Консторум С.И.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Отчет
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Гендерные особенности копинг-стратегий подростков с нарушениями двигательных функций

Горьковая И.А., Микляева А.В. (Санкт-Петербург, Россия)

 

 

Горьковая Ирина Алексеевна

Горьковая Ирина Алексеевна

доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры психологии человека; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена», наб. р. Мойки, д. 48, Санкт-Петербург, 191186, Россия. Тел.: 8 (812) 312-22-28;

заведующая кафедрой психосоматики и психотерапии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Литовская, 2, Санкт-Петербург, 194100, Россия.
Тел.: 8 (812) 295-06-46.

E-mail: iralgork@mail.ru

Микляева Анастасия Владимировна

Микляева Анастасия Владимировна

доктор психологических наук, доцент, профессор кафедры психологии человека; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена», наб. р. Мойки, д. 48, Санкт-Петербург, 191186, Россия. Тел.: 8 (812) 312-22-28.

E-mail: a.miklyaeva@gmail.com

 

Аннотация. В статье представлены результаты исследования, направленного на изучение предпочитаемых стратегий копинг-поведения среди подростков с нарушениями двигательных функций различного генеза. Исследование проводилось с помощью Опросника изучения стратегий копинг-поведения Е. Хейма в адаптации Л.И. Вассермана. В нем приняли участие 177 подростков в возрасте 13—16 лет, в том числе 65 подростков с нарушениями двигательных функций и 112 условно здоровых подростков (группа сравнения). Результаты показывают, что подростки с нарушениями двигательных функций в целом предпочитают копинг-стратегии, аналогичные тем, которые предпочитают условно здоровые сверстники: сохранение самообладания, оптимизм и отвлечение. В выборке подростков с нарушениями двигательных функций наблюдается общая с группой сравнения тенденция гендерной дифференциации предпочитаемых копинг-стратегий, проявляющаяся в большей склонности мальчиков к стратегиям «проблемный анализ» и «подавление эмоций», а девочек — к «эмоциональной разрядке». По результатам исследования делается вывод о том, что формирование копинг-стратегий у подростков с нарушениями двигательных функций во многом схоже с формированием их у группы сравнения и включает в себя гендерную дифференциацию копинг-стратегий, предпочитаемых мальчиками и девочками.

Ключевые слова: копинг-стратегии; когнитивный копинг; эмоциональный копинг; поведенческий копинг; подростки; нарушения двигательных функций; гендерные особенности.

 

Поступила в редакцию:

Прошла рецензирование:


Опубликована:

 

28.06.2019

16.07.2019

15.09.2019

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, отделения гуманитарных и общественных наук, проект № 17-06-00336.

 

Введение

Копипг-поведение, являясь важнейшим компонентом адаптационного потенциала личности, представляет собой целенаправленное поведение человека, обеспечивающее совладание с жизненными трудностями посредством реализации осознанных стратегий действий [11]. Копинг-стратегии, используемые человеком, определяются особенностями его личности и являются довольно устойчивыми, однако выбор конкретных стратегий поведения детерминирован не только личностью человека, но и характеристиками ситуации [8]. Именно адекватность реализуемых копинг-стратегий особенностям текущей ситуации определяет продуктивность копинг-поведения [2].

Будучи характеристикой личности человека, стиль копинг-поведения активно формируется на протяжении детства и подросткового возраста [9]. Именно на подростковый возраст приходится один из наиболее активных периодов формирования стиля совладающего поведения, которое протекает в неразрывном единстве с другими сторонами личностного развития подростков и, в частности, опосредуется процессами становления гендерной идентичности. Известно, что копинг-поведение носит гендерно-специфичный характер, отражающий нормативное содержание гендерных ролей. Согласно эмпирическим данным, мужчины более склонны к проблемно-фокусированным усилиям, направленным на изменение неблагоприятной ситуации, в то время как женщины чаще расположены к эмоционально-ориентированному копингу и поиску социальной поддержки [7; 13]. Предпосылки «гендерной специализации» совладающего поведения фиксируются уже в детском возрасте [12], однако именно к подростковому возрасту гендерные различия стратегий совладания с жизненными трудностями становятся наиболее очевидными и отчетливо фиксируются к окончанию старшего подросткового возраста [1].

