Платонов К.И.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Контент-анализ слов, обозначающих цвета, у пациентов
с алкогольной зависимостью

Перегуда С.Н. (Курск, Россия)

 

 

Перегуда Сергей Николаевич

Перегуда Сергей Николаевич

–  дипломированный психолог; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Курский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Карла Маркса, 3, Курск, 305001, Россия. Тел.: 8 (471) 258-77-37.

E-mail: Pereguda.serega2016@yandex.ru

 

Аннотация. В статье рассматривается проблема соотношения процесса категоризации цвета и функций программирования, контроля и регуляции психической деятельности (исполнительных функций). Цель исследования — рассмотреть уровень функционирования процесса категоризации у больных алкогольной зависимостью (алкоголизм 2 стадии). Проанализированы научные достижения в области психолингвистики и нейролингвистики, касаемо проблемы процесса категоризации и категоризации цвета. Рассматриваются теоретические и эмпирические данные о методе контент-анализа. В исследовании использованы методы: клиническая беседа; пробы из нейропсихологического альбома Лурии А.Р. (проба «кулак — ребро — ладонь», проба Озерецкого, пробы на реакцию выбора и модифицированный вариант стимульного материала на эффект Струпа); эмпирический приём по типу называния слов в ответ на предъявления стимула в виде названия определённого цвета (красный, зелёный, жёлтый, синий, серый) за ограниченное время (в течение одной минуты); метод контент-анализа. Результаты: метод контент-анализа может быть эффективно использован для анализа процесса категоризации у больных с алкогольной зависимостью. В ходе анализа были выявлены: частота называния слов в ответ на определённый цвет и преимущественное использование пациентами с алкогольной зависимостью слов с высоким семантическим размахом (имеющим в большинстве случаев неопределённые значения по отношению к цветам). Эмпирический приём в виде называния слов в ответ на предъявление стимула в виде называния определённого цвета за ограниченное время (в течение одной минуты) с целью изучения функций программирования, контроля и регуляции психической деятельности на речевом уровне указывает на перспективность его использования в рамках дополнительного диагностического инструментария для оценки исполнительных функций и их взаимоотношений с процессом категоризации цвета. Были выявлены значимые различия у больных алкогольной зависимостью и испытуемых из контрольной группы по тематической направленности называния слов, что, вероятно, говорит о функционировании разных стратегий процесса категоризации у данных групп и о специфическом вкладе в их осуществление лобных отделов головного мозга.

Ключевые слова: процесс категоризации; категоризация цвета; исполнительные функции; алкогольная зависимость; лобная кора головного мозга; нейропсихология; нейролингвистика; психолингвистика; метод контент-анализа.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Эффективность взаимоотношений между психологией и лингвистикой в целом и психологическими и лингвистическими методами исследования показана и подтверждается многочисленными исследованиями ([2; 18; 29] и др.). Изучением психологических и лингвистических аспектов речевой деятельности занимается психолингвистика. Она тесно соприкасается с разными дисциплинами и пытается решить такие проблемы, как проблема соотношения языка и сознания, проблема восприятия и порождения речи и др. [1; 7]. Благодаря появлению и развитию современных методов и возникновению революционных идей в науке, учёные стали рассматривать взаимоотношения языка и мозга как единую сложноорганизованную систему, требующую появления новых подходов к пониманию данной проблемы. Появилась такая дисциплина, как нейролингвистика, в настоящее время бурно развивающаяся и показывающая высокий потенциал в решении имеющихся на данный момент проблем [11].

Одним из традиционных и эффективных подходов к рассмотрению специфики функционирования психики и речевой сферы человека является клинический подход в нейропсихологии и нейролингвистике. Данный подход привнёс многое в понимание порождения речи и её восприятия, процесса категоризации, специфики речевых процессов при обширном и локальном поражениях головного мозга, определённых нозологиях и т. д. Но до сих пор является актуальной проблема процесса категоризации цвета в целом и проблема соотношения процесса категоризации цвета и функций программирования, контроля и регуляции психической деятельности в частности ([8; 9; 11; 17; 23] и др.).

В нашем исследовании делается попытка продвинуться в решении проблемы соотношения процесса категоризации цвета и функций программирования, контроля и регуляции психической деятельности (исполнительных функций). Если конкретно, каким образом влияет изменение работы функций программирования, контроля и регуляции психической деятельности (при алкогольной зависимости) на функционирование процесса категоризации цвета. В частности, в данном случае интерес также заключается в возможности применения метода контент-анализа для психолингвистического анализа процесса категоризации цвета при алкогольной зависимости.

