Корсаков С.С.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Психологические установки по отношению к детям с ОВЗ
в аспекте процесса интеграции

Адеева Т.Н. (Кострома, Россия)

 

 

Адеева Татьяна Николаевна

Адеева Татьяна Николаевна

–  кандидат психологических наук, доцент; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Костромской государственный университет», пос. Новый ул., 1, Кострома, 156012, Россия. Тел.: 8 (494) 249-21-52.

E-mail: adeeva.tanya@rambler.ru

 

Аннотация

Статья посвящена изучению содержания социально-психологических установок по отношению к детям с ограниченными возможностями здоровья. Социальные установки рассматриваются как фактор, влияющий на специфику социальной ситуации развития ребенка, особенности отношений ребенка с социумом, ожидания и требования, предъявляемые ему социальной средой. Было организовано анкетирование респондентов различных социальных групп (452 человека): студентов направлений подготовки «Педиатрия» и «Специальное (дефектологическое) образование»; специалистов учреждений Департамента социальной защиты населения; специалистов, работающих в сфере товаров и услуг; педагогов ДОУ и средних школ; родителей детей с типичным развитием. Перечень вопросов составлен на основе опросника Ф.Э. Шереги и адаптирован с учетом задач исследования. Вопросы направлены на изучение информированности респондентов о проблемах людей с ОВЗ; изучение особенностей отношений к людям с ОВЗ, представлений о личностных характеристиках, приписываемых данной группе; на оценку уровня принятия и включения в общество детей с ограниченными возможностями здоровья.

Выявлено, что респонденты, чья профессия не связана с детьми с ОВЗ, неточно определяют понятие «инвалидность», связывая ее с утратой трудоспособности или с наличием физического дефекта. Среди основных проблем, с которыми сталкиваются люди с ОВЗ, называются доступность образования, организация досуга, возможность устанавливать дружеские контакты с другими людьми, адаптация в учебном или трудовом коллективе. В качестве основных характеристик детей с ОВЗ внутри каждой социальной группы называются жизнестойкость и трудолюбие; преобладающими чувствами по отношению к детям являются жалость и сострадание, но нельзя исключить социальную желательность данных ответов. Противоречивыми оказались оценки возможности получения определенного уровня образования детьми с ОВЗ; большой процент респондентов согласился с возможностью отказа от ребенка в зависимости от степени нарушения. Около половины педагогов дошкольного образования и почти 25% педагогов школ отметили свою неготовность к работе с детьми с ОВЗ.

Социально-психологические установки в отношении людей с ОВЗ противоречивы. Респондентами подчеркиваются положительные личностные качества людей с ОВЗ, присутствует понимание некоторых проблем (обучение, социальные контакты, трудоустройство). С другой стороны, отмечается дистанцирование от проблем данной категории людей, наблюдается возможная социальная желательность ответов, «обесценивающее» отношение, стигмация отдельных категорий детей с нарушениями развития (в частности, детей с нарушениями интеллекта, с РАС, нарушениями поведения).

Ключевые слова: социально-психологическая установка; дети с ограниченными возможностями здоровья; реабилитация; инклюзивное общество.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ, проект № 16-16-44001.

 

 

Дети с ограниченными возможностями здоровья представляют собой достаточно сложную и разнородную категорию детей. Однако практически все они нуждаются в различных мерах реабилитационного воздействия. В современной клинико-экспертной психологии основной целью реабилитации является расширение сфер жизнедеятельности человека, имеющего болезнь или дефект, в типовых жизненных ситуациях при помощи комплекса медико-биологических, социальных и психологических мероприятий [3; 4; 6; 7; 14; 18; 30].