Эмпирические данные свидетельствуют о том, что мальчики-подростки достоверно чаще обращаются к стратегии «планирование решения проблемы», тогда как девочки — к стратегиям «поиск социальной поддержки», «дистанцирование» и «избегание» [6; 13], что соответствует нормативным ролевым моделям поведения мужчин и женщин, предписывающим мужчинам решать возникающие проблемы самостоятельно, в отличие от женщин, для которых обращение за помощью и поддержкой оценивается как допустимое. При этом спектр стратегий копинг-поведения у мальчиков ýже, чем у девочек, стиль совладающего поведения мальчиков в процессе становления претерпевает резкие скачкообразные изменения, тогда как у девочек этот процесс происходит значительно более плавно [4]. Последовательное усиление гендерных различий стилевых особенностей копинг-поведения, констатируемое в подростковом возрасте, рассматривается в контексте повышения успешности социального взаимодействия, несмотря на дискуссионный характер вопроса о продуктивности гендерно-специфичных копинг-стратегий в тех или иных жизненных ситуациях.

Отметим, что описанные тенденции выявлены на материале обследований подростков с нормативным развитием, в то время как гендерные особенности копинг-стратегий подростков с нарушениями развития изучены крайне фрагментарно. Можно предполагать, что в случае подростков с нарушениями развития, спектр копинг-стратегий которых опосредован характером заболевания [14], закономерности «гендерной специализации» стилей совладающего поведения имеют определенную специфику. Ранее в исследовании копинг-поведения подростков с нарушениями зрения нами было показано, что становление системы предпочитаемых копинг-стратегий подростков в этом случае в меньшей степени соотносится с нормативным представлением о содержании гендерных ролей, чем среди условно здоровых подростков [5]. В данной статье представлены материалы, раскрывающие проблему гендерных особенностей копинг-поведения подростков с нарушениями двигательных функций. Известно, что двигательные нарушения оказывают существенное влияние на характер копинг-поведения подростков, которое отличается от копинг-поведения подростков с типичным развитием [3; 10]. В связи с этим возникает вопрос о соотношении фактора пола с фактором нарушений двигательных функций в становлении стиля совладающего поведения подростков с двигательными нарушениями. Целью нашего исследования, таким образом, стало изучение гендерных особенностей стратегий копинг-поведения подростков с нарушениями двигательных функций.

Материалы и методы

Сбор эмпирических данных осуществлялся с помощью Опросника изучения стратегий копинг-поведения (Е. Хейм, адаптация Л.И. Вассермана). Опросник позволяет построить индивидуальные профили предпочитаемых копинг-стратегий на основе оценки 26 ситуационно-специфических вариантов стратегий, отражающих активность личности в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах, а также оценить степень адаптивности предпочитаемых копинг-механизмов (см. таблицу 1).

 

Таблица 1

Структура Опросника изучения стратегий копинг-поведения
(Е. Хейм, адаптация Л.И. Вассермана)

 

Выборку подростков с двигательными нарушениями составили 65 подростков с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата различного генеза (НОДА), из них 34 мальчика и 31 девочка. Все подростки обучаются в специализированных образовательных учреждениях Санкт-Петербурга и имеют сохранный интеллект. Группу сравнения составили 112 условно здоровых подростков (УЗ), учащиеся общеобразовательных школ Санкт-Петербурга, в том числе 59 девочек и 53 мальчика. Возраст опрошенных — 13—16 лет. Опрос подростков с нарушениями двигательных функций осуществлялся индивидуально, ответы фиксировал опрашивающий. Условно здоровые подростки опрашивались фронтально, самостоятельно заполняя опросные бланки.

Обработка результатов исследования осуществлялась в несколько этапов. На первом этапе осуществлялось сравнение профилей копинг-стратегий, предпочитаемых юношами и девушками в каждой из выборок, с помощью критериального анализа (критерий Фишера φ*). На втором этапе оценивалось влияние факторов пола и наличия/отсутствия двигательного нарушения на предпочтение тех или иных копинг-стратегий, использовался двухфакторный дисперсионный анализ. Все расчеты осуществлялись с помощью пакета прикладных статистических программ Statistica 10.0.

