РУБРИКА:  НОВОСТИ и КОММЕНТАРИИ  \ПРОЕКТ "ИНЫЕ" 

АРТ-ТЕРАПИЯ И ЭКСПО-ТЕРАПИЯ

Мы продолжаем публикацию сборника междисциплинарных исследований, объединенных темой «ИНЫЕ». Сборник был опубликован под эгидой Международного общества психопатологии экспрессии (СИПЭ). Издание приурочено к проведению выставки «Путеводитель» в Центре современного искусства «Арс-Форум», г. Ярославль, 25 ноября - 18 декабря 2005 года.

 

«ИСКУССТВО АУСАЙДЕРОВ: ПУТЕВОДИТЕЛЬ» /

под ред. В.В. Гаврилова

Ярославль

ИНЫЕ

2005

Издание осуществлено при поддержке управления культуры мэрии г. Ярославля

 

© В.В. Гаврилов, 2005

© дизайн Я.В. Подгорнова, 2005

АРТ-ТЕРАПИЯ И ЭКСПО-ТЕРАПИЯ

Арт-терапия – активно развивающийся метод психотерапии, разновидность терапии творчеством (креативной терапии – Creative Therapy, объединяющей музыкотерапию и драмотерапию). Арт-терапия предусматривает лечебное использование визуального творчества (живопись, рисунок, фотография, мозаика, витраж, коллаж, лепка, чеканка, грим, скульптура, боди-арт-терапия, маска, куклы /марионетки, резьба по дереву, выжигание, различные поделки из ткани и инсталляции из подручных предметов и т. п.). Выше перечисленное созвучно понятию изо-терапии (Р.Б. Хайкин, 1992). Возможно и сочетанное использование различных художественных приёмов: интермодальная арт-терапия (Intermodal Arts Therapy). Б.Д.Карвасарский (1998) и другие определяют арт-терапию как «использование искусства как терапевтического фактора»; лечебное приобщение к искусству.

Давно и не без основания возникают представления о целительности занятий творческой увлечённостью. Ещё в 1847 году российский врач-психиатр П.П. Малиновский, кроме «гигиенической» и «аптекарской помощи», рекомендовал лечение «посредством впечатлений». В России терапия с опорой на ресурсы творчества занимала важное место в системе лечебно-трудовых мастерских (терапия занятостью / occupation therapy). С конца 30-х гг., с момента организации изобразительной практики в лечебных целях, начинается история «самостоятельной» арт-терапии (А.Хилл) как варианта психотерапии. Естественно, в арт-терапии больше внимания уделяется самому процессу творческого самораскрытия (лечебному по своей сути) и диалогу с терапевтом, а не результату – созданию художественного произведения. Однако и при спонтанном самовыражении (от забавы до профессионального увлечения) креативный процесс несёт в себе и свойства исцеляющей процедуры (ауто арт-терапия) как самодостаточное лечебное средство.

С 70-х гг. ХХ в. в России клиническая практика осваивает в диагностике психоаналитически ориентированные графические проективные тесты; а с 90-х арт-терапия организуется в самостоятельную дисциплину (А.И.Копытин, 1999), имеющую множество техник, приемов, ставшую из преимущественно вспомогательного метода независимым. В стране появилась Ассоциация арт-терапии, журнал «Исцеляющее искусство», обучающие программы, обилие интересной литературы. Всё это параллельно и формирует интерес к психопатологическому творчеству.

Лечебно-реабилитационные эффекты арт-терапии возможны практически на любом этапе творчества: от его изготовления до демонстрации. В первом и наиболее распространённом случае это так называемый экспрессивный вариант арт-терапии (Expressive Arts Therapy, от «expressio» – лат. «выражение»), например, терапия творческим самовыражением (ТТС по М.Е.Бурно, 1989). При втором, так называемом импрессивном варианте арт-терапии («impression» – фр. «впечатление»), используют воздействие уже готовых произведений (написанные картины, записанная музыка и т.п.) чаще профессиональных мастеров, что перекликается с эстето- и культуртерапией. Эти два подхода могут использоваться одновременно, например, в рамках «музейной» арттерапии (О.В. Платонова, Н.Ю. Жвитиашвили, 2000), где в тоже время и развиваются эстетические навыки клиентов. Нами опробован и отслежен лечебно-реабилитационный эффект и при созерцании, обсуждении творчества непрофессионалов – художников с «психиатрическим опытом». В своей клинической практике (арт-клуб «Изотерра») мы используем взаимодополняющие экспрессивноимпрессивные подходы: от создания до экспонирования арт-терапевтическй экспрессии. При любом подходе представляется условно возможным выделить три взаимосвязанные функции изо-творчества: диагностическую, коммуникативную и терапевтическую (W.Gawrilow, 1996):

