РУБРИКА:  НОВОСТИ и КОММЕНТАРИИ  \ПРОЕКТ "ИНЫЕ" 

ЯЗЫК РАЗУМА - ДОМ БЫТИЯ

Мы продолжаем публикацию сборника междисциплинарных исследований, объединенных темой «ИНЫЕ». Сборник был опубликован под эгидой Международного общества психопатологии экспрессии (СИПЭ). Издание приурочено к проведению выставки «Путеводитель» в Центре современного искусства «Арс-Форум», г. Ярославль, 25 ноября - 18 декабря 2005 года.

 

 «ИСКУССТВО АУСАЙДЕРОВ: ПУТЕВОДИТЕЛЬ» /

под ред. В.В. Гаврилова

Ярославль

ИНЫЕ

2005

Издание осуществлено при поддержке управления культуры мэрии г. Ярославля

 

© В.В. Гаврилов, 2005

© дизайн Я.В. Подгорнова, 2005

 

 

ЯЗЫК РАЗУМА – ДОМ БЫТИЯ

Игорь Борисович ЯКУШЕВ – кандидат медицинских наук, врач-психиатр, Северодвинск Архангельской области.

 

«То, что в медицине считается подлежащим устранению, может быть в искусстве исключительно ярким цветком». К. Д. Бальмонт.

 

Написание этой работы продиктовано отнюдь не обывательским желанием: порыться в психопатологии великих художников с дотошным выискиванием каких либо отклонений и поиском конкретных нозологических единиц. Тайна творчества и мистика гениальности, в принципе, должны пребывать в качестве terra incognita, и в этой чудесной неясности – дополнительная красота и даже интрига таланта (что, впрочем, не лишает исследователя - его права на версию). Но суть здесь - в другом. Полотна великих мастеров находятся в крупнейших галереях мира; и мы подчас не задумываемся о том, что иногда рассматриваем работы душевнобольных людей. Время и талант поставили произведения некоторых художников вне зависимости от их принадлежности к области психиатрии. Эти работы открыли для нас те стороны личности их создателей, которые позволяют видеть в человеке не потенциального пациента психиатрической больницы, но – творца. Следовательно, умение оценить человека по его достоинствам, а не по недостаткам или патологической симптоматике, в принципе, свойственно всем людям, но не все и не всегда пользуются этим умением. Никакая патология – ни хирургическая, ни терапевтическая, ни психиатрическая - не являются (по крайней мере, не должны являться) критерием оценки человеческой личности, хотя часто, к сожалению, бывает иначе.

Использование психиатрии в данном случае объясняется тем, что она иногда оказывается в роли инструмента, дающего иллюзию проникновения в лабораторию гения. Пусть это только иллюзия, но всегда интереснее напряжение интеллектуального поиска, чем релаксация упокоенного разума.

Часы жизни гения всегда идут иначе, чем у всех прочих людей, и это обстоятельство дает ему крохотную толику свободы. «…она подводит мои часы, вот уже четверть года уходящие вперед на полтора часа, чтобы они показывали время с точностью до одной минуты», писал Франц Кафка в «Дневнике» о своей невесте, которой было необходимо и достаточно «…обыденности, уютной квартиры, интереса к фабрике, обильных трапез, сна с одиннадцати часов вечера, натопленной комнаты…». В этих строках – быть может, лучшее определение принципиального расхождения жизненных кредо творца и обывателя. Обыватель, бездумно попирая свободу безумного (с его точки зрения) художника, приспосабливает время гения - к своему, обычному; ко времени «уютной квартиры, натопленной комнаты и фабрики». Иными словами, для творца жизненно необходимо именно творчество; а обыватель является творцом всего лишь собственных жизненных удобств. При этом каждый из них живет по своим часам: один – по усредненным и унифицированным («среднеевропейскому времени»); другой – по индивидуальным. И эта непреодолимая разница во времени часто оказывается существенным критерием для диагностических и терапевтических экзерсисов психиатра. Неизменное стремление измерять гения аршином собственного несовершенства характерно для всех эпох и режимов. Изменяются только некоторые частности и подробности, но суть остается постоянной: человек, выбивающийся из общего ряда, обращает на себя внимание, постепенно переходящее в недоумение, подчас чреватое развитием агрессии активного неприятия со стороны обывателей.

Но зато эта разница во времени, замеченная Ф.Кафкой, часто позволяет художнику-творцу переживать и собственный век, и современников-обывателей, делая его, по сути, бессмертным. Видимо, настоящий художник живет в других измерениях; где время течет иначе, не так прямолинейно и не столь размеренно; где система ценностей выстроена по-другому; где приоритеты и акценты расставлены не так, как в нашем хронотопе. И, если вся рота, кроме одного-единственного человека, идет в ногу; это еще отнюдь не означает того; что рота идет правильно, потому что «выпадающим из строя» человеком; который, возможно, просто слышит другую музыку, - как сказал Генри Торо; ими могут быть Николай Коперник, Артур Шопенгауэр, Пабло Пикассо, Франц Кафка и даже (уступка обывателю) – Билл Гейтс…

Индивидуальное время гения – средство достижения человеческого бессмертия. Индивидуальность, неповторимость настоящего искусства предполагает и уникальность Слова, которое произносится Мастером, независимо от вида его творчества. Именно это Слово, видимо, и ищут художники (если они – настоящие мастера), надеясь понять тайну Мироздания; именно поэтому они, создавая свой язык, разбирают материю на элементы, рассчитывая отыскать ту структурную единицу, из которой и построено все сущее. («Во всем мне хочется дойти до самой сути…», - написал Б.Л.Пастернак, обозначая главное нА-правление этого поиска). Слово стало символом жизни: не случайно Гамлет смерть встречает словами: «Дальнейшее – молчанье», а Мартин Хайдеггер написал: «Мы существуем…прежде всего в языке и при языке».

