Платонов К.И.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Психологические особенности больных ишемической
болезнью сердца

Лысенкова Н.О., Жилина А.Н., Румянцев М.И. (Ярославль, Россия)
Куприянов А.Е. (Рыбинск, Ярославская область, Россия)

 

 

Лысенкова Наталья Олеговна

Лысенкова Наталья Олеговна

–  кандидат медицинских наук, врач-кардиолог, ассистент кафедры терапии педиатрического факультета; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Ярославский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Революционная, 5, Ярославль, 150000, Россия. Тел.: (4852) 79-29-05.

Жилина Анна Николаевна

Жилина Анна Николаевна

–  кандидат медицинских наук, врач-кардиолог, ассистент кафедры терапии педиатрического факультета; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Ярославский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Революционная, 5, Ярославль, 150000, Россия. Тел.: (4852) 79-29-05.

E-mail: zhilina-1979@mail.ru

Румянцев Максим Иванович

Румянцев Максим Иванович

–  кандидат медицинских наук, врач-кардиолог, ассистент кафедры терапии педиатрического факультета; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Ярославский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Революционная, 5, Ярославль, 150000, Россия. Тел.: (4852) 79-29-05.

Куприянов Алексей Евгеньевич

Куприянов Алексей Евгеньевич

–  врач-психотерапевт ЗАО «Санаторий имени В.В. Воровского», ул. Воровского, д. 15, п. Кстово, Рыбинский район, Ярославская область, 152981, Россия. Тел.: 8 (4855) 26-44-71.

 

Аннотация. В условиях современной урбанистической цивилизации факторы, вызывающие перенапряжение и сбой в системе адаптации человека, находятся в зоне не всегда заметных и осознаваемых конфликтов личностных потребностей, ценностей индивидуума с регуляторными требованиями его окружения, социальной среды и общества в целом. Ишемическая болезнь сердца (ИБС) остается ведущей причиной смерти и инвалидизации во всем мире, поэтому изучение факторов, влияющих на возникновение и течение заболевания, является актуальной задачей профилактической кардиологии. Широко известно, что на формирование и поддержание здоровья сердечно-сосудистой системы организма человека оказывает влияние множество психологических моментов: страхи, тревога, депрессии, стресс и особенности личности. В стрессовых ситуациях происходит активация симпатоадреналовой системы, вызывающая напряжение, и, в патологических случаях, перенапряжение и сбой в работе сердечно-сосудистой системы, что и приводит к формированию патофизиологических реакций и патоморфологических изменений, характерных для ИБС и острого инфаркта миокарда. Изучение роли психосоциальных факторов в развитии и прогрессировании сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) сфокусировалось на предрасполагающем к ИБС поведении, факторах окружающей среды, а в последнее время — на эмоциональных характеристиках. Современные принципы терапии ИБС ориентированы на мобилизацию и активацию резервов пациентов. Среди этих резервов большую роль играют психологические возможности личности заболевшего человека.

Ключевые слова: ишемическая болезнь сердца; инфаркт миокарда; тревога; депрессия; стресс.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Современные принципы терапии ориентированы во многом на мобилизацию и актвацию резервов больного человека. Среди этих резервов большую роль играют психологические возможности его личности. Болезнь как стрессовая ситуация в жизни пациента активирует систему значимых отношений, высших регуляторных механизмов, проявляющихся в характерных способах восприятия, переживаний и оценок, а также в особенностях приспособительного поведения. Выявление этих механизмов может в существенной степени повысить эффективность терапии. Следует отметить, что потребность в изучении психологического мира пациента резко возросла в последние десятилетия в связи с широким распространением принципов и методов психотерапии и реабилитации больных при различных заболеваниях [5].

Изучение роли психосоциальных факторов в развитии и прогрессировании сердено-сосудистых заболеваний (ССЗ) фокусировалось последовательно на предрасполагающем к ИБС поведении, отношении, факторах окружающей среды, а в последнее время на эмоциональных характеристиках.

Концепция о значении психосоциальных факторов в развитии ИБС сформировалась в 50-х годах ХХ века. С тех пор проведено большое число исследований, позволивших выявить ассоциации между психосоциальными факторами (такими как поведение типа А, враждебность, раздражительность, низкая социальная поддержка, депрессия, тревога) и развитием ИБС [14]. Неслучайно ИБС входит в группу так называемых психосоматических заболеваний в узком смысле этого термина [9]. В их основе лежит первично телесная реакция на конфликтное переживание, связанная с морфологически устанавливаемыми изменениями и патологическими нарушениями в органах. Особенностью этих заболеваний является то, что психологический стресс является решающим для возникновения или провоцирования данного заболевания и пациенты имеют свои схожие характерологические особенности [8].