В настоящее время с целью обеспечения равных прав и возможностей детей с ОВЗ на законодательном уровне достаточно активно реализуется идея интеграции, инклюзии. Особенно активно этот процесс коснулся сферы образования [20; 25; 26; 27; 28]. Создание законодательной базы является важным, но не единственным фактором решения проблемы интеграции детей с ОВЗ в общество [13]. Довольно значимым аспектом является толерантность общества, признание разных траекторий развития человека. Одним из актуальных вопросов становится определение специфики социально-психологических установок в отношении детей с ограниченными возможностями здоровья [15; 16; 23]. Согласно Большой психологической энциклопедии, социальная установка (аттитюд) рассматривается как внутренняя аффективная ориентация (преднастройка), зависящая от прошлого опыта, которая могла бы объяснять действия личности, в основе социальной установки лежит обобщенное представление (стереотип) [5]. В данной работе важны два положения. Социальные установки в определенной степени обуславливают особенности отношений ребенка с социумом, ожидания и требования, предъявляемые ребенку социальной средой, особенности понимания ребенком занимаемой им социальной позиции и своих взаимоотношений с окружающими людьми [2; 10; 11; 12; 21; 29]. Все перечисленные параметры являются показателями социальной ситуации развития ребенка и влияют на процесс социализации [12; 17; 19; 24]. И второе — тезис, выдвинутый Л.С. Выготским, о социальной природе дефекта: «Решительно все психологические особенности дефективного ребенка имеют в основе не биологическое, а социальное ядро» [8, с. 70].

В исследовании особенностей социальных установок в отношении детей с особенностями развития приняло участие 452 человека. Были выделены следующие группы опрошенных:

• 

студенты, направления подготовки которых связаны с работой с данной категорией детей (студенты направления подготовки «Специальное (дефектологическое) образование» — 15 человек; студенты ЯГМУ факультета педиатрии — 10 человек);

• 

респонденты, профессионально не связанные с работой с детьми с ОВЗ (55 человек); специалисты, работающие в сфере товаров и услуг, в сфере транспорта и связи (20 человек), студенты направления подготовки «Психология» (15 человек), «Иностранный язык» (10 человек), «Менеджмент» (10 человек);

• 

специалисты учреждений Департамента социальной защиты и попечительства Костромской области (55 человек) [1, с. 102];

• 

педагоги дошкольных образовательных учреждений (40 человек) и учителя общеобразовательных школ (67 человек);

• 

родители детей с типичным развитием (105 человек; возраст детей — дошкольный, младший школьный, подростковый);

• 

родители детей с ОВЗ (105 человек; возраст детей — дошкольный, младший школьный, подростковый).

В качестве основного метода был выбрано анкетирование. Перечень вопросов был составлен на основе опросника Ф.Э. Шереги и адаптирован с учетом поставленных целей и задач исследования [22]. Вопросы были разделены на 3 блока. Для определения родительского отношения использовалась методика «Неоконченные предложения» М.А. Щетининой.

Первый блок вопросов: информированность граждан о проблеме инвалидности. Информированность общества о людях с ограниченными возможностями здоровья является одним из необходимых условий успешной социальной интеграции данной категории лиц. При анализе ответов респондентов отмечается недостаточный уровень информированности о детях и взрослых с ОВЗ и проблемах, с которыми сталкивается данная категория лиц. От общего числа респондентов лишь 10% (в основном, специалисты учреждений соцзащиты) имеют представление о численности детей с ОВЗ, которое совпадает с данными официальной статистики. Данные оценки, возможно, являются следствием недостаточно четкого понимания самого термина «люди с ограниченными возможностями». Группа респондентов, включающая студентов направлений подготовки «Специальное (дефектологическое) образование» и «Педиатрия», преимущественно характеризует инвалидность как состояние, обусловленное стойким расстройством функций организма (76%).

Специалисты специальных учреждений также соотносят инвалидность с ограничением возможностей здоровья (67%). Респондентом данной социальной группы был предложен собственный вариант ответа: инвалид — это человек с расширенными потребностями, не отличающийся от остальных людей, если ему созданы необходимые условия.

Среди студентов направлений подготовки «Психология», «Иностранный язык», «Менеджмент», а также специалистов в сфере услуг и связи преобладает понимание инвалидности как ограничения возможностей человека. Однако среди ответов вышеуказанной группы в 33% случаев опрошенные определяют инвалидность как наличие физических и других недостатков, лишающих возможности вести нормальную жизнь, а 18% респондентов связывают инвалидность с утратой трудоспособности.

