Платонов К.И.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Когнитивный тренинг как психокоррекционный метод
в психиатрии

Рыжова И.А. (Москва, Россия)

 

 

Рыжова Ирина Анатольевна

Рыжова Ирина Анатольевна

–  кандидат психологических наук, старший научный сотрудник отдела клинико-патогенетических исследований расстройств аффективного спектра; Московский научно-исследовательский институт психиатрии — филиал федерального государственного бюджетного учреждения «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Потешная, 3, Москва, 107076, Россия.
Тел.: 8-495-963-76-45.

E-mail: super.strikis@yandex.ru

 

Аннотация. Статья посвящена поиску возможностей интеграции клинической психологии в практику реабилитации психических больных, в частности проблеме немедикаментозных методов коррекции когнитивных нарушений. Данная реабилитационная программа разработана и в течение 4 лет проводится на базе отдела клинико-патогенетических исследований расстройств аффективного спектра Московского НИИ психиатрии (руководитель — проф. В.Н. Краснов). Тренинг направлен на коррекцию памяти, внимания, мышления, произвольной регуляции (мотивационной и исполнительной). Психокоррекционную поддержку получили 532 пациента, страдающих теми или иными когнитивными нарушениями, клинически верифицированный диагноз которых относился к широкому кругу расстройств аффективного спектра, включая тревожные и депрессивные расстройства, субдементные формы различных вариантов психоорганического синдрома, расстройства шизофренического спектра с аффективными включениями в структуре. Эмпирически подтверждено, что негрубые когнитивные нарушения, обусловленные снижением мотивационно-волевой и контрольно-исполнительной регуляции когнитивных функций, преодолеваются в процессе когнитивного тренинга.

Ключевые слова: когнитивный тренинг; расстройства аффективного спектра; память; мышление; когнитивные нарушения; произвольная регуляция.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность работы определяется распространенностью и специфичностью когнитивных нарушений для круга психических заболеваний, обозначенного как расстройства аффективного спектра [5; 7]. Значительный интерес для исследования представляют пациенты с инволюционными расстройствами сосудистого или мультифакторного генеза, характеризующимися трудно поддающимися медикаментозной терапии симптомами тревожной или меланхолической депрессии, маскирующими прогредиентно представленное (от легких до субдементных форм) когнитивное снижение.

Клинически разнообразные симптомы когнитивных нарушений патогенетически связаны со снижением познавательной активности в результате сужения мотивационного поля деятельности, погруженностью в психотравмирующие переживания, дестабилизирующим воздействием тревожного аффекта [6; 16]. Поведенческие проявления характеризуются абулией, анергией, апатией, ангедонией, что в длительной перспективе снижает качество жизни таких больных.

В отечественной нейропсихологии представлена концепция высшей психической функции как процесса непрерывного взаимодействия энергетических, исполнительных и регуляторных блоков [9]. Регуляторная надстройка в виде мотивационной заинтересованности, волевого побуждения и контроля исполнения обеспечивает надлежащую работу всех когнитивных функций.

Диагностике когнитивного снижения при различных психических заболеваниях до сих пор уделяется недостаточное внимание: нейропсихологические исследования применяются не всегда; диагностические тесты не чувствительны к негрубым когнитивным расстройствам; наличие когнитивных нарушений без элементов дезадаптирующего поведения игнорируется; мало изучены факторы, лежащие в основе дисфункций [5; 12; 14].

Как показали исследования, в когорте ликвидаторов последствий радиационной катастрофы на ЧАЭС когнитивные нарушения, фиксируемые в самоотчете как снижение памяти, утрата сообразительности, ограничение работоспособности, поддавались психологической коррекции за счет активации мотивационно-волевых ресурсов [4; 13; 17].

Согласно концепции научной школы Л.С. Выготского [2], высшая когнитивная функция опосредована по своей структуре, интерактивна по условиям формирования и развития и существует как в интерпсихической, так и в интрапсихической форме, что определяет тактику реабилитационной работы, проводимой с целью коррекции когнитивных нарушений.

Необходимость комплексного терапевтического подхода к больным с психическими расстройствами подчеркивается специалистами [1; 8; 11].

В Московском НИИ психиатрии накоплен опыт применения различных тренинговых программ для социально-психологической адаптации больных шизофренией [3; 10].

