Сухарева Г.Е.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Отчет
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Живые классики: Груня Ефимовна Сухарева —
выдающийся детский психиатр и учитель

Басова А.Я., Бебчук М.А., Зверева Н.В.,
Мандрусова Э.С. (Москва, Россия)

 

 

Басова Анна Яновна

Басова Анна Яновна

кандидат медицинских наук, заместитель директора по научной работе; государственное бюджетное учреждение здравоохранения города Москвы «Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков имени Г.Е. Сухаревой Департамента здравоохранения г. Москвы», 5-ый Донской проезд, д. 21А, Москва, 119334, Россия.
Тел.: 8 (495) 954-36-53;

доцент кафедры психиатрии и медицинской психологии; федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова» Министерства здравоохранения Российской Федерации, ул. Островитянова, 1, Москва, 117997, Россия. Тел.: 8 (495) 434-31-74.

E-mail: dr.anna.basova@gmail.com     http://www.npc-pzdp.ru/index/0-120

Бебчук Марина Александровна

Бебчук Марина Александровна

кандидат медицинских наук, директор; государственное бюджетное учреждение здравоохранения города Москвы «Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков имени Г.Е. Сухаревой Департамента здравоохранения г. Москвы», 5-ый Донской проезд, д. 21А, Москва, 119334, Россия. Тел.: 8 (495) 954-36-53;

E-mail: mail@dpb6.ru     http://www.npc-pzdp.ru/index/0-120

Зверева Наталья Владимировна

Зверева Наталья Владимировна

кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник отдела медицинской психологии; федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Научный центр психического здоровья», Каширское шоссе, 34, Москва, 115522, Россия. Тел.: 8 (495) 109-03-93;

профессор кафедры нейро- и патопсихологии развития факультета клинической и специальной психологии; федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Московский городской психолого-педагогический университет», ул. Сретенка, 29, Москва, 127051, Россия. Тел.: 8 (495) 632-91-99.

E-mail: nwzvereva@gmail.com

Мандрусова Элеонора Соломоновна

Мандрусова Элеонора Соломоновна

клинический психолог-практик (детский патопсихолог) с 50-летним стажем. Москва, Россия.

E-mail: ae.shapiro@yandex.ru

 

Аннотация. Статья посвящена памяти выдающейся фигуры в отечественной психиатрии, одной из создательниц советской детской психиатрии, доктору медицинских наук, профессору Груне Ефимовне Сухаревой (1891—1981). Избранный жанр статьи позволяет сочетать личные воспоминания и опыт работы с наследием Г.Е. Сухаревой с оценкой ее вклада в современное состояние всей области психического здоровья детей и подростков, развитие науки и практики психиатрии и клинической психологии детского и подросткового возраста, освещение проблем психического дизонтогенеза, аутистических и других расстройств. Кратко представлена биография Г.Е. Сухаревой, дана оценка ее вклада в создание и развитие детской и подростковой психиатрии в нашей стране в научно-практическом аспекте. Обсуждается значение ее работ для современной детской клинической психологии, методологии исследования в психиатрии и патопсихологии, мультидисциплинарному подходу, развитию гуманистического отношения к пациентам и их семьям. Обозначается место работ Г.Е. Сухаревой в современной подготовке специалистов в области психического здоровья детей и подростков.

Ключевые слова: детская и подростковая психиатрия; Г.Е. Сухарева; дизонтогенез; аутизм; детская шизофрения.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Настоящая статья посвящена выдающемуся детскому психиатру, ученому и практику, прекрасному врачу и педагогу, одной из основательниц отечественной детской психиатрии Груне Ефимовне Сухаревой (1891—1981). О Г.Е. Сухаревой написано и много, и мало, ее имя и основные работы известны всем, кто трудится в сложной профессиональной области охраны психического здоровья детей и подростков [1; 10; 11; 12; 13; 14; 19; 21]. В настоящей статье Г.Е. Сухарева представлена глазами детского психиатра, клинического психолога, ученицы и коллеги.