В получении дополнительной информации были заинтересованы 42% опрошенных, 21% относится к данному вопросу нейтрально, 37% не заинтересованы. Данная позиция преобладает среди специалистов в сфере услуг и связи, а также среди студентов направлений подготовки «Психология», «Иностранный язык», «Менеджмент». Они отмечают, что, в основном, получают информацию эпизодически из средств массовой информации. В данном случае информация имеет опосредованный характер, и важным становится способ ее подачи. В группе респондентов, профессионально не связанных с детьми с ОВЗ, 65% опрошенных отмечают отсутствие информации о данной группе детей.

Большую часть респондентов, проявляющих интерес к получению дополнительной информации о проблемах детей с ОВЗ, составляют специалисты специальных учреждений, будущие педагоги-дефектологи — это 87%. Отсутствие интереса опрошенных к проблеме инвалидности обусловлено, вероятно, низкой личной значимостью вопроса, а также, возможно, имеет значение характер и степень освещенности ее в различных средствах массовой информации. Данный факт весьма значим в связи с развитием инклюзивного общества.

Респонденты всех социальных групп отмечают, что основными проблемами, с которыми сталкиваются люди с ОВЗ, являются доступность образования, возможность посещать досуговые развлекательные центры, возможность устанавливать дружеские контакты с другими людьми, адаптация в учебном или трудовом коллективе. Большинство опрашиваемых отмечают необходимость улучшения финансирования семей, развития служб психолого-педагогической помощи, развития частных детских домов, обеспечения доступности получения образования и трудоустройства.

При анализе второго блока вопросов оценивались особенности отношений к людям с ОВЗ, а также представления о личностных характеристиках, приписываемых данной группе.

В качестве ведущей характеристики детей с ОВЗ внутри каждой социальной группы называется жизнестойкость. Согласно определению С. Мадди и Д. Кошаба, понятие «жизнестойкость» отражает психологическую живучесть и расширенную эффективность человека, а также является показателем психического здоровья человека. В пользу данной характеристики высказались 55% опрошенных. Наряду с жизнестойкостью респонденты (21%) отмечают, что людям с ОВЗ присуще такое качество, как трудолюбие. Необходимо отметить, что в ряде ответов присутствует несколько характеристик. По мнению респондентов, предложивших собственный вариант ответа по данному вопросу, все представленные для рассмотрения характеристики, а именно агрессию и раздражительность, инфантильность, жизнестойкость, трудолюбие, иждивенчество, можно отнести к лицам с ограниченными возможностями в зависимости от их жизненных приоритетов; каждый человек индивидуален.

Респонденты всех социальных групп отвечали, что чаще всего испытывают жалость и сострадание по отношению к данной категории детей.

Внутри каждой социальной группы превалирует такая оценка отношения к особым детям, как сострадание. Наиболее высокий процент ответов с вышеуказанной характеристикой встречается среди специалистов специальных учреждений (69%) и студентов направлений подготовки «Специальное (дефектологическое) образование» и «Педиатрия» (60%). Чаще всего свое отношение характеризуют как жалость опрошенные студенты направлений подготовки «Психология», «Иностранный язык», «Менеджмент», а также специалисты в сфере услуг и связи (всего 34%). Преобладание данного отношения к детям с ограниченными возможностями может опосредованно свидетельствовать об отчуждении респондентов — как от самих детей, так и от проблем, с которыми сталкиваются семьи, воспитывающие особого ребенка. Мы предполагаем, что чувство жалости к людям с ограниченными возможностями указывает на отношение к данной категории людей как к более слабой и беспомощной. 14% всех опрошенных отмечают, что испытывают иное чувство (но без комментария) по отношению к детям с ОВЗ. Среди ответов всех групп опрошенных открыто не встречаются такие характеристики отношения, как брезгливость и пренебрежение, что может свидетельствовать об отсутствии однозначно негативного отношения к детям с особыми потребностями, а также о социальной желательности ответов.