Достижение высокого качества жизни в современном информационно-перенасыщенном обществе невозможно без обладания хорошей памятью, сообразительностью, гибкостью мышления, навыками самоорганизованности.

Участие в когнитивном тренинге дает возможность пациентам, используя собственные когнитивные ресурсы, вернуться к полноценной активной жизни, не требующей посторонней помощи, исполнению профессиональных обязанностей, реализации карьерных устремлений.

Цели тренинга:

коррекция памяти путем ее переструктурирования и интеграции с другими когнитивными функциями (восприятием, мышлением), используя различные мнемотехнические приемы;

активизация процессов непроизвольного и произвольного внимания;

развитие и тренировка навыков логического мышления, формирующих целенаправленность, последовательность, гибкость умозаключений;

развитие образного мышления, являющегося необходимым ресурсом ассоциативной памяти;

вовлечение пациентов в групповую деятельность, способствующую коммуникабельности;

преодоление социальной изоляции больных, формирование навыков социально адаптированного поведения в условиях групповой работы;

расширение общего кругозора, определяющего возможности включения в новые формы деловой и досуговой активности;

совершенствование вербальных навыков за счет увеличения объема активного словарного запаса;

привлечение пациентов к творческой деятельности, стимулирующей поиск креативных когнитивных и поведенческих стратегий;

обучение пациентов навыкам переключения внимания (вначале непроизвольно заданное) с тревожно-тоскливых воспоминаний и представлений на полезную деятельность;

создание положительной эмоциональной атмосферы, ощущения удовлетворенности от выполненной работы для преодоления интеллектуальной и социальной ангедонии у больных;

тренировка регуляторных функций в результате соблюдения режима умственной активности, чередующейся с отдыхом и другими формами активной деятельности;

выработка критериев динамической оценки эффективности лечения;

формирование мотивационной установки на самостоятельную работу вне клиники.

Состав участников и принципы формирования групп

На предварительном этапе определялись условия формирования групп когнитивного тренинга, критерии включения-исключения, алгоритм проведения тренинга, объем заданий. В течение 2013—2017 гг. в тренинге приняли участие 532 пациента. В таблице отражена частота представленности основных форм психических расстройств из круга аффективного спектра среди участников.

 

Таблица 1

Распределение участников тренинга (в %) по клиническим формам расстройств1

 

Оптимальная численность тренинговых групп — 12—15 человек. Группы смешанные по гендерной представленности.

Психоэмоциональный фон группы испытывал влияние возрастного и гендерного факторов. На пожилых пациентов угнетающе действовало присутствие в группе участников противоположного пола того же возраста, в то время как молодежь воспринималась ими доброжелательно, с готовностью оказывать поддержку.

Пациентки пожилого возраста с более грубыми когнитивными нарушениями охотнее посещали занятия, если группа состояла из их сверстниц.

Молодые пациенты не зависели от выбора состава участников.

Тяжесть когнитивных расстройств учитывалась при формировании группы, однако намеренно допускалось, что тренинги одновременно будут посещать больные с различной степенью когнитивного снижения. При этом предполагаемое переживание неуспешности-несостоятельности некоторыми пациентами предупреждалось индивидуальным подходом к каждому в выборе предложенных заданий. Разный по уровню когнитивных возможностей состав участников порождал естественную конкуренцию в группе, стимулирующую к активной работе (важно было не перейти допустимый порог эмоционального напряжения).

В тренинге реализовывался принцип «открытого функционирования», предполагающий самодостаточность и законченность каждого занятия, что давало возможность участникам включаться в работу группы на любом этапе, а также единично пропускать занятия по каким-либо причинам без потери эффективности.

Работа группы

Занятия проводились в строго определенные дни недели и часы, что изначально дисциплинировало больных. Посещение тренинга предполагало желание пациентов работать над преодолением своих проблем, однако, учитывая их мотивационную недостаточность, на начальных этапах включение в группу могло носить и директивный характер с обязательной разъяснительно-мотивирующей беседой.

Занятиям отводились часы, свободные от фармакологических (капельные вливания) и диагностических процедур, что способствовало оптимизации режима работы отделения с помощью вовлечения пациентов в активную досуговую деятельность вместо пассивного отдыха, не приводящего к психическому выздоровлению. Продолжительность одного занятия составляла 75—90 минут.