Груня Ефимовна Сухарева (1891—1981)

 

Статья состоит из трех относительно самостоятельных фрагментов — оценки вклада Г.Е. Сухаревой в зарождение и становление детской и подростковой психиатрии в нашей стране на современном этапе (позиция Марины Александровны Бебчук, директора Научно-практического центра психического здоровья детей и подростков имени Г.Е. Сухаревой Департамента здравоохранения г. Москвы, и ее коллеги Анны Яновны Басовой), детской клинической психологии в плане овладения наследием выдающегося мастера и опорой на ее взгляды в современных научно-практических исследованиях (точка зрения ведущего научного сотрудника отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья, профессора МГППУ Натальи Владимировны Зверевой) и — третья часть статьи — пронзительные личные воспоминания одного из старейших детских клинических психологов, детских патопсихологов — Элеоноры Соломоновны Мандрусовой, которой посчастливилось много лет работать вместе с Груней Ефимовной Сухаревой в детской психиатрической клинике. Статья снабжена библиографическим списком, подтверждающим высокое значение работ Г.Е. Сухаревой на протяжении ХХ — ХХI веков. Память о наших Учителях, желание познакомить современных читателей (от студентов до профес-сионалов) с тем высоким уровнем научной и практической работы в детской и подростковой психиатрии, необыкновенной планкой специалиста — это подвигло авторов статьи написать о Груне Ефимовне Сухаревой (1891—1981) как великом детском психиатре. Мы собрались — специалисты в смежных сферах изучения и охраны психического здоровья детей и подростков — детский психиатр и медицинские психологи, люди трех поколений, каждая из авторов имеет свой образ Г.Е. Сухаревой, представления о ее вкладе в профессиональное и личное развитие, индивидуальное и «цеховое».

Г.Е. Сухарева — детский психиатр и учитель — вчера, сегодня, завтра

XX век стал во многом переломным в мировой истории и, в особенности, в истории России. Это был век бурного развития биологии и медицины, психологии и социальных наук. Век огромных общественных перемен и мировых войн. Именно подобный век и мог породить ярких людей, ставших первопроходцами в своей области. Такой была Груня Ефимовна Сухарева — человек на стыке нового и традиционного, биологического и социального, врач, создавший отечественную детскую психиатрию.

История Г.Е. Сухаревой уходит корнями в традиционную обеспеченную еврейскую семью, жившую в Киеве в конце XIX — начале XX века. Больше всего ценя образование, Хаим Файтелевич и Рахиль Иосифовна Сухаревы позволили своим дочерям Груне и Марии окончить медицинское отделение Киевских Высших женских курсов. Мария Ефимовна (Хаимовна) станет известным профессором инфекционистом. Груня Ефимовна (Хаимовна) — психиатром. Причины этого выбора мы не знаем, но уже в Гражданскую войну Груня Ефимовна работает в психоневрологической Кирилловской больнице г. Киева, а с 1919 увлекается дефектологией и педологией, изучает фантазии детей. В 1921 г. Г.Е. Сухарева переезжает в Москву, где учится в психиатрической клинике 1-го МГУ, руководимой П.Б. Ганнушкиным. Одновременно она работает в детской психиатрической клинике Института охраны здоровья детей Наркомздрава СССР, которой в то время заведовал ученик П.Б. Ганнушкина, автор первого отечественного учебника по детской психиатрии («Детская психиатрия», 1927 г.) Михаил Осипович Гуревич.

Сестры Груня (справа, 10 лет) и Мария Сухаревы

 

Еще будучи в Киеве, Г.Е. Сухарева начинает изучать расстройства личности у детей, но лишь в Москве эта работа получает свое оформление и выливается в несколько важнейших статей: «Шизоидные псиxопатии в детском возрасте» («Вопросы педологии и детской психоневрологии», 1925 г.), Die schizoiden Psychopathien im Kindesalter («Monatsschrift für Psychiatrie und Neurologie», 1926) [20; 21]. В этих статьях Г.Е. Сухарева подробно, ярко описывает мальчиков, страдающих по ее определению «шизоидной психопатией». Позднее она назовет это состояние «аутистической (патологической избегающей) психопатией». Годом позже, во второй статье в том же журнале, Г.Е. Сухарева опишет клиническую картину шизоидной психопатии у девочек, тем самым первой обратив внимание на саму возможность возникновения аутизма у женщин и описав гендерные различия в его течении [19].