Качества детей при оценке их родителями получили статистически значимую разницу в ответах. Родители детей дошкольников с ОВЗ отмечают у детей такое качество, как доброта (φ = 3,572 при р<0,01 по критерию Фишера), ранимость (φ = 2,885 при р<0,01), однако подчеркивают, что «он не такой, как другие» (φ = 2,885 при р<0,01), «вызывает опасения» (φ = 4,718 при р<0,01). Родители младших школьников с ОВЗ называют среди важных характеристик «несамостоятельность» (φ = 3,243 при р<0,01), нарушенное развитие (φ = 4,718 при р<0,01). В ответах мало информации о самом ребенке, в большинстве случаев стандартно подчеркивается его непохожесть на других. Родители дошкольников с типичным развитием указывают на такие качества ребенка, как упорство (φ = 3,243 при р<0,01), мягкотелость (φ = 4,172 при р<0,01), отмечают интеллектуальные возможности и формирование черт характера. Родители младших школьников отмечают формирование ответственности (φ = 3,243 при р<0,01). Родители подростков с ОВЗ, в отличие от родителей детей с типичным развитием, наряду с непохожестью на других отмечают у детей такие личностные качества, как доброта (φ = 1,912 при р<0,01), рассудительность (φ = 3,243 при р<0,01), искренность (φ = 3,572 при р≤0,01). Родители подростков с типичным развитием подчеркивают такие качества, как упрямство (φ = 3,879 при р≤0,01), справедливость (φ = 5,234 при р≤0,01), подчеркивают интеллектуальные способности ребенка (φ = 4,171 при р≤0,01).

Третий блок вопросов направлен на оценку уровня принятия и включения в общество детей с ограниченными возможностями здоровья.

В соответствии с Декларацией принципов толерантности толерантность определяется как ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве всех индивидов гражданского общества быть различными и в готовности к взаимопониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям.

Практически 80% опрошенных всех групп считают, что ребенок с ОВЗ должен проживать и воспитываться в семье. Отметим, что 18% опрошенных в группе специалистов сферы услуг и связи, студентов непрофильных направлений подготовки затруднились дать ответ, оставив его без комментария. В качестве альтернативного варианта респонденты указывали, что решение зависит от тяжести заболевания, а также от его специфики.

Достаточно противоречивым в связи с предыдущим вопросом является мнение об оправданности отказа от ребенка с нарушениями в развитии. От общего числа опрошенных 24% выступают против отказа от ребенка, однако превалирующее число опрошенных (76%) отмечает, что выбор зависит от нарушения и степени его тяжести.

Довольно противоречивы и оценки возможностей получения образования и трудоустройства людей с ОВЗ. С одной стороны, респонденты всех социальных групп отмечают, что на современном этапе отсутствуют достаточные возможности получения образования и трудоустройства инвалидов по приобретенной ими профессии. С другой стороны, оценивая возможный уровень развития и получения образования, специалисты сферы услуг и связи, студенты направлений подготовки «Психология», «Иностранный язык», «Менеджмент», а также студенты направлений подготовки «Специальное (дефектологическое) образование» и «Педиатрия» преимущественно отмечают среднее общее образование в качестве доступного уровня получения образования лицами с ОВЗ. Специалисты специальных учреждений, имеющие личный опыт общения с людьми с особыми потребностями, отмечают в качестве доступного среднее профессиональное образование для 30% детей и высшее образование с дальнейшим трудоустройством — для 34% детей.

Определяя свою готовность к работе с детьми с различными видами дизонтогенеза, педагоги-дошкольники назвали среди нарушений развития, с которыми готовы работать, нарушения речи, задержку психического развития (32,5%), сенсорные нарушения (10%) и нарушения функций опорно-двигательного аппарата (7,5%); остальные 50% респондентов ответили, что не готовы работать с детьми с ОВЗ. Учителя школ назвали задержку психического развития и сенсорные нарушения (33%), нарушения речи (15%), нарушения функций опорно-двигательного аппарата (20%), нарушения интеллекта (10%), нарушения поведения (10%), расстройства аутистического спектра (6,6%). Около 24% респондентов признались, что не готовы работать с детьми с ОВЗ. Сравнивая данный параметр с ответами родителей детей с типичным развитием на вопрос: «Дети с какими особенностями развития могут учиться вместе?», получили статистически значимую разницу (по критерию Фишера) в ответах родителей и педагогов. Родители дошкольников, по сравнению с педагогами, считают, что в группах могут быть дети с сенсорными нарушениями (φ = 4,876 при р≤0,01), нарушениями функций ОДА (φ = 4,019 при р≤0,01), расстройствами аутистического спектра (φ = 2,980 при р≤0,01), исключая детей с задержкой психического развития (φ = 3,437 при р≤0,01). Родители школьников предполагают, что в классе могут быть объединены дети с нарушениями речи (φ = 4,549 при р≤0,01), с нарушениями функций ОДА (φ = 8,967 при р≤0,01), исключая детей с задержкой психического развития (φ = 2,418 при р≤0,01), детей с нарушениями интеллекта (φ = 1,569 при р≤0,01), нарушениями поведения (φ = 4,642 при р≤0,01).