Среднее число посещенных занятий — 7.5, что соответствовало средней продолжительности периода госпитализации больного (около 30 дней).

Программа тренинга, как и отдельно взятого занятия, тщательно планировалась. Материал заданий предъявлялся каждому участнику в виде распечатанных листов с четко прописанными инструкциями (если не предполагалась исключительно устная форма выполнения заданий). Ведущий одновременно проговаривал инструкции, убеждаясь, что все участники их правильно понимают.

Для поддержания устойчивого интереса к занятиям каждый раз предлагались различные и разнообразные упражнения, при выборе которых ведущим учитывались увлечения участников и динамика достигнутых результатов по определенным показателям.

Обязательно проводился анализ ошибок в группе, но с запретом на отрицательное подкрепление и с элементами положительной стимуляции, такими как похвала, подбадривание, вселение уверенности в достижимость желаемого результата.

Периодически используемые игровые формы подачи материала и всевозможные развивающие игры снимали психологическую напряженность в группе, повышали коммуникабельность, эмоциональный настрой участников.

Все пациенты во время тренинга, совпадающего с периодом их госпитализации, получали психофармакотерапию.

Структура занятия

Традиционно все занятия начинались с упражнения «Знакомство». Больные поочередно представлялись друг другу, называя имя-отчество и рассказывая о своих предпочтениях в ответ на вопрос ведущего, например «Какой цвет вам наиболее приятен?», «Вспомните название понравившегося фильма», «Назовите любимое блюдо» и т.п. Задача от участника к участнику усложнялась тем, что каждому последующему требовалось вспомнить, как зовут и что сказали предыдущие. Невольно завязывалась беседа, помимо тренировки памяти, способствовавшая созданию более непринужденной атмосферы и снятию эмоциональной напряженности, свойственной начальному этапу занятия. Далее следовали несложные двигательные упражнения, подготавливающие к работе задействованные мышечные группы.

Основной этап занятия обязательно включал упражнения по развитию и тренировке всех когнитивных функций — внимания, памяти, мышления, регуляторных процессов (см. раздел «Примеры упражнений когнитивного тренинга»). Некоторые задания отличались трудоемкостью, требовали сосредоточенности или предполагали совместное обсуждение результатов с поиском более эффективных способов решений.

В заключительной части тренинга для эмоциональной релаксации нередко использовался доступный набор развивающих игр: пациентам нравилось играть в «Русское лото», вызывающее ностальгические чувства, и «Тримино» (вариант домино, где фишки имеют треугольную форму).

Обсуждение

Когнитивный тренинг, в модели которого заложены принципы активного вовлечения участников в исследовательский поиск, аргументированное обоснование найденных решений, интерперсональное взаимодействие стимулирует раскрытие мотивационно-личностных ресурсов пациентов, способствующее восстановлению их когнитивных функций.

Анализ объемной базы эмпирических данных выявил следующие положительные тенденции:

улучшение самоотчета у пациентов, приобретшего черты большей развернутости, структурированности, содержательной насыщенности;

быстрое и точное выполнение заданий, требующих сосредоточенности;

использование усвоенных мнемотехнических приемов для оптимизации процессов памяти в повседневной деятельности;

повышение самодисциплины;

коммуникативную направленность поведения;

стабилизацию эмоционального фона;

формирование поведенческих установок, поддерживающих стремление к активной профессиональной или учебной деятельности;

желание продолжать самостоятельные занятия вне клиники.

Получены статистические доказательства редукции когнитивных нарушений в случае комплексного подхода к лечению, сочетающего наряду с традиционной фармакотерапией когнитивный тренинг [15].

Проявленная заинтересованность пациентов в подобного рода занятиях формирует условия для терапевтического партнерства пациента — врача — клинического психолога.

Примеры упражнений когнитивного тренинга

Развитие внимания

«Художники»

Участникам предлагается закрыть глаза и представить, что они рисуют цифры от 0 до 9 кисточкой, роль которой выполняет кончик носа.

«Фотографы»

Ведущий на несколько секунд демонстрирует участникам необычный предмет, к примеру декоративную вазу. Затем предмет убирается, а от участников требуется детально восстановить и устно или письменно описать образ увиденного. Упражнение также развивает зрительную память.

