знаком возвращения жизни, он дает силы и приносит радость своим зачатием и рождением. Это возможно в том случае, если родители благодаря внутренней психической работе смогли отделить образ утраченного ребенка от последующего.

Если же этого не происходит, то зачатие становится преждевременным. На основе наблюдения можно выделить следующие признаки преждевременного зачатия:

1)

женщине трудно отделить образ нового ребенка от прежнего;

2)

беременность проходит на фоне чувства опасности, женщина боится повторения выкидыша и боится вкладывать душевные силы в нового ребенка, чтобы не привязаться к нему и не переживать утрату вновь;

3)

беременность сопровождается выраженной тревогой, гиперконтролем и повышенным вниманием женщины к своим телесным ощущениям;

4)

со стороны отца может быть недостаток внимания к беременности жены из-за неспособности принять нового ребенка;

5)

беременность протекает на фоне депрессии, что создает привычный негативный психоэмоциональный фон для внутриутробного развития ребенка;

6)

прослеживается сверхценность беременности, возникающие сложности с ее протеканием переживаются как угроза своей целостности, идентичности;

7)

присутствует выраженный страх перед будущим, в котором утрата ребенка может повториться;

8)

наблюдается склонность к социальной изоляции, желание избегать разговоров о беременности и невынашивании, возможно переживание зависти, злости при виде беременных или пар с маленькими детьми.

Преждевременное зачатие создает значительную психологическую нагрузку на женщину, вызывая состояние напряженности. Данные условия нельзя назвать психологически благоприятными для вынашивания ребенка. Наличие интенсивных негативных переживаний, выраженный внутриличностный конфликт, сомнения в себе и недоверие к окружающим у беременной способны стать причиной повторного выкидыша. Следовательно, незавершенная работа горя, продолжение переживания утраты женщиной, сопровождающие преждевременное зачатие, могут приводить к привычному выкидышу.

Привычное невынашивание в этом случае становится результатом развития беременности на фоне психологической травмы. Выраженные страхи женщины во время следующей беременности, усиливающиеся в период состоявшегося ранее выкидыша, свидетельствуют о наличии не пережитых негативных эмоций и чувств, актуализирующихся при ожидании другого ребенка. Это подчеркивает важность психологической проработки внутренних переживаний родителей, особенно женщины, после выкидыша.

Следует учитывать, что переживание выкидыша женщиной и мужчиной может значительно отличаться. Поскольку мужчина не имеет фактической физиологической связи с внутриутробно развивающимся ребенком, для него выкидыш в большей степени становится утратой возможности принятия новой социальной роли отца и продолжения себя в будущем через ребенка. Это может формировать более поверхностное отношение мужчины к потере беременности жены и приводить к взаимному недопониманию и семейным конфликтам. В любом случае переживание выкидыша не может быть одинаковым для супругов.

Таким образом, выкидыш переживается женщиной и мужчиной как перинатальная утрата, которая способна привести к формированию значительной психологической травмы. Недооценивание величины индивидуального значения произошедшего выкидыша для женщины и мужчины, блокирование нормального процесса переживания горя способны привести к фиксации психологической травмы личности. Ее проявления приобретают отсроченный характер, создавая неблагоприятные психоэмоциональные условия для вынашивания последующей беременности и установления детско-родительских отношений.

 

Литература

1.   Акушерство. Национальное руководство / под ред. Э.К. Айламазяна, В.И. Кулакова, В.Е. Радзинского, Г.М. Савельевой. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. – 1200 с.

2.   Добряков И.В. Перинатальная психология. – СПб.: Питер, 2010. – 234 с.

3.   Поро М. Замещающий ребенок. – М.: Когито-Центр, 2016. – 211 с.

4.   Сидельникова В.М. Привычная потеря беременности. – М.: Триада-Х, 2002. – 304 с.

5.   Травма и психологическая помощь / Н. Сарджвеладзе, З. Беберашвили, Д. Джавахишвили [и др.]. – М.: Смысл, ЧеРо, 2005. – 180 с.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:618.39

Завгородняя И.В. Невынашивание беременности как переживание перинатальной утраты // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2017. – Т. 5, № 2(16) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Экзистециальная традиция

Выпуск № 21

Мартюшева В. (Украина) Чудо в хосписе

Максимова Е. (Украина) Самоубийство как ответ человека на вызовы бытия в условиях сужения видения жизненного пространства

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player