В анкетах родителей детей с типичным развитием традиционно преобладающими чувствами в отношении детей с ОВЗ называются жалость и сочувствие. Свое отношение к общению детей с типичным развитием и детей с ОВЗ родители характеризуют как положительное или нейтральное. В то же время от 30% до 40% родителей детей с типичным развитием разных возрастов оправдывают отказ от ребенка с ОВЗ в зависимости от степени нарушения. Только 20% родителей поддерживают объединение детей в инклюзивные классы. Большинство родителей предполагают, что для детей с ОВЗ должны создаваться специальные классы. Также большинство родителей детей с типичным развитием считают, что детям с ОВЗ лучше получать образование в специальной школе, «поскольку там созданы специальные условия».

Таким образом, социальные установки в отношении людей с ОВЗ противоречивы. С одной стороны, при характеристике респондентами подчеркиваются положительные личностные качества людей с ОВЗ, присутствует понимание некоторых проблем (обучение, социальные контакты, трудоустройство). С другой стороны, отмечается дистанцирование от проблем данной категории людей, «обесценивающее» отношение, стигматизация отдельных категорий детей с нарушениями развития.

 

Литература

1.   Адеева Т.Н. Некоторые аспекты социальной ситуации развития детей с ограниченными возможностями здоровья // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. – 2016. – Т. 20, № 2. – С. 100–105.

2.   Алёхина C.В., Алексеева М.А., Агафонова Е.Л. Готовность педагогов как основной фактор успешности инклюзивного процесса в образовании // Психологическая наука и образование. – 2011. – № 1. – С. 83–92.

3.   Арпентьева М.Р. Проблемы лиц с ограниченными возможностями здоровья (детей и взрослых) и их семей // Медико-социальные проблемы инвалидности. – 2016. – № 2. – С. 48–52.

4.   Аспекты реабилитации и абилитации инвалидов на современном этапе / С.Н. Пузин, С.С. Меметов, М.А. Шургая [и др.] // Медико-социальная экспертиза и реабилитация. – 2016. – Т. 19, № 1. – С. 4–7.

5.   Большая психологическая энциклопедия / под ред. Н. Дубенюк [Электронный ресурс]. – URL: http://www.psychology.academic.ru (дата обращения: 26.08.2016).

6.   Войтенко Р.М. Клинико-экспертная психология. Руководство для клинических психологов и врачей. – СПб. – 2010. – 260 с.

7.   Войтенко Р.М., Карасева Л.А., Саковская В.Г. Экспертная и реабилитационная деятельность психолога на этапе реорганизации системы медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов // Медико-социальная экспертиза и реабилитация. – 2015. – № 3. – С. 10–12.

8.   Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 5. Основы дефектологии / под ред. Т.А. Власовой. –   М.: Педагогика, 1983. – 368 с.

9.   Глухова Е.С., Литвина С.А. К вопросу о психологической готовности педагогов и родителей к внедрению инклюзивного образования // Инклюзивное образование: практика, исследования, методология: сб. материалов II Международной научно-практической конференции. – М.: МГППУ, 2013 [Электронный ресурс]. – URL: http://edu-open.ru (дата обращения: 23.06.2016).

10.   Дмитриев А.А., Тверская О.Н., Дмитриева С.А. О разработке психолого-педагогических технологий развития детей и подростков с ОВЗ и инвалидностью в парадигме компетентностного подхода // Сибирский педагогический журнал. – 2016. – № 3. – С. 114–121.

11.   Левченко И.Ю., Ткачева В.В. Психологическая помощь семье, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии: методическое пособие. – М.: Просвещение, 2008. – 240 с.

12.   Лещинская Т.Л., Лисовская Т.В. Механизмы социального включения детей с тяжелыми множественными физическими нарушениями // Специальное образование. – 2015. – № 2. – С. 127–137.