Многими исследователями установлено, что у 33—80 % больных ИБС наблюдаются психические изменения. Часто возникают такие эмоциональные нарушения, как тревога, подавленность, фиксация на своих болезненных ощущениях и переживаниях, связанных со страхом смерти, потерей самоидентичности, чувства «Я». У больных ИБС во время болевого приступа наблюдается беспокойство, мысли о смерти от сердечного приступа, отчаяние. Больные живут с постоянным тревожным опасением повторного приступа, они анализируют любые изменения сердечной деятельности, реагируя на малейшие неприятные ощущения в области сердца. Основной жизненной целью становится здоровье [3; 4; 7; 30].

Известно, что у больных ИБС в клинике преобладают тревожные и депрессивно-ипохондрические расстройства. Возникновение этих нарушений связано с преморбидными особенностями личности (тревожно-мнительные) и особенностями течения ИБС. Так, наиболее выраженные психопатологические нарушения выявлены при постинфарктном кардиосклерозе, при присоединении к стенокардии кардиалгических болей, а также при сопутствующей гипертонической болезни. По данным ряда авторов, у больных ИБС достоверно повышены по сравнению со здоровыми показатели шкалы ипохондрии [12; 15].

Наиболее выраженные эмоциональные расстройства наблюдаются у больных, перенесших инфаркт миокарда (ИМ). Даже при удовлетворительном самочувствии диагноз ИМ ассоциируется у больных с угрозой для жизни. Тяжелое физическое состояние, резкая слабость, интенсивные боли, озабоченные лица медицинского персонала, срочная госпитализация — все это порождает тревогу и страх, приводит больных к убеждению, что их жизнь в опасности. На психическое состояние больного в первые дни болезни влияют также и другие психологические факторы. Больных угнетает мысль о том, что из крепких, сильных, активных людей они превратились в беспомощных, нуждающихся в уходе больных. Обычно с улучшением физического самочувствия страх смерти ослабевает. Наряду с тревожными опасениями за здоровье появляются мрачные мысли о будущем, подавленность, страх перед возможной инвалидностью, тревожные мысли о благополучии семьи. Без соответствующего вмешательства эти нарушения закрепляются и сохраняются в течение одного года [10].

По данным многочисленных наблюдений, на 7-й день после ИМ для большинства больных характерны тревожность, страх, физическая и психическая астения, пессимистическая оценка настоящего и будущего. Выраженность подобных симптомов зависит от класса тяжести ИМ, характера личности больного. При психологическом исследовании в этом периоде у данных больных выявляется подъем по шкалам депрессии, шизофрении и в меньшей степени ипохондрии. У пациентов, перенесших ранее инфаркт миокарда, затяжные приступы стенокардии и тяжелые гипертонические кризисы, подострый период отличается особой тревожностью и более выраженным подъемом по шкале ипохондрии при умеренном повышении шкал депрессии и шизофрении. Шкала «мания» занимает минимальное положение в профиле [17].

Исследования последних лет показали сложность типирования психических расстройств, включающих психогенные, соматогенные, личностные, социальные, фармакогенные и эндогенные факторы. Неслучайно в большинстве исследований изучалась выраженность психических симптомов без указания на их форму [1]. Было показано, что депрессия ухудшает прогноз у больных ИБС и перенесших ИМ независимо от наличия других факторов риска [11].

Во многих исследованиях изучались связи депрессии и риска развития ИБС в форме ИМ, стенокардии и смерти. Все исследования выявили повышение риска развития ИБС в 1,2—2,0 раза при умеренной/тяжелой депрессии и в 2,1—4,5 раза при наличии депрессивного эпизода. Наибольший риск осложнений отмечен при наличии депрессивного эпизода — наиболее тяжелой форме депрессии. В этих случаях частота смерти от ИБС возросла в 4,3—8 раз. Среди депрессивных симптомов, по-видимому, наибольшее прогностическое значение имеют снижение настроения и чувство безнадежности. Депрессия также является большим фактором риска повышения общей смертности, наиболее выраженного при депрессивных эпизодах [13].

