РУБРИКА:  ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Глубокоуважаемые гости!

В июле-августе 2012 года (с 01 июля по 30 августа включительно), на вопросы посетителей портала отвечал доктор медицинских наук, профессор

Борис Юрьевич Приленский (Тюмень)

Автор и соавтор трудов, размещенных в БИБЛИОТЕКЕ портала.

МОНОГРАФИЯ:
Козлов В.В., Приленский Б.Ю., Приленская А.В. Клиническая трансперсональная психотерапия

СТАТЬИ:

Приленский Б.Ю, Приленская А.В., Федорова И.И., Култышев Д.В. (Тюмень) Актуальные вопросы психотерапии зависимого пищевого поведения.

Приленский Б.Ю., Приленская А.В. Невротический конфликт в свете трансперсональной психотерапии.

 

 

Уважаемый Борис Юрьевич!

После прочтения на сайте журнала Вашей статьи «Невротический конфликт в свете трансперсональной психотерапии», у меня возникли следующие вопросы:

Уточните, пожалуйста, какие критерии позволяют констатировать достижение человеком «более высокого уровня сознания» в процессе трансперсональной психотерапии?

Какие техники трансперсональной психотерапии видятся Вами как наиболее эффективные при работе с невротическими конфликтами?

Людмила Доманецкая (Красноярск)

— 1 —

О расширение границ сознания можно говорить по совокупности таких признаков, как отказ от неадаптивных, привычных, шаблонных форм поведения. Выход из неблагоприятного жизненного сценария с необходимостью проживать не свою жизнь, а продиктованную «родительскими» предначертаниями, с игнорированием собственных желаний, установок. Расширение сознания – это и выход с уровня первичных потребностей по А. Маслоу на уровень метапотребностей.

— 2 —

Мы считаем применение интенсивных дыхательных психотехнологий (холотропное дыхание, ДМД, ребефинг) в сочетании с телесноориентированной, танцедвигательной терапией, медитацией, направленной визуализацией и т.д. наиболее перспективными и действенными при работе с невротическими конфликтами.

Уважаемый Борис Юрьевич!

Разрешите задать Вам несколько вопросов по Вашей статье «Невротический конфликт в свете трансперсональной психологии».

В связи с рисунком уровней сознания, который, вероятно, является смысловым ядром статьи, встает вопрос о Ваших антропологических позициях. А именно: что такое, в Вашем понимании, личность? Как она соотносится с сознанием, с телом? Почему личностный уровень сознания оказался ниже телесного уровня, который выше к тому же и поведенческого? Интересно это в свете того, что Вы ссылаетесь на мнение И. Ялома о том, что личность превосходит все свои компоненты.

Почему, на Ваш взгляд, измененное состояние сознания – «возможность перейти на более высокий уровень сознания»? Чем, помимо приведенного рисунка, определяется высота уровня сознания? Приведу пример. Состояние патологического аффекта, в котором совершается часть преступлений, – состояние, сопровождающееся и изменением сознания. Однако вряд ли можно сказать, что человек, совершивший преступление в таком состоянии, был на более высоком уровне своего сознания. Что будет критерием высоты: излечение от симптомов, нравственный прогресс, что-то другое?

Вы говорите об измененных состояниях сознания как о пути к истинной духовности, не связанной религиозными и прочими догмами. Однако в Вашей риторике ощущается желание достичь чего-то высокого за «очень короткое время», «сэкономить время и материальные средства». В связи с этим риторический вопрос: не кажется ли Вам, что трансперсональная психология – эрзац подлинных духовных практик, требующих всегда больших усилий и времени, эрзац, очень удобный для человека из общества потребления?