1. Диагностическая. Первоначально именно в диагностических целях татуировки и рисунки душевнобольных заинтересовывает французских психиатров (А.Тардье, 1872; М.Симон, 1876 – цит. по: Ж.Базен, 1995). Творчество как спонтанный акт является, как предполагается, желанием вырваться из изоляции аутистических переживаний и передать другим людям информацию о себе (А.Кемпинский, 1998). Стандартный (тематически заданный) рисуночный тест, как и спонтанная (свободная от рекомендаций) экспрессия выступают в роли иллюстративного или проективного визуального документа, отражающего индивидуально-психологические и личностные особенности автора, внутренние бессознательные конфликты, его проблемные и ресурсные составляющие. В ряде случаев можно выделить причины психического дискомфорта, познать «стенограмму болезни» с предположительными синдромальными, а то и нозологическими особенностями. Но проводить прямые параллели между исследуемым и его работами неправомерно: автор может имитировать или агравировать «чудачества». Одного лишь визуального материала для диагноза недостаточно, хотя он, безусловно, важен для уточнения имеющегося заболевания (Т.Ю. Колошина, 2002).

2. Коммуникативная. Прежде всего, диалоговость искусства, подмеченная экзистенциалистами (К.Ясперс), усматривающими в этом потребность самореализации, и привлекательна для различных аспектов арт-терапии. Даже в ситуации болезни, аутизма («тихо сам с собою»), художник, познавая себя, свои переживания, размышляет о мире; рисование трансформирует внутренние монологи в диалоги. Арт-терапия (и спонтанное творчество) предстает зримой связующей нитью между Художником и его альтернативными «мирами», творец может получить доступ к глубинным мыслям и чувствам. Рисунок содействует прояснению переноса, а изопроцедуры облегчают выстраивать доверительный контакт (терапевтический диалог) и способствует групповой психотерапевтической атмосфере. Преследуются и адаптивные цели. Спонтанное творчество, обладающее эстетической ценностью (Ар брют), значительно расширяет рубежи диалога художника с социумом, способствует присоединению его к «миру».

3. Терапевтическая. Диалоговость искусства позволяет развивать и терапевтические практики, обращённые прежде всего к эмоциональным и духовным компонентам личности. Артэкспрессия способствует невербальному отреагированию отрицательных переживаний, катарсическому эффекту и в условиях взаимоотношений с личностью арт-терапевта – решению внутренних конфликтов (психоаналитические подходы «разбираются» с прошлым). Рисование (и в настоящий период) содействует экологической ассимиляции переживаний, в каждом конкретном случае имеет место седативный, отвлекающий, активирующий эффект… При содействии экзистенциально-гуманистических методов намечается будущее. Развивающаяся креативность придаёт содержательную цель личности, способствует психологической целостности, адекватному принятию внутренних кризисов, выработке жизненных перспектив (Т.Ю. Колошина, 2002). Происходит гармонизация личности, что позволяет художнику самоутвердиться в творчестве, адекватно выбрать свой «общественно полезный, целебный стиль жизни» (М. Бурно, 1989). Арт-терапия в целом содействует реинтеграции личности и выходу из социально-психологической дезадаптации.

Организация процедуры рисования по типу структурирования, формализации чаще привносит диагностическую ценность. Неструктурированные занятия в неформальной обстановке (студийный вариант), когда пациентов побуждают к самостоятельному творчеству, наоборот, способствует терапевтически-реабилитационному эффекту.