Цель исследования — рассмотреть уровень функционирования процесса категоризации у больных алкогольной зависимостью (алкоголизм 2 стадии). Для этого, во-первых, проанализируем научные достижения в области психолингвистики и нейролингвистики касаемо проблемы процесса категоризации и категоризации цвета. Во-вторых, рассмотрим некоторые теоретические и эмпирические данные о методе контент-анализа. В-третьих, приведём результаты эмпирического исследования и их обсуждение.

Проблема соотношения языка и мышления, других психических процессов и функций всегда являлась и является точкой внимания многих исследователей. На протяжении долгого времени такие исследователи, как Выготский Л.С., Лурия А.Р., Фрумкина Р.М., Вежбицкая А., Уорф Б.Л., Сепир Э. и многие другие рассматривали и рассматривают данную проблематику с различных точек зрения [2; 3; 12; 18; 20; 22]. Изначально подход к проблеме был достаточно прямым — язык определял мышление и в целом наше восприятие, то есть язык создавал нам определённые рамки, в пределах которых мы могли осмысливать и осознавать реальность [20; 22]. Далее благодаря более углубленному изучению данного вопроса многие исследователи пришли к выводам неоднозначным, но рассматривающим проблему соотношения языка и мышления как имеющую более сложноорганизованные опосредованные связи [2; 11; 12; 18]. Выготский Л.С., Лурия А.Р. и др. в исследованиях показали всю сложность и опосредованность связей между речью и мышлением, развитием этой связи в онтогенезе, изменения при патологии. Авторы заключили, что ребёнок осваивает речь и вместе с тем культуру не только под влиянием организованного обучения, но и через разнообразную деятельность. Ребёнок не просто пассивно перенимает опыт, он его активно приобретает [3; 12]. Эта важная особенность прослеживается и на примере этнопсихологических исследований: Уорф Б.Л., изучая племя хопи, заключил прямое ограничение языком восприятия мира, грубо говоря, какова грамматика языка — таковы и возможности функционирования процесса категоризации и восприятия в целом [22]. Лурия А.Р. доказывал идеи культурно-исторического подхода, изучая восприятие иллюзий у узбеков, и в итоге делал противоречащие предыдущим авторам выводы. А.Р. Лурия в научных изысканиях пришёл к заключению, что зрительное восприятие имеет сложное системное и смысловое строение, меняющееся в историческом развитии, включает при этом в свой состав различную по содержанию переработку зрительной информации: от непосредственного впечатления, через призму практического предметного опыта и опосредствуясь языком. Таким образом, «…по мере перехода к более сложным историческим условиям формирования познавательных процессов меняются и отдельные явления зрительного восприятия» [10, с. 54].

Если рассматривать конкретно процесс категоризации, то можно особо отметить таких авторов, как Rosh E., Вежбицкая А. и др. Rosh E. в работах выделяет семантические и природные категории, при этом цвет относит именно ко вторым. Вывод автора, по сути, сводится к тому, что категория цвета имеет некое ядро, которому соответствует некоторый образец цвета, и чем далее от центра к периферии, тем соотнесение категории к образцу цвета становится более дифференцируемым. И на это влияет культурный аспект, хотя содержание универсально для всех языков [29]. Вежбицкая А., основываясь на собственных исследованиях, выделила так называемые слова-примитивы, составляющие смысловые и лексические единицы языка примитивов, в том числе и те, которые универсальны практически для всех языков [2]. Более подробно изучая семантический аспект языка, Фрумкина Р.М. указывает на наличие наравне с категоризацией процесса концептуализации — процесса поиска смысла; вместе они функционируют как единая система [18]. Выготский Л.С., Лурия А.Р. и др., рассматривая связи речи и мышления многосторонне (с позиции нормы и патологии), определили категорию предметной «отнесённости», содержательно рассмотрели путь развития языка от симпрактического к синсемантическому и др. [3; 12]. Так, Лурия А.Р. и др. утверждают, что при различных вариантах патологии (включая поражения лобных отделов) появляются тенденции к искажению сложных семантических связей между категориями, что ведёт к называнию слов не относительно их значения и категориальной принадлежности, а, например, по их звучанию [13].

В рамках отечественной психофизиологии интересен подход к проблеме категоризации цвета с позиции векторной психофизиологии [6; 21]. Измайлов Ч.А. и др. в исследованиях указывают, что средовых различий в цветоразличении надпороговых стимулов не имеется, так же как и цветоразличения пороговых стимулов [4]. Это, вероятно, указывает не на столь прямое и ограничивающее влияние процесса категоризации (а в целом языка) на восприятие цвета.