С уважением, Алексей Немцев (Томск)

— 1 —

Поведенческий уровень – это уровень масок и примитивных шаблонов. Это самая наружная и легко наблюдаемая оболочка. Фрейдовская личность – безусловно, громадный шаг вперед. Тело, традиционно игнорируемое западной культурой, всегда включалось в личностные структуры на Востоке. Познание тела развивает человека. Неслучайно во всех древних культурах к телу относились с большим уважением. Личность, по-видимому, не должна заключаться в привычной скорлупе фрейдистских представлений. Здоровая, гармоничная личность интегрирует, безусловно и все остальные уровни и превосходит все свои компоненты. Противопоставлять личность и тело непродуктивно. Изоляция, отделение тела из понятия Эго приводит к его подавлению. Потребности тела игнорируются. Это прямой путь к невротизации и болезням.

— 2 —

Не каждое измененное сознание ведет к его расширению. Физиологический, а тем более патологический аффект ведет к значительному сужению границ сознания. Состояния измененного сознания, достигаемые с помощью психоактивных веществ, также не приводят к его расширению. После алкогольного опьянения очень маловероятны инсайты и великие открытия.

Критерием расширение сознания могут быть возможность самопознания и познания ближнего в процессе групповой работы. Появление понимания своей проблематики и новых путей выхода. Расширение границ потребностей – с первичных, физиологических до метапотребностей. Исчезновение симптомов – это тоже один из показателей расширения сознания.

— 3 —

Трансперсональная психотерапия – это не эрзац и не заменитель практик. Да, жаль, что Россия (и не только) утратила многие важные традиции духовных практик. Может быть, ситуация такова, что мы слишком многое должны пройти как можно быстрее, если хотим оставаться людьми.

В процессе трансперсональной психотерапии возникает лишь возможность (не у всех, безусловно), которой, увы, не обязательно тот час же воспользуется каждый. Некоторым достаточно того, что заработал кишечник или исчезли боли в спине. Но если человек переживает определенный опыт духовных переживаний, то это дает ему шанс думать не только о том, что навязано обществом потребления.

Я категорически против обещаний с помощью транспрсональных технологий всем раздавать просветление или духовность. Каждый возьмет столько, сколько он готов.

Уважаемый Борис Юрьевич!

Как происходящий в трансперсональной психотерапии процесс расширения сознания связан с проявлением истинной духовности?

Дмитрий Труевцев (Барнаул)

Истинная духовность невозможна, если человек неспособен подняться выше обывательских стереотипов поведения. Для «нормальной» жизни, по имеющимся данным, вполне достаточно малого объема сознания. Общество потребления способствует закрепощению сознания на уровне простых шаблонов поведения. Не зря одухотворенных считали «блаженными», а психиатры с подозрением относятся к религиозности, а культурному человеку не всегда легко адаптироваться в обществе потребления.

Нормальное развитие личности ведет к расширению границ сознания, в соответствии с возрастными этапами появляются потребности все более высокого порядка. С точки зрения гуманистической психологии личность стремиться к саморазвитию и самоактуализации. Человек изначально прекрасен, добр и одухотворен.

Трансперсональная психотерапия выступает в качестве катализатора естественных процессов саморазвития, способствуя выправлению ошибок и восполнению недостатков. Но эта духовность не «подражательная», не навязанная модой или директивными указаниями руководителя.

Уважаемый Борис Юрьевич!

У меня возникло несколько вопросов к Вам.

Учитывались ли личностные особенности пациентов при выборе психотерапевтических методик? И целесообразно ли их учитывать?

Отличались ли результаты проведенной психотерапии у взрослых и подростков?

Насколько возможно проводить психотерапию в условиях поликлиник и больниц?

Спасибо!
С уважением Елена Винарчик (Владимир)

— 1 —

Прежде всего, человеку, пришедшему в группу, желательно доверять ведущему группы и методикам, им применяемым. Если не соблюсти это условие, очень много сил можно потратить потом на преодоление тревоги, страха, скепсиса и предубеждения. Важно, чтобы человек не был примитивным. Эта методика для умных людей. Психопатические черты могут также здорово осложнять работу. Идеальный клиент – доброжелательный, дружелюбный, понимающий задачи, которые он ставит пред собой.