«Считалочки»

Участники считают по кругу непрерывно от 1 до определенного числа, например до 21, останавливаясь на числах, соответствующих заданным критериям, предположим, делящихся без остатка на 2 или 3, и произнося их вслух.

Вариант «Не собьюсь»

Присутствующие считают по очереди вслух от 1 до 21, как только кому-то выпадает число, содержащее цифру 2, он вместо этого числа произносит «не собьюсь» и порядковый счет возобновляется.

«Корректура»

Участникам раздаются вырезки журнальных или газетных заметок с учетом предполагаемых интересов каждого: например, участнику пожилого возраста можно предложить статью о старых кинофильмах, молодому — о современной технике. Требуется внимательно читать материал и вычеркивать слова, отвечающие заранее оговоренному условию, например, содержащие две или три буквы «а».

В конце задания ведущий неожиданно просит каждого пересказать смысл прочитанного. Это позволяет оценить, насколько конкретная целевая установка влияет на восприятие информации. В ряде случаев клинической практики больные жалуются, что не запоминают прочитанное. Возможно, одна из причин этого кроется во внутренней мотивации, когда чтение организуется лишь как процесс просматривания набора языковых знаков (слов).

«Наблюдательность»

Ведущий просит участников сидеть с закрытыми глазами и задает каждому вопрос, ответ на который предполагает наличие способности подмечать мелкие детали в процессе восприятия окружающих(-щего). Допустим, спрашивается, во что одет тот или иной участник, или кто из присутствующих носит очки, серьги, имеет короткую прическу и т.п.

Упражнение развивает зрительную память.

«Кладовые мозга»

Упражнение учит концентрировать внимание, погружаясь в проблему. Требуется закрыть глаза и, не отвлекаясь на посторонние раздражители, подумать в течение нескольких минут вначале о том, что можно запланировать сделать вечером, затем о недавно прочитанном литературном сюжете (или услышанном новостном) и, наконец, вспомнить приятное личное событие.

«Поле слов»

Ведущий раздает каждому таблицы из набора объединенных в строки и столбцы букв, среди которых можно прочитать слова (нетрудно составить сколь угодно много таких таблиц). Необходимо найти эти слова, ограниченные частью речи — существительным.

Упражнение способствует развитию вербальной памяти. ▼

Развитие памяти

Упражнения построены на использовании мнемотехнических приемов ассоциативного запоминания.

«Мой дом — моя крепость»

Участники тренинга сидят с закрытыми глазами и представляют себе комнату или квартиру, где живут. Ведущий называет 10—12 слов для запоминания, которые необходимо, соблюдая порядок предъявления, мысленно расположить в разных местах хорошо знакомого жилища. Можно дополнять воображаемые образы картинками-сценками. Метод помогает запоминать достаточно большой объем информации.

«Ассоциативная память»

Для запоминания предъявляется перечень слов, под диктовку записываемых в столбик. К каждому слову необходимо подобрать слово-ассоциацию и таким образом составить второй столбец, где, однако, соблюден другой порядок следования слов.

Возможный вариант для иллюстрации: ▼

Примечние: * — слова-ассоциации.

 

Закрывая левый столбец, по установленным ассоциативным связям необходимо вспомнить исходные слова.

«Образы-картинки»

Упражнение развивает воображение. Ведущий описывает ситуации, вызывающие у присутствующих яркие зрительные образы, которые помогают запомнить ключевые слова («мнестические мишени»), например: лев, лежащий на скале и греющийся на солнце; молния в темноте; кольцо с бриллиантом, сверкающим на солнце; крик ужаса в ночи; утка, переводящая утят через дорогу.

«Цифры-образы»

Вначале участники обсуждают, с образами каких предметов ассоциируются у них обычные арабские цифры. Затем ведущий составляет определенную последовательность наименований этих предметов, отражающую, положим, знакомый всем телефонный номер. Следующий шаг состоит в разгадывании логической комбинации с помощью всплывающих в памяти ассоциаций.

«Визуальное моделирование», предполагающее зарисовку по памяти графических схем знакомых объектов, например, расположения палат в отделении, маршрутов прогулок, пути до дома и т.д.