В нейронауке имеется обширное число работ, в которых отражается роль разных областей головного мозга в категоризации цвета, но часто такие исследования имеют хоть и доказательный, но достаточно однотипный характер, поскольку используют ограниченные методы для изучения такой многосторонней и сложноорганизованной функции как речь. В то же время исследователями были сделаны значимые выводы относительно функционирования процесса категоризации в зависимости от вклада определённого полушария головного мозга, лобных и других зон мозга и т. д. [24; 25; 26; 27; 28; 31]. В нашем исследовании мы стараемся придерживаться методологических оснований отечественной нейропсихологии, так как, по нашему мнению, верное применение этого подхода способствует более всестороннему и многоаспектному рассмотрению психических функций и процессов [8; 9; 14; 16; 23]. В рамках данного подхода по изучению восприятия цвета и процесса категоризации цвета имеются работы Хомской Е.Д., Николаенко Н.Н., Федоровской Е.А. и др. Хомская Е.Д. и Федоровская Е.А. выявили у больных с поражениями головного мозга (односторонним/двусторонним и с разной локализацией очага) тенденцию чаще использовать простые названия для обозначения цвета. При этом при поражении правого полушария пациенты чаще использовали отвлечённые понятия, в то время как при поражении левого полушария доминировали простые названия [23].

В науке контент-анализ (анализ содержания) определяется как метод сбора данных и анализа содержания текста [15]. Этот качественно-количественный метод анализа содержания относится и к рисункам, словам, символам, понятиям и т. д. Данный метод является популярным как в психолингвистике, так и в других областях науки, имеет множество контент-аналитических систем и может применяться в качестве основного метода, параллельного и дополнительного [5; 15; 19].

Методическое оснащение

В исследовании использовали экспериментальное воздействие по типу называния слов в ответ на предъявления стимула в виде названия определённого цвета (красный, зелёный, жёлтый, синий, серый) за ограниченное время (в течение одной минуты). Заданием для испытуемого было назвать в течение одной минуты как можно больше слов, явлений и так далее, что по его мнению окрашено в названный экспериментатором цвет. При этом нужно называть предметы в порядке от тёмного к светлому по отношению к заданному цвету (например, задаётся зелёный, возможный правильный ответ испытуемого: хвоя, ива, листья салата и т. п.). Специфика задания заключалась в том, что, во-первых, сам факт ограничения времени и необходимость выполнить задание способствовали активизации ЦНС с одной стороны, и с другой стороны, позволяли проявлению более стереотипных стратегий психической деятельности. Во-вторых, дополнительных усилий требовало удержание программы выполнения последовательности называния слов. Описанные воздействия были созданы с целью рассмотреть в целом уровень функций программирования, контроля и регуляции, и в частности функционирование процесса категоризации цвета на данной уровне.

Главным образом для анализа полученных в исследовании данных использовался метод контент-анализа. Единицей анализа являлись ответы испытуемых. Оценивались характеристики содержания текста: частота и направленность. Направленность здесь — это тематическая направленность названных испытуемым слов, которая понимается как названия предметов одной тематической группы по содержанию, преимущественно расположенных в одном из трёх направлений: перечисление слов из одной группы (например, малина, клубника, ежевика (группа «Ягоды»); конкретизация (машины, автобус, синий автобус); обобщение (красный свитер, свитер, одежда). Дополнительно рассматривался показатель «форма построения ответа» — она была либо односложной, либо двух- и многосложной.

В исследовании приняли участие 48 человек, большей частью правши (на основе данных нейропсихологических проб на «скрытое левшество» А.Р. Лурии [9]), из которых контрольная группа — 23 человека (здоровые испытуемые: не имеется поражения головного мозга, нет наличия в анамнезе травм головного мозга и потери сознания, средний возраст — 28,6 года) и экспериментальная группа — 25 человек (пациенты с алкогольной зависимостью, диагнозы: F10.4 и F10.3 по МКБ-10, средний возраст — 39,1 года). Для оценки уровня функций программирования контроля и регуляции психической деятельности использовались пробы из нейропсихологического альбома Лурии А.Р.: проба «кулак — ребро — ладонь», проба Озерецкого, пробы на реакцию выбора [Там же] и модифицированный вариант стимульного материала на эффект Струпа [30].

Статистическая обработка полученного материала проводилась на основе U-критерия Манна — Уитни. Значимыми считались результаты при p≤0,01.

Результаты и их обсуждение

Данные по частоте ответов испытуемых контрольной и экспериментальной групп относительно определённого цветового стимула представлены в таблице 1.