Понятно, что в реальной жизни все немного по-другому. Поэтому ведение группы требует от ведущего такта, умения и мастерства и, безусловно, личностной проработанности.

— 2 —

Принципиальных отличий отметить не могу. Дети, если с ними имеется хороший контакт, обнаруживают меньше ригидных установок и психологических защит, более пластичны. Работа идет обычно в смешанной группе, что позволяет возникнуть различным переносам и конрпереносам.

— 3 —

Возможно. Я долгое время арендовал площади в городских поликлиниках и в вечернее время проводил группы. Мне известны и стационары, где ведутся такие группы.

Уважаемый Борис Юрьевич!

Ответьте, пожалуйста, на следующие вопросы:

В работе об актуальных проблемах психотерапии зависимого поведения Вами поставлена цель изучения «клинических закономерностей развития пищевой зависимости и разработки эффективных форм лечебно-реабилитационных воздействий в модели телесноориентированной, трансперсональной и экзистенциальной психотерапии». Как именно исследуется эффективность применяемых психотехник в работе с нарушениями пищевого поведения? Одинакова ли эффективность в разных возрастных группах?

В чем Вы видите научно-методологическую, целевую, предметную, содержательную интеграцию современной клинической психологии и психиатрии? Каков, на Ваш взгляд, сейчас статус взаимодействия данных дисциплин и каковы перспективы его развития?

Как Вы считаете, нарушаются ли основные принципы научного знания в ряде подходов в современной психиатрии и клинической психологии в России? Если, да, то какие, в каких подходах, взглядах, областях…

Заранее большое спасибо за ответы.
С уважением, Ольга Сагалакова (Барнаул)

— 1 —

Эффективность в терапии пациентов с пищевой зависимостью оценивалась преимущественно с клинических позиций – изменения индекса массы тела, редукции невротической симпотматики, изменения стиля пищевого поведения.

Изучение других критериев эффективности применяемых психотехник в работе с нарушениями пищевого поведения, а также в разных возрастных группах может быть темой дальнейших исследований.

— 2 —

Современная отечественная психиатрия, к сожалению, мало занимается вопросами нормы, различными концепциями личности и межличностного взаимодействия. Практически полностью игнорируются в системе образования целые школы и направления современной психологии и психотерапии.

Современная психиатрия должна опираться не только на традиционные, классические представления о психической болезни. Психиатру порой бывает трудно быть объективным, свободным от наработанных годами догм и шаблонов. Психиатрии давно пора выходить за пределы стен психиатрических больниц, пропитанных нейролептиками, и интегрироваться в современную медицину и, что представляется чрезвычайно важным, в современную общую, социальную, возрастную психологию и психотерапию.

— 3 —

Наверное, можно предположить нарушение принципов научного знания при субъективном подходе в диагностике заболеваний, основанном не на доказательствах, а на убеждениях или вере.

Глубокоуважаемый Борис Юрьевич!

Прошу ответить на три вопроса:

Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития клинической трансперсональной психотерапии в России с учетом текущей социально-экономической ситуации?

Каковы границы профессиональной компетенции клинического психолога в рамках данного направления психотерапии? Другими словами – что и в каком объеме может быть реализовано клиническим психологом, не имеющим врачебного медицинского образования (безусловно, за исключением фармакотерапии) и ориентированным на работу в рамках клинической трансперсональной психотерапии?

Где можно пройти соответствующее повышение квалификации в рамках данного направления для клинического психолога?

С Уважением,
Валентина Штумф (Красноярск)

— 1 —

Перспективы развития, несомненно, хорошие, и зависит от энтузиазма ученых и специалистов.

— 2 —

Клинический психолог, согласно действующему законодательству, может оказывать консультативные и коррекционные услуги в рамках этого направления.

— 3 —

В рамках Международной академии психологических наук существуют соответствующие образовательные программы.

Глубокоуважаемый Борис Юрьевич!

У меня к Вам три вопроса:

Насколько развитой является система психологической супервизии в русле трансперсональной психотерапии в России и в мире?