Человек-художник через свое творчество (вид болезни, так как оно не является нормой; а иногда болезнь и творчество вовсе сосуществуют) стремится сказать миру нечто свое, для чего ему иногда приходится изобретать свой живописный язык (logos), который он (художник) надеется сделать всеобщим – понятным для прочих. И здесь одной из главных задач мастера становится попытка «остановить мгновенье» (что и является сутью живописи: передача действительности в конкретный момент времени – реалистами; мгновенного впечатления – импрессионистами; спонтанной эмоции – экспрессионистами и проч.…), то есть – изменить течение Времени, его непреложность - словами свое-го языка, как пытался сделать Фауст у И.В. Гете. В поисках такого языка, который мог бы стать универсальным кодом, художник неизбежно приближается к архетипическим понятиям, о которых писал К.Г. Юнг и к Богу; а Он и есть всеобщий и главный архетип. К нему-то и сводится все, в том числе – и Вечность, являющаяся одним из синонимов Времени.

«Но забыли мы, что осияно

Только слово средь земных тревог,

И в Евангелии от Иоанна

Сказано, что слово это ­– Бог»

писал Н.С.Гумилев.

Но стремление изобрести, создать новый и, в то же время, универсальный язык, означает крушение всех основ нынешнего мироздания, ибо «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет»; а если заменить первый, - опорный камень фундамента, рухнет все здание. «…язык есть о-существляемый бытием и пронизанный его складом, дом бытия», - писал Мартин Хайдеггер. И новый язык многих художников не успевает «о-существиться бытием», становясь не всеобщим домом, а развалинами индивидуальной лаборатории. Поэтому многие художники, обладающие неповторимой индивидуальностью живописной манеры, которая, впрочем, так и не стала всеобщим язы-кОм, расплатились разумом за свои попытки перевоссоздать мир. Разум человека не в состоянии воспроизвести всю систему мироздания, в основе которой лежит «всего лишь» Слово. Попытки революции в этой Божественной филологии опасны для революционера-экспериментатора.

Поиски того, каким было то самое Слово (или «мысль», или «язык», и «идея» – в других оттенках перевода греческого слова «logos»), находятся в оппозиции к физической науке, которую тоже интересует структурный состав Материи и которая ищет не Слово, а некий материальный первоэлемент субстанции (греческое слово «атом» переводится, как «неделимый»).

Поиски Слова, бывшего в «начале» всего, обречены на неудачу, но из этих прекрасных неудач и состоит история всего изобразительного искусства. Интерес изобразительного искусства к теме безумия неуклонно нарастал с течением времени. Если прежде психопатология была редким гостем холстов и мольбертов, попадая туда в основном случайно; то потом она сумела стать угловым жильцом, постепенно обладая все большими правами, а еще через некоторое время - чуть ли не ответственным квартиросъемщиком. Раньше безумие мастера становилось причиной и его творческого краха; а в наше время психическое заболевание уже является почти непременным условием интереса к работам того или иного художника, причем почти безразлично – сам ли он болен или сюжеты его произведений отвечают этой теме. Почему так? Может быть, мир стал более безумен за эти столетия, а потому лучше воспринимает патологию, нежели норму? В конце концов, хорошо известно, что искусство отражает жизнь; и если мир, глядясь в зеркало полотен В.В. Кандинского, узнает себя; то, видимо, что-то подобное в этих картинах, действительно, есть… Тогда непонятно, почему мы все еще продолжаем смотреть на «Сикстинскую Мадонну» - то ли с печалью по навсегда утраченному, то ли - с надеждой увидеть хотя бы что-нибудь и в этом зеркале прошлых времен?…

Igor Yakushev, DM, psychiatrist from Severodvinsk (Archangels Region) in his article “Language as a house of existence” writes that “Measurement of the genius with the measures of his imperfection is characteristic of every epoch, but time and gift brought out many artists out of the ?eld of psychiatry. The inpiduality of art implies originality of the Master’s World. Artists in their attempt to understand the mystery of the Universe seek their pictorial language. Thus the Master approaches the eternal archetype and the God that is the main archetype. Lots of unique artists wishing to create a new universal language paid with their reason for the attempts to create the world”.

 

См. так же материалы сайта:

* Социальная психология личности. Практикум. Тема 5. Общение врача: умение слушать.

* Глава 2. Таинственное плацебо (Норманн Казинс)

* Психология медицинского работника: Подарки и взятки. Ятропатогении (по Р. Конечному и М. Боухалу).

* Некоторые психотерапевтические аспекты психологии лечебной деятельности.

 

Пишите на адрес info@medpsy.ru "Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика"
ISSN 2309−3943
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52954 от 01 марта 2013 г.
Разработка: Г. Урываев, 2008 г.
  При использовании оригинальных материалов сайта — © — ссылка обязательна.  

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player