Арт-терапия разрешает и вопросы психического здоровья: на «стыке» диагностического и коммуникативного аспектов творчества осуществляет психопрофилактические функции. При взаимодействии терапевтического и коммуникативного аспекта творчества – реабилитационные функции: предполагается своеобразная «санкция» на творчество, позволяющая достичь более высокого личностного уровня адаптации, субъективного качества жизни.

Очевидными достоинствами арттерапии как эффективного и ресурсного метода являются: экологичность, естественность, доступность, психологическая защищенность, универсальность, технологическая гибкость, магический ореол…

В процессе деинституализации психиатрии проводятся поиски новых адресных разносторонних психосоциальных воздействий. Концепция реабилитации представляется как сложная поэтапная интегративная система взаимосвязанных медицинских, психологических и социальных компонентов, направленных на восстановление личного и социального статуса больного (М.Кабанов, 1998). В ряде случаев терапия с опорой на ресурсы творчества, возможно, становится и основным видом лечения и ресоциализации, так как обладатель «психиатрического опыта», нередко не ограничен в творческих возможностях.

С 1999 года в ЯОКПБ начал работу, а с 2003 года регулярно работает при ЯОПНД арт-клуб «Изо-терра», где использовались партнёрские терапевтические взаимоотношения (М.Кабанов, 1998; И. Гурович, А. Шмуклер, Я.Сторожакова, 2004). Арт-терапия является стержнем лечебно-реабилитационной работы клуба. Помимо этого, мы поощряли пациентов и к самостоятельному креативному досугу. В целом психосоциально-коррекционные воздействия отличались интегративным подходом с неформальным, нередко импровизированным стилем проведения занятий. Стимулирующим моментом творчества является возможность последующего экспонирования произведений на выставках (в том числе и зарубежных).

В России в выставках творчества пациентов часто акцентировали авторское «безумие», вызывая реакции сенсационности или «снисходительного покровительства» (С.Гурвиц, 1992), что наблюдается и по настоящее время. В Польше аналогичные выставки сочетались с формами просветительской деятельности: проводились встречи с авторами и разъяснительная работа (Janicki A., 1970, цит. по: И.Р.Сёмин, А.П.Агарков, 1999).

Арт-проект «ИНЫЕ», интегрируя «иное» творчество, предложил рассматривать Аутсайдер-арт как явление, равноценное существующим категориям художественной культуры. Междисциплинарные конференции были нацелены на преодоление мифа об «ограниченных способностях» художников, находящихся «по ту сторону» здоровья (В.Гаврилов, И.Реховских, В.Урываев, 1998). Так, за первые 4 профессионально подготовленные выставки, с серией сопроводительных акций (концерты, разнообразные встречи, социологические опросы) «волонтерами» (студентами медицинских и психологических факультетов) было организовано более 100 «арт-терапевтических экскурсий», ориентированных на феноменологическое постижение внутреннего мира художников с элементами психообразования. У многочисленных посетителей выставок (по записям в книгах отзывов и результатам социологических опросов) общение с ИНЫМ творчеством вызвало отклик «в самом себе», стимулировало внутренний «труд души» при постижении уникальности ИНАКО бытия-в-мире (феномена экзистенциально-ориентированной психотерапии). Активное взаимодействие со СМИ изменило тон высказываний в прессе, телевидении, выявило востребованность и заинтересованность в подобных мероприятиях (93% анкетированных высказались за дальнейшее проведение подобных акций), позволило пересмотреть стереотипы восприятия и снять психиатрический акцент в восприятии «иного». Претерпела положительную динамику атмосфера «общественного мнения» (смягчение феномена стигматизации), начал формироваться у различных групп населения «толерантный» (терпимый) менталитет с более широким «диапазоном принятия» ИНАКО-бытия. Отмечалось оздоравливающее воздействие выставок и на самосознание больных.

Сегодня, как правило, мы проводим или участвуем в двух вариантах выставочных программ, представляющих экспрессию в различном статусе: арт-терапевтическое творчество (в том числе и спонтанное увлечение больных) или Искусство аутсайдеров (непрофессиональных, но уже художников). Каждая инициатива имеет и различный визуальный материал, и свои различные цели, задачи, особенности сопровождения и, естественно, разного зрителя. Но при любых вариантах мы можем рассчитывать на (адресный или косвенный, основной или сопутствующий) психотерапевтический и социотерапевтический эффект. Подобный практический опыт позволяет нам внести на рассмотрение обоснованность принятия и использования термина «экспотерапия».