Каковы основные перспективы развития трансперсональной психотерапии в клинической практике?

Возможно ли в будущем, чтобы психотерапией в клинике занимался специалист, имеющий высшее образование клинического психолога, но не имеющий высшего медицинского образования?

С уважением, Гуляев Алексей (Томск)

 

— 1 —

Система психологической супервизии в таком молодом направлении, как трансперсональная психотерапия, есть, но конечно, не так развита, как в психоанализе.

— 2 —

Основные перспективы развития трансперсональной психотерапии в клинической практике – это лечение и реабилитация пациентов с неврозами, психосоматическими заболеваниями и зависимым поведением, что подтверждается нашим 20-летним клиническим опытом.

— 3 —

Согласно нашему законодательству специалист, имеющий высшее образование клинического психолога, в клинике может осуществлять консультативную и психокоррекционную работу.

Глубокоуважаемый Борис Юрьевич!

У меня к Вам несколько вопросов:

Каково, на Ваш взгляд, эффективное сочетание психотерапевтических подходов в лечении зависимого пищевого поведения?

Как влияют личностные особенности пациентов на выбор психотерапевтических методик при лечении данного расстройства?

Что, на Ваш взгляд, является более эффективным при лечении зависимого пищевого поведения: фармакотерапия, психотерапия или их сочетание?

На какой стадии заболевания фармакотерапия является методом выбора в лечении данного расстройства (зависимого пищевого поведения)?

Потемкина Елена (Екатеринбург)

— 1 —

В процессе работы с пищевой зависимостью недостаточно поведенческих методов. Необходимо сочетание с психоаналитической, телесноориентированной, экзистенциально-гуманистической и трансперсональной психотерапии.

— 2 —

Личностные особенности пациентов с пищевой зависимостью могут создавать порой серьезные трудности. При выраженном ожирении мы наблюдали изменения личности, напоминающие таковые при алкоголизме. Поэтому психотерапевтическая работа должна отличаться гибким сочетанием как недирективных, так и директивных подходов.

— 3 —

Мы использовали преимущественно психотерапевтические формы коррекции зависимого пищевого поведения.

— 4 —

Психофармакотерапия обычно могла назначаться на ранних этапах дла подготовки к психотерапевтическому воздействию.

Уважаемый Борис Юрьевич!

С какими основными трудностями сталкивается развитие трансперсональной психотерапия в России?

Что Вас, прежде всего, привлекает в трансперсональной психотерапии?

Елена Дьячкова (Тамбов)

— 1 —

Как и любое новое направление, трансперсональная психология и психотерапия требует координированных усилий ученых психологов и клиницистов-психотерапевтов и громадного энтузиазма.

— 2 —

Возможность заглянуть в самого себя.

Глубокоуважаемый Борис Юрьевич!

Каковы основания выделения трансперсональной психотерапии как самостоятельного направления? Перенос опыта между поколениями рассматривается во многих направлениях – психоанализ, системный подход. В чем отличие трансперсонального подхода?

Каков, на Ваш взгляд, оптимальный подход к сочетанию фармакотерапии и психотерапии тревожных расстройств и пограничных расстройств личности?

Владимир Константинович Солондаев (Ярославль)

— 1 —

Перенос опыта между поколениями рассматривается еще в Библии и буддийских текстах. Квантовая модель работы мозга позволяет говорить о трансперсональных явлениях с современных научных позиций.

— 2 —

С нашей точки зрения, работа с тревожной и пограничной личностью не должна ограничиваться только психофармакологическим лечением. Психофармакотерапия может облегчать доступ, помогать делать первые шаги, купировать обострения, с дальнейшим возрастанием роли психотерапии.


Пишите на адрес info@medpsy.ru "Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика"
ISSN 2309−3943
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52954 от 01 марта 2013 г.
Разработка: Г. Урываев, 2008 г.
  При использовании оригинальных материалов сайта — © — ссылка обязательна.  

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player