Развитие образного и логического мышления

«Китайская грамота»

Участникам дается возможность воображаемо трансформировать китайские иероглифы в образы каких-либо предметов, людей, явлений.

«Скажи иначе»

Присутствующие делятся на две команды, сидящие друг напротив друга. Одной команде раздаются листки бумаги (или карточки) с напечатанными на них понятиями, которым нужно дать функциональные определения, при этом не произнося вслух написанных слов. «Объяснение» понятий происходит сообща всеми участниками команды. Задача другой команды — угадать слова. Затем команды меняются ролями. Упражнение способно увлечь и создать веселую игровую атмосферу.

«Выдумщик»

Требуется составить из набора букв заданного слова как можно больше новых. Здесь важно применение правильной стратегии решения, заключающейся в комбинировании небольшого количества исходных букв (3—5) для получения перечня коротких слов. Далее приводится пример того, как больная, используя верный подход, смогла быстро справиться с заданием.

Больная Т.Н. (депрессивное расстройство, 5-е занятие): из исходного слова «пирокатехин» составила следующие слова — «пир», «перо», «пора», «прок», «крот», «корт», «хек», «репа», «рота», «кипа», «техника», «хна», «карт», «пика», «порт», «пот», «пах», «пан», «пар», «пехота», «рок», «рот», «рента», «рак», «река».

Как вариант, можно заняться решением анаграмм, находя новые слова посредством перестановки букв. Задание развивает вербальное мышление.

«Математика на спичках»

На столе при помощи крупных каминных спичек выкладываются математические равенства по заданным образцам, при этом они оказываются логически верными или неверными. Задача состоит в том, чтобы, перекладывая или убирая одну или несколько спичек, получить новые верные равенства или исправить допущенные ошибки. Например,

Задание выполняется командами из 3—4 человек.

«Логические цепочки из пар слов»

Инструкция требует построить логическую цепочку, связывающую пару слов, допустим «курицу» с «омлетом», «дерево» с «книгой». Участники по очереди выполняют задание с различными парами слов.

«Шифровальщики»

Ведущий просит первые девять букв алфавита русского языка (выбор букв может производиться и по другому принципу) обозначить по порядку цифрами от 1 до 9. Затем участникам называются всевозможные комбинации цифр, в которых нужно разгадать зашифрованные слова, к примеру в цифровой последовательности 912131 читается слово «забава».

«Мини-роман»

Из набора слов различной семантической близости необходимо составить небольшой логически связанный рассказ, в который были бы включены все слова. Ниже цитируются рассказы, написанные пациентами.

► Больная Л.С. (депрессивное расстройство, 4-е занятие):
«Как я люблю свое окно*, когда первый луч солнца пробивается сквозь дерево напротив. Он отражается на стекле фотографии моей дочери, стоящей на серванте. Она всегда рядом со мной».

Больной А.Н. (депрессивное расстройство, 3-е занятие):
«Из окна комнату освещал луч солнца. Яркие блики, пробивавшиеся сквозь ветви дерева, играли на серванте, полированном так гладко, что казалось, он был глянцевым, как фотография».

Больная Н.Н. (депрессивное расстройство, 5-е занятие):
«Это был прекрасный день. Лето в самом разгаре, жара. И вдруг пролился настоящий ливень. Сидя на лавке, я любовалась, как, медленно кружась, падали листья в огромные лужи, моментально появившиеся вокруг меня».

* — выделены исходные слова.

 

Увлекательно разгадывание головоломок, логических цепочек, загадок, задействующее все когнитивные функции.

Пример несложного интересного упражнения: ведущий задает вопросы, составленные в форме загадок по сюжетам хорошо знакомых сказок (можно привлекать различные области знаний, создавая новые варианты задания); ответы на вопросы служат стимульным материалом филворда, представленного в виде таблицы, на первый взгляд, хаотично разбросанных букв, которые нужно собрать в слова, читаемые, помимо обычного, и справа налево, и снизу вверх. ▼

 

Тренировка регуляторных функций задана в любом упражнении, подчиненном четко сформулированным правилам и требующем постоянного контроля исполнения. В программу тренинга включены и специальные задания, обучающие доступным способам планирования.