Хотя ИМ и летальный исход являются важными критериями неблагоприятного влияния депрессии, не следует забывать и влияние депрессии на другие аспекты жизни пациентов: способность получать удовольствие от жизни, интерес к окружающим событиям, энергичность и т.д. Значительно хуже изучено влияние депрессии на течение стенокардии. Было показано, что наличие депрессии при нестабильной стенокардии повышало летальность в течение 1 года в 6,7 раза [1].

На сегодняшний день известны механизмы, через которые депрессия реализует свое влияние на заболеваемость и смертность, и их можно разделить на прямые патофизиологические и поведенческие. Важную патогенетическую роль при депрессии отводят повышению активности симпатоадреналовой системы, приводящей к увеличению ЧСС, АД, сократимости миокарда и, соответственно, потребления миокардом кислорода. У пациентов с депрессией не только повышен базальный уровень циркулирующих катехоламинов, но и увеличена их продукция в ответ на эмоциональный стресс. У пациентов с ИБС и депрессией находили повышенную агрегационную способность тромбоцитов. У пациентов с острыми коронарными синдромами и депрессией выявлены более высокие титры антител против C. pneumoniae и цитомегаловируса в плазме крови, а также более высокий уровень интерлейкина-1 и фактора некроза опухоли в плазме крови и биоптате бляшки [20; 24; 29].

Кроме того, негативное влияние депрессии на прогноз ИБС связывают с поведенческими факторами, например нежеланием пациентов принимать медикаментозные препараты и соблюдать предписанный режим. Все вышеописанные механизмы вместе или независимо друг от друга могут повысить риск развития ишемии миокарда и острых коронарных синдромов [1].

Для лечения депрессии в настоящее время широко применяют антидепрессанты и когнитивно-поведенческую психотерапию. В настоящее время для лечения депрессии при сопутствующей ИБС предпочитают селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, которые лишены холинолитического эффекта, не нарушают внутрижелудочковую проводимость и не влияют существенно на интервал QT, который является предиктором развития желудочковых аритмий и внезапной смерти [21; 28].

Когнитивная психотерапия и социальная поддержка больных уменьшают выраженность симптомов депрессии и тревоги, улучшают модификацию факторов риска и ослабляют дистресс.

Отмечено, что у пациентов, страдающих ИБС, тревога встречается чаще, чем среди всего населения. Тревога рассматривается как эмоция (комплекс эмоций, чувств и настроений), которая переживается как неприятное состояние, сопровождающееся внутренним напряжением, беспокойством, ожиданием неприятности [2].

Паническое расстройство регистрировали у 10—34 % пациентов с ИБС, в то время как общая распространенность расстройства составляет 1,5—4 %. Выраженную тревогу выявили у 50 % госпитализированных пациентов с острым коронарным синдромом. В ряде исследований тревоги при ИБС показали повышение риска развития ИБС в 1,5—3,8 раза при выявлении тревожных расстройств или умеренной/сильной тревоги по специальным шкалам. Также было отмечено влияние тревоги на течение ИБС и наблюдалось повышение риска осложнений в 2,5—4,9 раза [23; 26; 29].

Отмечено, что среди путей влияния хронической тревоги на возникновение и течение ИБС наблюдается усиление атерогенеза, провокация острых коронарных эпизодов и изменение поведения. У пациентов с тревогой определяется дисбаланс вегетативной нервной системы с активизацией симпатического отдела и увеличением образования катехоламинов. Снижение вагусного контроля [1].

В ранее проведенных исследованиях была показана эффективность лечения тревоги при ИБС — в 23,7—31,8 % случаев стенокардия, зависящая от эмоционального стресса, прекращалась после назначения бензодиазепинов [16; 27].

В то же время при стенокардии напряжения, вызываемой физической нагрузкой, эти транквилизаторы были неэффективными. Ряд авторов выявили антиангинальный эффект диазепама, который значительно увеличивал время появления электрокардиографических признаков ишемии во время нагрузочного теста [19].