Г.Е. Сухарева (1928 г.)

Именно с этим периодом в жизни Г.Е. Сухаревой связан спор о приоритете в открытии детского аутизма. Долгое время первооткрывателями детского аутизма считались американский психиатр Лео Каннер (1943 г.) и австриец Ганс Аспергер (1944). Работы Г.Е. Сухаревой оставались неизвестными для западных специалистов. Однако, публикации последних лет позволили по иному взглянуть на эту проблему [17]. Известно, что позднее, в 1949 г. Лео Каннер ссылался на другую работу Г.Е. Сухаревой 1932 года [18]. Аспергер же никогда не упоминал о ней. Впрочем, участие Ганса Аспергера в деятельности нацистов, в том числе в программе расовой гигиены, стерилизации и эвтаназии детей с психическими нарушениями [16] делали невозможным упоминание Г.Е. Сухаревой в то время.

Позже Груня Ефимовна Сухарева показала, что каждый болезненный процесс должен рассматриваться как динамическое явление, как постоянное взаимо-действие больного организма с внешней средой. Крупным научным вкладом в психиатрию детского возраста является концепция Груни Ефимовны Сухаревой о возрастной реактивности и ее влиянии на структуру клинических проявлений при различных психических заболеваниях, а также выделения «преимущественных» клинических симптомов детского и подросткового возраста.

В 1933—1935 гг. Груня Ефимовна заведовала кафедрой детской психиатрии Харьковского психоневрологического института, входившего тогда в структуру Украинской психоневрологической академии. В этот период внимание Г.Е. Сухаревой привлекает детская шизофрения. Результатом становится замечательная, актуальная и сегодня монография «Клиника шизофрении у детей и подростков», изданная в Харькове в 1937 г.

 

Монография Г.Е. Сухаревой «Клиника шизофрении у детей и подростков»
(Харьков, 1937 г.)

 

Детскую шизофрению Г.Е. Сухарева рассматривала как сложный конгломерат болезненных процессов, свойственных самой шизофрении, и дизонтогенеза, возника-ющего в процессе болезни. Течение болезни подразделялось на непрерывное вялое, свойственное детскому возрасту, приступообразное — подростковому, и смешанное. Г.Е. Сухарева подчеркивала своеобразие клинической картины, незавершенность психопатологических образований в детском возрасте, меньшую выраженность психотических расстройств, нарастание аутистических проявлений с аффективной обедненностью и утратой единства личности.

В 30-е годы Г.Е. Сухарева возвращается в Москву, руководит научной работой больницы им. П.П. Кащенко, возглавляет кафедру детской психиатрии Центрального института усовершенствования врачей (ЦИУ), создает отделение психозов детского и подросткового возраста в Центральном институте психиатрии (Московский НИИ психиатрии).

Удивительно плодотворный и работоспособный ученый, она занимается расстройствами личности и задержкой развития, психогениями и эндогенными заболеваниями, эпилепсией, психическими расстройствами инфекционного и травматического генеза. Под руководством Груни Ефимовны растет не одно поколение детских психиатров. Среди них М.Ш. Вроно, В.Н. Мамцева, О.Д. Сосюкало, К.С. Лебединская и другие известные отечественные детские психиатры и психоневрологи.

Г.Е. Сухарева (в центре) с курсантами Центрального института усовершенствования врачей

 

Конец 40-х — начало 50-х годов прошлого века стали трагическим периодом в истории нашей науки. В 1948 году прошел разгром физиологии, а в 1950 г. — психиатрии. На Павловской сессии 1951 года прозвучали обвинения в адрес крупнейших отечественных психиатров: М.О. Гуревича, А.С. Шмарьяна, Р.Я. Голант, В.А. Гиляровского, Л.Н. Лобовой, М.Я. Серейского, А.Р. Лурии и многих других [1]. Под обвинительный приговор попала и Груня Ефимовна Сухарева. Ее обвиняли в том, что она вследствие «антипавловских позиций» не сумела создать «ничего прогрессивного в теории детской психиатрии», в отсутствии «хотя бы проблесков сознания своей ответственности за тот тяжелый ущерб, который они нанесли советской научной и практической психиатрии…» [15]. Стремясь сохранить дело всей своей жизни — детскую психиатрию, Г.Е. Сухарева выступает не с покаянным, а с программным выступлением: «…Клиническая дисциплина является в такой же степени научной, как и теоретические разделы медицины… клиницист не только описывает и наблюдает факты, но, изучая их возникновение, может установить закономерности развития болезненных явлений и без их физиологического анализа. …Медицинская диагностика — не только искусство, основанное на одаренности и клиническом опыте врача, но и наука, изучающая закономерности развития болезненного процесса» [Там же].