Активное развитие арт-терапии, интерес к её результатам с точки зрения общекультурных ценностей способствует формированию взглядов, предполагающих, что современные психиатрические клиники могут рассматриваться своего рода «центрами нового искусства» (В.П.Самохвалов, 1998). С этим можно согласиться, но крайне осторожно. Действительно, знакомясь с работами из студий известных арт-терапевтов (Е.Беляковой (Москва); Е.Гончаровой (Владимир); Т.Якушевой (Калининград); В.Барсукова и Т.Ларькиной (С.-Петербург)) и многих других, встречаешься с произведениями крайне интересного творчества. Если в них и не заметно элементов прямого обучения рисованию, всё равно, просматривается «дыхание» арт-терапевта, налаживающего диалог с художником-пациентом. Это безусловно идёт на пользу последнему, но получается рисунок «совместного приготовления» – не спонтанный выплеск, характерный для Аутсайдер арт. В Европе имеются известные арт-центры: «Ла Тинайя» в Италии (для амбулаторных) и «Гуггинг» Дом художника в Австрии (для стационарных больных), где созданы условия для «выращивания» талантов на поле Аутсайдер арт. Но «в Гуггинге не занимаются арт-терапией. Там пытаются создать обстановку, в которой рождается то, что мир искусства оценивает и воспринимает именно как произведения искусства» (И.Файлахер, 1997).

В заключение, возвращаясь к арттерапии, еще раз подчеркнем: история исцеления через творчество имеет большую историю. Так, легенда о написании иконы «Образ Пречистые Богородицы Прибавление Ума» повествует о возвращении рассудка «сошедшему с ума» благочестивому иконописцу, неоднократно молившемуся Пресвятой Деве о возвращении разума и запечатлевшему её кратковременное видение (XVII в.). Первообраз – скульптура Лоретской Богоматери из Италии (ХI в.), однако сюжет, переделанный на «московский манер», наибольшее духовное истолкование и распространение получает именно в России. К чудотворным аналогичным Богородичным иконам: «Прибавление / Подательница ума», «Ключ разумения / Мудрости» стекались душевнобольные и родители, замечавшие у детей скудоумие, многие из которых по своей вере получали возвращение разума или прибавление мудрости (А.Титов, 1909; Е.Лукьянов, А.Трофимов, 2001). Сегодня самая древняя из известных икон Божьей Матери «Прибавление ума» находится в Покровской церкви г. Тутаева (бывш. Романова-Борисоглебска) на Ярославской земле, и это можно рассматривать как пример из истории спонтанной арт-терапии.

Опыт прошлого и настоящего свидетельствует о целесообразности, востребованности и актуальности арттерапевтической и социокультурной деятельности с опорой на ресурсы творчества и обязывает продолжить нашу практику.

The article “Introduction into art therapy” by Vladimir Gavrilov, head of the “Isoterra” artclub, describes communicative, diagnostic and therapeutic features of art-therapy as part of mental patients’ rehabilitation process. The author pays attention to XVII century legend of spontaneous art-therapy cases. For example, the process of painting of the icon “The Blessed Virgin of addition to reason” returns the reason to the pious “insane” icon-painter who used to pray for becoming sane and painted momentary visions of the Blessed Virgin. The similar miraculous icons of the Blessed Virgin attracted mentally-ill people and parents whose children were feeble-minded, and lots of them gained addition of wisdom due to their belief.

См. так же материалы сайта:

*  Урываев В.А. "Понимание ИНЫХ"

* Предмет, задачи и значение медицинской психологии (М.С. Лебединский, В.Н. Мясищев)

* Глава 5. Системный подход к здоровью и исцелению (Норманн Казинс)

* Болезнь как кризисная ситуация (по И. Харди)

Пишите на адрес info@medpsy.ru "Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика"
ISSN 2309−3943
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52954 от 01 марта 2013 г.
Разработка: Г. Урываев, 2008 г.
  При использовании оригинальных материалов сайта — © — ссылка обязательна.  

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player