 

_______________________

1 Диагноз устанавливался врачами — сотрудниками отдела расстройств аффективного спектра.

 

Литература

1.   Бобров А.Е., Довженко Т.В., Кулыгина М.А. Медицинская психология в психиатрии. Методологические и клинические аспекты // Социальная и клиническая психиатрия. – 2014. – Т. 24, № 1. – С. 70–75.

2.   Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6-ти томах. Т. 3. Проблемы развития психики / под ред. А.М. Матюшкина – М.: Педагогика,  1983. – 368 с.

3.   Готлиб М.И., Холмогорова А.Б. Развитие коммуникации у больных с тяжелыми формами психической патологии методом обучения танцевальному движению (на основе аргентинского танго) // Консультативная психология и психотерапия. – 2015. – Т. 23, № 2. – C. 116–130.

4.   Долговременное изучение психического здоровья ликвидаторов последствий Чернобыльской аварии / В.Н. Краснов, В.В. Крюков, И.Н. Емельянова [и др.] // Доктор.Ру. – 2016. – № 4(121). – C. 44–48.

5.   Краснов В.Н. Диагноз и классификация психических расстройств в русскоязычной психиатрии: раздел расстройств аффективного спектра // Социальная и клиническая психиатрия. – 2010. – Т. 20, № 4. – С. 58–63.

6.   Краснов В.Н. Психоорганический синдром как предмет нейропсихиатрии // Доктор.Ру. – 2011. – № 4(63). – С. 34–42.

7.   Краснов В.Н. Расстройства аффективного спектра. – М.: Практическая медицина. – 2011. – 432 с.

8.   Комплексный подход к социально-когнитивным вмешательствам при работе с больными шизофренией / О.О. Папсуев, Л.Г. Мовина, Н.Д. Семенова [и др.] // Социальная и клиническая психиатрия. – 2015. – Т. 25, № 1. – C. 36–44.

9.   Лобные доли и регуляция психических процессов: нейропсихологические исследования / под ред. А.Р. Лурии, Е.Д. Хомской. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1966. – 740 с.

10.   Программа тренинга когнитивных и социальных навыков (ТКСН) у больных шизофренией / А.Б. Холмогорова, Н.Г. Гаранян, А.А. Долныкова [и др.] // Социальная и клиническая психиатрия. – 2007. – Т. 17, № 4. – С. 67–77.

11.   Психиатрия в первичном звене здравоохранения: новое решение старой проблемы / В.Н. Краснов, Т.В. Довженко, А.Е. Бобров [и др.] // Социальная и клиническая психиатрия. – 2013. – Т. 23, № 4. – С. 5–13.

12.   Рыжова И.А. Значение наследия А.Р. Лурии для современной нейропсихиатрии: исследование когнитивных нарушений у лиц, участвовавших в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика. – 2014. – № 4(6) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: 21.05.2017).

13.   Рыжова И.А. Структура мнестических нарушений у лиц с психоорганическим синдромом, развившимся вследствие участия в работах по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС // Психическое здоровье. – 2014. – Т. 12, № 6. – С. 65–71.

14.   Рыжова И.А., Крюков В.В. Снижение мотивационно-волевой регуляции как деструктивный фактор мышления у больных с психоорганической патологией: взгляд в традициях отечественной психологической науки // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика. – 2015. – № 4(10) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: 21.05.2017).

15.   Рыжова И.А., Самедова Э.Ф. Коррекция когнитивных нарушений при расстройствах аффективного спектра методом когнитивного тренинга // Психиатрия, психотерапия и клиническая психология. – 2016. – Т. 7, № 1. – C. 112–121.

16.   Шмуклер А.Б. Когнитивные нарушения в структуре депрессивного синдрома // Социальная и клиническая психиатрия. – 2016. – Т. 26, № 1. – C. 72–76.

17.   Early Aging in Chernobyl Clean-Up Workers: Long-Term Study / V.N. Krasnov, V.V. Kryukov, E.F. Samedova [et al.] // BioMed Research International. – 2015. – Vol. 2015. – P. 5.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.99:616.89

Рыжова И.А. Когнитивный тренинг как психокоррекционный метод в психиатрии // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2017. – T. 9, № 5(46) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год
Яндекс цитирования Get Adobe Flash player