 

Таблица 1

Частота ответов на определённые цветовые стимулы

 

Было выявлено, что испытуемые из контрольной группы намного чаще используют слово «кровь» на красный цвет, слово «солнце» на жёлтый цвет и слово «море» на синий цвет. Испытуемые из экспериментальной группы чаще используют в качестве ответа на различные цветовые стимулы такие слова, как «стул», «машина», то есть слова, имеющие обширное количество значений по отношению к цвету. В целом для обеих групп характерно частое называние на синий цвет слов «небо», «море»; на зелёный цвет — «лист», «трава»; на жёлтый цвет — «солнце»; на красный цвет — «кровь». При этом наименьшая частота называния слов обнаруживалась на серый цвет. Третьим словом по частоте было слово «машина», цвет которой для контрольной группы был в рамках красного, синего и серого, а для экспериментальной группы в рамках всех использованных цветов. В целом можно сделать вывод, что пациенты с алкогольной зависимостью чаще в ответах используют слова высокого семантического размаха (то есть слова, имеющие неопределённое значение по отношению к цвету: «машина», «стол», «стул», «ручка» и др.), чем испытуемые из контрольной группы, которые чаще использовали слова с более определённым значением по отношению к цвету: «небо», «кровь», «огонь», «снег» и др.

Далее рассмотрим показатели «форма построения ответа» и «тематическая направленность называния слов» (см. таблицу 2). Выявлено, что двух/многосложная структура ответа наблюдалась как у испытуемых из контрольной группы, так и у пациентов с алкогольной зависимостью. Это были выражения «красная площадь», «осенняя листва», «побережье океана» и др. в основном для контрольной группы и «красный помидор», «зелёное яблоко» и т. п. преимущественно для экспериментальной группы. Часто для обеих групп характерно называние односложных структур. Статистически значимых различий по данному показателю выявлено не было.

В то же время критерий тематической направленности называния слов в сравнении испытуемых из контрольной и экспериментальной групп показывает статистически значимый результат. Для испытуемых контрольной группы характерно явное предпочтение в перечислении слов из одной тематической группы без использования конкретизации и/или обобщения в рамках группы: высохший асфальт — мокрый асфальт — бетон и др. Испытуемые из экспериментальной группы чаще используют конкретизацию: одежда — свитер — красный свитер и др. Называние слов в порядке обобщения (красный стул — стулья — мебель и др.) использовали нечасто как экспериментальная, так и контрольная группы.

 

Таблица 2

Результаты статистической обработки эмпирических данных контрольной и экспериментальной групп

 

В итоге исследования были сформулированы следующие выводы:

•   Метод контент-анализа может быть эффективно использован для анализа процесса категоризации у больных алкогольной зависимостью. В ходе анализа были выявлены: частота называния слов в ответ на определённый цвет и преимущественное использование пациентами с алкогольной зависимостью слов с высоким семантическим размахом (имеющим в большинстве случаев неопределённые значения по отношению к цветам).

•   Применение экспериментального воздействия в виде называния слов в ответ на предъявление стимула (называние определённого цвета за ограниченное время — в течение одной минуты) с целью изучения функций программирования, контроля и регуляции психической деятельности на речевом уровне указывает на перспективность этого приема в рамках дополнительного диагностического инструментария для оценки исполнительных функций и их взаимоотношений с процессом категоризации цвета.

•   Были выявлены значимые различия у больных алкогольной зависимостью и испытуемых из контрольной группы по тематической направленности называния слов, что, вероятно, свидетельствует о функционировании разных стратегий процесса категоризации у данных групп и о специфическом вкладе в их осуществление лобных отделов головного мозга.

 

Литература

1.   Апресян Ю.Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики (краткий очерк). – М.: Просвещение, 1966. – 301 с.

2.   Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / пер. с англ.; отв. ред. М.А. Кронгауз; вступ. ст. Е.В. Падучевой. – М.: Pусские словари, 1996. – 416 с.

3.   Выготский Л.С. Мышление и речь. – 5-е изд., испр. – М.: Лабиринт, 1999. – 352 с.

4.   Гарусев А.В., Ван Дань, Измайлов Ч.А. Исследование цветоразличения у представителей российской и китайской популяций // Вестник Московского университета. Серия 14: Психология. – 2011. – № 2. – С. 154–165.

5.   Денисенко В.Н., Чеботарева Е.Ю. Современные психолингвистические методы анализа речевой коммуникации: учеб. пособие. – М.: РУДН, 2008. – 258 с.

6.   Измайлов Ч.А., Черноризов А.М. Язык восприятия и мозг // Психология. – 2005. – № 4. – С. 22–52.

7.   Ковшиков В.А., Глухов В.П. Психолингвистика. Теория речевой деятельности. – М.: АСТ, Астрель, 2007. – С. 226.