Результаты исследования и их обсуждение

Полученные результаты свидетельствуют о некоторых качественных различиях в стратегиях копинг-поведения, предпочитаемых подростками с нарушением двигательных функций и их условно здоровыми сверстниками. Это выражается, в частности, в достоверно более частом предпочтении подростками с двигательным нарушениями тех эмоционально-ориентированных копинг-стратегий, которые носят адаптивный характер (φ*=2,21; p<0,05), а также относительно адаптивных поведенчески-ориентированных копинг-стратегий (φ*=2,68; p<0,01). Описанные тенденции в целом характерны и для девочек, и для мальчиков, достоверных различий между предпочтениями адаптивных, относительно адаптивных и дезадаптивных копинг-стратегий различных типов не выявлено (см. таблицу 2).

 

Таблица 2

Адаптивность копинг-стратегий, предпочитаемых мальчиками (М) и
девочками (Д), %

 

Гендерная специфичность копинг-стратегий подростков, однако, становится очевидной на этапе качественного анализа копинг-стратегий, результаты которого представлены в таблице 3.

 

Таблица 3

Копинг-стратегии, предпочитаемые мальчиками (М) и девочками (Д), %

 

Результаты исследования показывают, что между выборками мальчиков и девочек существуют определенные различия в предпочитаемых копинг-стратегиях.

Среди когнитивно-ориентированных копинг-стратегий в выборке мальчиков с нарушениями двигательных функций преобладают «смирение», «диссимуляция» и «самообладание», в то время как для девочек наряду с «диссимуляцией» и «сохранением самообладания» значимой оказывается стратегия «придание смысла». Стратегия «сохранение самообладания» занимает лидирующее положение в выборке условно здоровых подростков (независимо от пола) и дополняется «проблемным анализом» и «приданием смысла» в выборке мальчиков и «установкой собственной ценности» и «растерянностью» в выборке девочек.

В числе наиболее распространенных эмоционально-ориентированных копинг-стратегий во всех без исключения выборках оказались «оптимизм» и «подавление эмоций». В дополнение к ним в выборке условно-здоровых девочек довольно распространена стратегия «покорность», чего не наблюдается среди девочек с нарушениями двигательных функций и мальчиков (независимо от наличия или отсутствия нарушений).

Наиболее популярными поведенчески-ориентированными копинг-стратегиями в выборке подростков с нарушениями двигательных функций оказались «отвлечение» (независимо от пола), а также «альтруизм» для мальчиков и «отступление» для девочек. В выборке условно здоровых подростков наиболее распространенной (независимо от пола) является стратегия «отступление», в то время как стратегия «альтруизм» оказалась более часто встречающейся в выборке девочек, а «отвлечение» — мальчиков.

Можно отметить, что копинг-стратегии, которые предпочитают мальчики и девочки, составившие группу сравнения, содержательно соотносятся с традиционными нормами мужского и женского поведения: мальчики в большей степени, чем девочки, отдают предпочтение стратегиям «придание смысла» (φ*=1,98; p<0,05), «проблемный анализ», «подавление эмоций» (φ*=1,64; p<0,05), «отвлечение» (φ*=2,45; p<0,01), в то время как девочки достоверно чаще используют стратегии «покорность» (φ*=2,42; p<0,01), «альтруизм» (φ*=2,24; p<0,01). В выборке подростков с двигательными нарушениями можно отметить аналогичные тенденции по параметрам «проблемный анализ», «подавление эмоций» и отвлечение, однако они не достигают статистической значимости. На этом основании, а также в связи с констатированными выше различиями между группами подростков с нарушениями двигательных функций и их условно здоровых сверстников возникает вопрос о соотношении вклада факторов пола и особенностей развития (в нашем случае — нарушений двигательных функций) в описанный профиль копинг-стратегий подростков, составивших нашу выборку.

Ответ на сформулированный выше вопрос может быть предложен на основе анализа результатов двухфакторного дисперсионного анализа (см. таблицу 4).