Оценивая поведенческие характеристики больных ИБС, многие авторы выделяют агрессивность, являющуюся одним из ведущих компонентов поведенческого типа А. А-тип личности (греч. arteria — кровеносный сосуд и typos — образ) — феномен, исследованный М. Фридманом, Р. Роземаном. Это система признаков, полученных на основе личностных тестов и характеризующих индивидов, принадлежащих к группе риска ИБС. Известно, что к типу А относят лиц с определённым стилем поведения и соответствующими эмоциональными характеристиками: чрезмерной вовлечённостью в многочисленные виды деятельности, торопливостью, тенденцией ускорять темп жизни, соперничеством и соревновательностью, стремлением к успеху, признанию и руководству, агрессивностью, эмоциональной напряжённостью и нетерпеливостью, а также недооценкой телесных ощущений. Это составляет сущность поведения, которое приводит к сердечным заболеваниям [22; 25]. Агрессивные тенденции лиц типа А могут проявляться как в явной, так и в скрытой, подавленной форме. По-видимому, подавленная агрессия сопровождается более выраженной эмоциональной напряжён-ностью, оказывая более разрушительное воздействие на психофизиологические функции организма [6].

Психологические особенности пациента могут оказывать прямой эффект на сердечно-сосудистую систему через нейроэндокринные механизмы или непрямой эффект через ассоциации с другими факторами риска (курение, АД, злоупотребление алкоголем, ожирение) [18].

В заключение можно отметить, что формированию эпидемии ССЗ, наблюдаемой в последнее время, в значительной степени способствуют психологические факторы, которые тесно связаны с личностью и особенностями поведения пациента. Принимая хроническое течение, именно депрессия, а не ИБС становится основным фактором, определяющим клинический и социальный прогноз. В настоящее время получены убедительные данные профилактической кардиологии, демонстрирующие клиническую пользу контроля психологических факторов риска, т.к. они могут быть взаимосвязаны и при одновременном действии усиливают влияние друг друга, тем самым повышая риск развития ССЗ, и дальнейшие исследования в этом направлении несомненно обоснованы.

 

Литература

1.   Белялов Ф.И. Психосоматические аспекты ишемической болезни сердца // Кардиология. – 2002. – № 8. – С. 63–67.

2.   Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. – Л.: Наука, 1988. – 272 с.

3.   Браун Дж. Психосоматический подход // Психосоматика: Взаимосвязь психики и здоровья: хрестоматия / сост. К.В. Сельченок. – Минск: Харвест, 1999. – С. 42–69.

4.   Бурлачук Л.Ф., Коржова Е.Ю. Индивидуально-психологические особенности больных сердечно-сосудистыми заболеваниями в процессе их социальной адаптации // Психологический журнал. – 1992. – Т. 13, № 3. – C. 112–120.

5.   Вассерман Л.И., Трифонова Е.А., Щелкова О.Ю. Психологическая диагностика и коррекция в соматической клинике: научно-практическое руководство. – СПб.: Речь, 2011. – 271 с.

6.   Гаврилова Е.А. Роль поведенческого типа А и психического стресса в развитии ишемической болезни сердца, возможности психопрофилактики и психотерапии заболевания // Кардиология. – 1999. – Т. 39, № 2. – С. 72–77.

7.   Захаров В.Н. Ишемическая болезнь сердца: Классификация, факторы риска, профилактика, лечение, реабилитация. – М.: Наука, 2001. – 288 с.

8.   Клиническая психология / под ред. Б.Д. Карвасарского. – 5-е изд. – СПб.: Питер, 2014. – 896 с.

9.   Круглова Н.Е., Щелкова О.Ю. Психологическая диагностика в соматической клинике: определение факторов прогноза трудоспособности больных ишемической болезнью сердца // Вестник Санкт-Петербургского университета. – 2010. – Сер. 12. – Вып. 3. – С. 179–189.

10.   Мухтаренко С.Ю., Мураталиев Т.М., Саткыналиева З.Т. Влияние особенностей восприятия болезни на качество жизни у больных коронарной болезнью сердца, осложненной сердечной недостаточностью // Вестник КРСУ. – 2003. – № 7 [Электронный ресурс]. – URL: http://www.krsu.edu.kg/vestnik/2003/v7/a06.html (дата обращения: 14.08.2017).

11.   Погосова Г.В. Депрессия – фактор риска развития ишемической болезни сердца и предиктор коронарной смерти: 10 лет научных исследований // Кардиология. – 2012. – Т. 52, № 12. – С. 4–11.

12.   Петрюк П.Т., Якущенко И.А. Социально-психологические и психиатрические аспекты психосоматических расстройств у больных, перенесших психоэмоциональный стресс // Вестник Ассоциации психиатров Украины. – 2003. – № 3–4. – С. 140–159.

13.   Пограничная психическая патология в общемедицинской практике / под ред. А.Б. Смулевича. – М.: Издательский дом "Русский врач", 2000. – 160 с.