8.   Корсакова Н.К. Нейропсихология внимания и «задача Струпа» // Вестник Московского университета. Серия 14: Психология. – 2014. – № 3. – С. 26–33.

9.   Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга. – 2-е изд., доп. – М.: Изд-во МГУ, 1969. – 504 c.

10.   Лурия А.Р. Об историческом развитии познавательных процессов. Экспериментально-психологическое исследование. – М.: Наука, 1974. – 172 с.

11.   Лурия А.Р. Основные проблемы нейролингвистики. – М.: Либроком, 2009. – 256 с.

12.   Лурия А.Р. Язык и сознание / под ред. Е.Д. Хомской. – 2-е изд. – М.: Изд-во МГУ, 1998. – 336 с.

13.   Лурия А.Р., Виноградова О.С. Объективное исследование динамики семантических систем // Семантическая структура слова: Психолингвистические исследования. – М., 1971. – С. 27–63.

14.   Николаенко Н.Н. О роли доминантного и недоминантного полушарий мозга в восприятии и обозначении цвета // Физиология человека. – 1981. – Т. 7. – № 3. – С. 441–448.

15.   Ньюман Л. Неопросные методы исследования // Социологические исследования. – 1998. – № 6. – С. 119–129.

16.   Полонская Н.Н. Случай зрительной агнозии у больной с двусторонним нарушением мозгового кровообращения в задних мозговых артериях. Сообщение 2. Исследование нарушений зрительного узнавания лиц, пространства, цвета и букв // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2010, № 1. – С. 70–83.

17.   Седов К.Ф. Нейропсихолингвистика. – М.: Лабиринт, 2007. – 224 с.

18.   Семантика и категоризация / Р.М. Фрумкина, А.В. Михеев, А.Д. Мостовая [и др.]. – М.: Наука, 1991. – 168 с.

19.   Семёнова А.В., Корсунская М.В. Контент-анализ СМИ: проблемы и опыт применения / под ред. В.А. Мансурова. – М.: Институт социологии РАН, 2010. – 324 с.

20.   Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии / пер. с англ.; общ. ред и вступ. ст. А.Е. Кибрика. – М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1993. – 656 с.

21.   Соколов Е.Н., Измайлов Ч.А. Цветовое зрение. – М.: МГУ, 1984. – 175 с.

22.   Уорф Б.Л. Отношение норм поведения и мышления к языку // Новое в лингвистике. – Вып. 1. – М., 1960. – C. 135–168.

23.   Хомская Е.Д., Федоровская Е.А. Уровневая организация цветовых функций (нейропсихологический подход) // Проблема цвета в психологии / отв. ред. Н.Н. Корж, А.А. Митькин. – М.: Наука, 1993. – С. 151–172.

24.   A Comparison of Primate Prefrontal and Inferior Temporal Cortices during Visual Categorization / D.J. Freedman, M. Riesenhuber, T. Poggio [et al.] // The Journal of Neuroscience. – 2003. – Vol. 23, № 12. – Р. 5235–5246.

25.   Badre D. Cognitive control, hierarchy, and the rostro-caudal organization of the frontal lobes // Trends in Cognitive Sciences. – 2008. – Vol. 12, № 5. – P. 193–200.

26.   Badre D., Wagner A.D. Selection, Integration, and Conflict Monitoring: Assessing the Nature and Generality of Prefrontal Cognitive Control Mechanisms // Neuron. – 2004. – Vol. 41, № 3. – P. 473–487.

27.   Newly trained lexical categories produce lateralized categorical perception of color /  Ke Zhou, Lei Mo, Paul Kay [et al.]  //  PNAS.  – 2010. – Vol. 107, № 22. – P. 9974–9978.

28.   Representation and Brain / edit. by S. Funahashi. – Tokyo: Springer. – 2007. – 366 p.

29.   Rosch E. Principles of categorization // Cognition and categorization / edit. by E. Rosch, B. Lloyd. – Hilsdale, NJ: Erlbaum, 1978. – P. 27–48.

30.   Stroop J.R. Studies of Interference in Serial Verbal Reactions // Journal of Experimental Psychology: Generak. – 1992. – Vol. 121, № 1. – P. 15–23.

31.   Whorf hypothesis is supported in the right visual field but not the left / A.L. Gilbert, T. Regier, P. Kay [et al.] // PNAS. – 2006. – Vol. 103, № 2. – Р. 489–494.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:616.89-008.441.13

Перегуда С.Н. Контент-анализ слов, обозначающих цвета, у пациентов с алкогольной зависимостью // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2017. – T. 9, № 5(46) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год
Яндекс цитирования Get Adobe Flash player