 

Таблица 4

Результаты дисперсионного анализа

 

Результаты дисперсионного анализа позволяют утверждать, что в процессе формирования системы копинг-стратегий подростков с нарушениями двигательных функций существенную роль играют и фактор пола, и фактор заболевания, находящиеся во взаимодействии друг с другом. Так, фактор пола вносит основной вклад в гендерную специфичность предпочтения копинг-стратегий «проблемный анализ», «подавление эмоций» и «эмоциональная разрядка». Первые две стратегии в большей степени характерны для мальчиков, третья — для девочек (в нашей выборке она встречается только у девочек), независимо от наличия или отсутствия двигательных нарушений. Некоторые другие стратегии, судя по всему, детерминируются преимущественно особенностями развития, в частности, нарушение двигательных функций оказалось связанным с предпочтением «религиозности», тогда как отсутствие двигательных нарушений — с «установкой собственной ценности», «активным избеганием», «отступлением» и «сотрудничеством». Стратегии «покорность» и «конструктивная активность» имеют разнонаправленные гендерные различия: в выборке условно здоровых подростков они в большей степени свойственны девочкам, среди подростков с нарушениями двигательных функций — мальчикам. Отметим, однако, что большинство копинг-стратегий, продемонстрировавших достоверные связи с факторами «пол» и «наличие/отсутствие заболевания», не относятся к числу стратегий, имеющих наибольшую распространенность среди обследованных подростков.

Выводы

На основе полученных нами результатов можно утверждать, что в формирование системы копинг-стратегий подростков с нарушениями двигательных функций вносят вклад как особенности возраста, так и особенности развития. Наиболее предпочитаемые копинг-стратегии среди таких подростков в целом аналогичны предпочтениям подростков с типичным развитием и представлены адаптивной когнитивно-ориентированной копинг-стратегией «сохранение самообладания», адаптивной эмоционально-ориентированной копинг-стратегией «оптимизм» и — среди поведенчески-ориентированных копинг-стратегий — условно адаптивной стратегией «отвлечение». Значительные гендерные различия в предпочтении стратегий «проблемный анализ», «подавление эмоций» и «эмоциональная разрядка», обнаруженные в обеих выборках, позволяют утверждать, что формирование данных копинг-стратегий опосредовано содержанием гендерных ролей, которые активно осваивают подростки, и не зависит от наличия или отсутствия двигательных нарушений. Стратегии, предпочтение которых оказалось связанным с фактором наличия/отсутствия двигательных нарушений, довольно разнообразны, однако, за исключением неадаптивной поведенчески-ориентированной стратегии «отступление», не занимают лидирующих позиций в рейтинге копинг-стратегий. Обобщая, можно отметить, что формирование копинг-стратегий подростков с нарушениями двигательных функций, судя по всему, происходит аналогично становлению системы совладающего поведения у подростков с типичным развитием и, в частности, включает в себя гендерную дифференциацию копинг-стратегий, предпочитаемых мальчиками и девочками; особенности развития, в свою очередь, проявляются преимущественно в отношении тех копинг-стратегий, которые не входят в число предпочитаемых подростками.

 

Литература

1.   Бартош О.П., Бартош Т.П. Возрастные и гендерные особенности копинг-поведения подростков // Вестник Южно-Уральского Государственного Университета. Серия: Психология. – 2012. – № 6 (265). – С. 42–46.

2.   Вассерман Л.И., Абабков В.А., Трифонова Е.А. Совладание со стрессом: теория и психодиагностика: учебно-методическое пособие / под науч. ред. проф. Л.И. Вассермана. – СПб.: Речь, 2010. – 192 с.

3.   Вербрюгген А.А. Защитные механизмы и копинг-стратегии у детей с двигательными нарушениями и их родителей: автореф. дис. … канд. психол. наук. – СПб., 2008. – 23 с.

4.   Ветрова И.И. Развитие регуляции поведения в подростковом возрасте: соотношение стратегий совладания, контроля поведения и психологических защит // Вестник Томского государственного университета. – 2010. – № 339. – С. 135–138.

5.   Горьковая И.А., Микляева А.В. Копинг-стратегии подростков с нарушениями зрения: гендерный аспект // Поляковские чтения – 2018 (к 90-летию Ю.Ф. Полякова): сборник материалов научно-практической конференции с международным участием 15-16 марта 2018 г. / под ред. Н.В. Зверевой, И.Ф. Рощиной. С.Н. Ениколопова. – M.: Сам Полиграфист, 2018. – С. 127–129.