14.   Психодиагностика в соматической клинике: проблемы «личностных смыслов» и качество жизни больных / Л.И. Вассерман, Б.В. Иовлев, Е.А. Трифонова [и др.] // Актуальные проблемы психосоматики в общемедицинской практике: cб. науч. статей. – Вып. ХI. – СПб.: Изд-во «Альта Астра». – 2011. – С. 38–43.

15.   Психосоматические расстройства. Концептуальные аспекты (клиника, эпидемиология, терапия, модели медицинской помощи) / А.Б. Смулевич, А.Л. Сыркин, В.Н. Козырев [и др.] // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 1999. – Т. 99, № 4. – С. 4–16.

16.   Райский В.А. Психотропные средства в клинике внутренних болезней. – М.: Медицина, 1988. – 256 с.

17.   Сысоева Н.Ю. Психологические особенности больных сердечно-сосудистыми заболеваниями // Эрудиция. – 2008. – № 3. – С. 25–52.

18.   A meta-analytic review of research on hospitality and physical health / T.Q. Miller, T.W. Smith, C.W. Turner [et al.] // Psychol Bull. – 1996. – Vol. 119, № 2. – P. 322–348.

19.   Antiischemic effects of intravenous diazepam in patients with coronary artery disease / E. Rossetti, G. Fragasso, R.G. Xuereb [et al.] // J Cardiovasc Pharmacol. – 1994. – Vol. 24, № 1. – P. 55–58.

20.   Barefoot J.C., Schroll M. Symptoms of depression, acute myocardial infarction and total mortality in a community sample // Circulation. –1996. – Vol. 93, № 1. – P. 1976–1980.

21.   Cardiovascular risk factors in depression. The role of anxiety and anger / M. Fava, M. Abraham, J. Pava [et al.] // Psychosomatics. – 1996. – Vol. 37, № 1. – Р. 31–37.

22.   Coronary heart disease in Western Collaborative Group Study. Final follow-up experience of 8 1/2 yeаrs / R.H. Rosenman, R.J. Brand, C.D. Jenkins [et al.] // JAMA. – 1975. – Vol. 223, № 8. – P. 872–877.

23.   Effects of anxiety on QT dispersion in healthy young men / H. Uyarel, E. Okmen, N. Cobanoglu [et al.] // Acta cardiol. – 2006 – Vol. 61, № 1. – P. 83–87.

24.   Frasure-Smith N. In hospital symptoms of psychological stress as predictors of long-term outcome after acute myocardial infarction in men // Am J Cardiol. – 1991. – Vol. 67, № 2. – P. 121–127.

25.   Friedman M., Rosenman R.H. Type A behavior and your heart. – New York: Alfred A. Knopf. – 1974. – 286 р.

26.   Kuper H., Marmot M., Hemingway H. Systematic review of prospective cohort studies of psychosocial factors in the etiology and prognosis of coronary heart disease // Semin Vasc Med. – 2002. – Vol. 2, № 3. – Р. 267–314.

27.   Patients with depression are less likely to follow recommendations to reduce cardiac risk during recovery from a myocardial infarction / R.C. Ziegelstein, J.A. Fauerbach, S.S. Stevens [et al.] // Arch Intern Med. – 2000. – Vol. 160, № 12. – P. 1818–1823.

28.   Platelet/endothelial biomarkers in depressed patients treated with the selective serotonin reuptake inhibitor sertraline after acute coronary events: the Sertraline AntiDepressant Heart Attack Randomized Trial (SADHART) Platelet Substudy / V.L. Serebruany, A.H. Glassman, A.I. Malinin [еt al.] // Circulation. – 2003. – Vol. 108, № 8. – P. 939–944.

29.   Prospective study of phobic anxiety and risk of coronary heart disease in men / I. Kawachi, G.A. Colditz, A. Ascherio [et al.] // Circulation. – 1994. – Vol. 89, № 5. – P. 1992–1997.

30.   Sans S., Kesteloot H., Kromhout D. The burden of cardiovascular diseases mortality in Europe. Task Force of the European Society of Cardiology on Cardiovascular Mortality and Morbidity Statistics in Europe // Eur Heart J. – 1997. – Vol. 18, № 12. – Р. 1231–1248.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:616.12-005.41-052

Психологические особенности больных ишемической болезнью сердца / Н.О. Лысенкова, А.Н. Жилина, М.И. Румянцев [и др.] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2017. – T. 9, № 5(46) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год
Яндекс цитирования Get Adobe Flash player