13.   Лотова И.П. Качество жизни инвалидов как междисциплинарная проблема // Медико-социальная экспертиза и реабилитация. – 2015. – Т. 18, № 2. – С. 53–57.

14.   Морозова Е.В. Психосоциальная реабилитационная карта как технология психосоциального сопровождения инвалидов в условиях психоневрологического интерната // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2013. – № 2(2) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: 13.09.2016).

15.   Нурлыгаянов И.Н. Особенности и содержание обыденных представлений о лицах с отклонениями в развитии // Дефектология. – 2012. – № 3. – С. 64–72.

16.   Нурлыгаянов И.Н. Представления о человеке с нарушениями интеллекта в современном российском обществе // Дефектология. – 2012. – № 5. – С. 77–83.

17.   Соловьева И.П. Социализация детей со сложной структурой дефекта в условиях полифункциональной среды специальной (коррекционной) образовательной организации для обучающихся с нарушениями слуха // Специальное образование. – 2015. – № 1. – С. 74–88.

18.   Сотская Г.М. Формирование рекомендаций по мероприятиям психолого-педагогической и социальной реабилитации для индивидуальной программы реабилитации детей-инвалидов школьного возраста // Медико-социальные проблемы инвалидности. – 2015. – № 1. – С. 43–47.

19.   Тараканова В.В., Коблова С.А., Лысенко Н.А. Воспитание и обучение детей с нарушениями зрения // Современные исследования социальных проблем. – 2010. – № 3(03). – С. 57–60.

20.   Тихомирова Е.Л., Шадрова Е.В. Ценности инклюзивной культуры школы как гетерогенной организации // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. – 2015. – Т. 21, № 4. – С. 10–15.

21.   Узлов Н.Д., Шлякова Е.В. Отношение матерей к близорукости своих детей младшего школьного и подросткового возраста // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2015. – № 4(10) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: 21.07.2016).

22.   Шереги Ф.Э. Дети с особыми потребностями. Социологический анализ. – М.: Центр социального прогнозирования, 2003. – 140 с.

23.   Čagran B., Schmidt M. Attitudes of Slovene teachers towards the inclusion of pupils with different types of special needs in primary school // Educational Studies. – 2011. – Vol. 37, № 2. – P. 171–195.

24.   Children in Society: Contemporary Theory, Policy and Practice / ed. by P. Foley, J. Roche, S. Tucker. – The Open University. Houndmills. – New York: Palgrave, 2001. – 288 p.

25.   D’Azevedo Breda A.M.R., Rocha E.A.M., Khudorenko E.A. Comparative analysis of education system for people with disabilities in Portugal and // Открытое образование. – 2013. – № 5. – С. 67–77.

26.   Giving parents a voice: A qualitative study of the challenges experienced by parents of children with disabilities / J.A. Resch, G. Mireles, M.R. Benz [et al.] // Rehabilitation Psychology. – 2010. – Vol. 55, № 2. – P. 139–150.

27.   Porter J., Daniels H. Special educational needs and inclusion in a broader context. Learning needs and difficulties among children of primary school age: definition, identification, provision and issues // Инклюзивное образование: практика, исследования, методология: сб. материалов II Международной научно-практической конференции. – М.: МГППУ, 2013. – URL: http://edu-open.ru (дата обращения: 15.09.2016).

28.   Schoger K.D. Reverse Inclusion: providing peer social interaction opportunities to student placed in self-contained special education classroom // Teaching exceptional children plus. – 2006. – Vol. 2, № 6. – P. 6–9.

29.   Siller М., Sigman M. The Behaviors of Parents of Children with Autism Predict the Subsequent Development of Their Children's Communication // Journal of Autism and Developmental Disorders. – 2002. – Vol. 32, № 2. – P. 77–89.

30.   Werner D. Disabled village children. A guide for community health workers, rehabilitation workers and families. – Perth (Wester Australia): Hesperian Books, 2009.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:616.053.2

Адеева Т.Н. Психологические установки по отношению к детям с ОВЗ в аспекте процесса интеграции // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2016. – N 6(41) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год
Яндекс цитирования Get Adobe Flash player