6.   Дерманова И.Б., Залесская М.А. Совладающее поведение в связи с самоотношением и удовлетворенностью жизнью в подростковом возрасте // Молодежь в науке: новые аргументы: сборник научных работ V-го международного молодежного конкурса. – Липецк: Аргумент, 2016. – Часть IV. – С. 130–138.

7.   Исаева Е.Р. Копинг-поведение: анализ возрастных и гендерных различий на примере российской популяции // Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2009. – № 11 (89). – С. 144–147.

8.   Крюкова Т.Л. Возрастные и кросс-культурные различия в стратегиях совла-дающего поведения личности // Психологический журнал. – 2005. –  Т. 26, № 2. – С. 5–15.

9.   Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения в разные периоды жизни. – Кострома: Костр. гос. университет им. Н.А. Некрасова, 2010. – 296 с.

10.   Кыштымова К.В. Особенности копинг-стратегий подростков с нарушением функций опорно-двигательного аппарата // Вестник Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова. – 2015. – № 14. – С. 93–97.

11.   Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследовании // Эмоциональный стресс / пер. с англ. / под ред. В.Л. Леви. – Ленинград: Медицина, 1970. – С. 178–208.

12.   Матафонова С.И. Динамика выбора копинг-стратегий у детей младшего школьного возраста // Теория и практика общественного развития. – 2015. – № 12. – С. 490–492.

13.   Нижегородцева Н.В., Тарасова С.С. Совладающее поведение подростков с разным уровнем осознанной саморегуляции // Ярославский педагогический вестник. – 2017. – № 2. – С. 211–215.

14.   Совладающее поведение лиц с ограниченными возможностями здоровья как фактор качества жизни и субъективного благополучия / С.А. Хазова, Н.С. Шипова, Т.Н. Адеева [и др.] // Консультативная психология и психотерапия. – 2018. – Т. 26,  № 4. – С. 101–118. doi:10.17759/cpp.2018260407

15.   Сунцова Я.С. Особенности психологических защит и копинг-стратегий мужчин и женщин // Вестник Удмуртского университета. Серия Философия. Психология. Педагогика. – 2014. – № 3. – С. 50–60.

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.922.7:616.7-053.7

Горьковая И.А., Микляева А.В. Гендерные особенности копинг-стратегий подростков с нарушениями двигательных функций // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2019. – T. 11, № 5(58) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

Gender Features of Coping Strategies of Adolescents with Motor Impairments

Gorkovaya I.A.1, 2
E-mail: iralgork@mail.ru

Miklyaeva A.V.1
E-mail: a.miklyaeva@gmail.com

1 The Herzen State Pedagogical University of Russia
48 Moika Embankment, St. Petersburg, 191186, Russia
Phone:

2 St. Petersburg State Pediatric Medical University
2 Litovskaya str., St. Petersburg, 194100, Russia
Phone: +7 (812) 295-06-46

Abstract. The article presents the results of the study aimed at analyzing the preferred coping strategies among adolescents with motor impairments of different genesis. The study was conducted with E. Heim's "Questionnaire on coping strategies" in L.I. Wasserman's adaptation. The sample included 177 adolescents aged 13—16 years, among them 65 adolescents with motor disorders and 112 healthy adolescents (comparison group). The results shown that adolescents with impaired motor functions generally prefer coping strategies similar to the preferences of their healthy peers: maintaining composure, optimism and distraction. There is a general trend of gender differentiation of preferred coping strategies with, which is manifested in a greater tendency of boys to the strategies of "problem analysis" and "suppression of emotions", and girls — "emotional discharge" in the sample of adolescents with impaired motor functions and in the comparison group. According to the results, the authors conclude that the formation of coping strategies of adolescents with impaired motor functions is largely similar to the comparison group and it includes a gender differentiation of coping strategies preferred by boys and girls.

Key words: coping strategies; cognitive coping; emotional coping; behavioral coping; adolescents; motor impairments; gender features.

For citation

Gorkovaya I.A., Miklyaeva A.V. Gender Features of Coping Strategies of Adolescents with Motor Impairments. Med. psihol. Ross., 2019, vol. 11, no. 5. [in Russian, abstract in English]. Available at: http://mprj.ru

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2019 год

2018 год

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год
Яндекс цитирования Get Adobe Flash player