Г.Е. Сухарева с матерью (конец 40-х гг.)

 

Значение наследия Груни Ефимовны для психиатрии и психологии трудно переоценить. Лекции Г.Е. Сухаревой по детской психиатрии  и другие ее работы служили многим поколениям отечественных детских психиатров и детских клинических психологов и до сих пор они не утратили свей актуальности [2; 3; 10; 11; 12; 13; 14].

Роль наследия Г.Е. Сухаревой для клинической психологии

Современные детские клинические психологи благодарны Г.Е. Сухаревой за ее разработку проблемы нарушенного развития, психического дизонтогенеза. Ни один учебник, монография, учебное пособие, хрестоматия по вопросам детской клинической психологии не обходится без обращения к наследию Г.Е. Сухаревой и ее выдающихся учеников, прежде всего Клары Самойловны Лебединской, Валентины Николаевны Мамцевой, Моисея Шимановича Вроно, Владимира Викторовича Ковалева, Ореста Дмитриевича Сосюкало и многих других [4; 5; 6; 7; 8]. Большое значение имеют ее исследования в области подростковой психической патологии, причем не только в рамках «большой психиатрии» и больших психозов (шизофрения, эпилепсия, биполярное расстройство), но и в области так называемых пограничных расстройств. Последнее направление особенно востребовано в настоящее время, поскольку отмечается существенный рост именно пограничных личностных расстройств. На примере подросткового возраста Г.Е. Сухаревой описаны варианты психопатических расстройств и девиантного поведения.

Специалисты в детской патопсихологии, специальной психологии и дефектологии пользуются типологией психического дизонтогенеза, предложенной Виктором Васильевичем Лебединским [9]. Эта типология возникла прежде всего на основе глубокого анализа работ Г.Е. Сухаревой, касающихся форм психических нарушений в детском возрасте и их специфики. В.В. Лебединский выделил важные параметры, определяющие специфику нарушенного развития (локальность или тотальность поражения, время поражения, наличие первичного дефекта и др.), описал типы дизонтогенеза в соответствии с базовым механизмом (отставание, повреждение или асинхрония развития). Студенты факультетов клинической психологии знакомятся с наследием Г.Е. Сухаревой, конспектируют и обсуждают ее работы, разборы клинических случаев. В современной практике сложно найти такие тонкие и подробные разборы анамнеза, ведущих симптомов и синдромов, специфику их возрастного проявления в разные критические и кризисные периоды детского развития у конкретного пациента, как в этих источниках, принадлежащих перу Груни Ефимовны. Всем, кто хочет позна-комиться с живой историей (и науки, и жизни пациентов) необходимо обращаться к ее трудам. Даже несмотря на изменение социальной ситуации развития современных детей, динамику клинических параметров и проявлений болезни у них по сравнению с теми, что описаны в клинических примерах Г.Е. Сухаревой, ее работы должны быть востребованы. Высочайшее владение клиническим методом, аналитический ум, онтогенетический подход к нарушению развития делают ее работы незаменимым источником для современных студентов и специалистов практиков или исследователей.

В 2015 году в Мадриде на конференции европейского общества детских и подростковых психиатров и смежных специалистов (ESCAP) российскими учеными А.А. Северным, Ю.С. Шевченко и Н.В. Зверевой был сделан доклад о специфике оказания помощи детям и подросткам с нарушенным психическим развитием в РФ. Основу доклада составила историческая справка о традициях и сведения о научных подходах, разработанных в нашей стране применительно к изучению, лечению и курированию детей и подростков с психической патологией. Ключевой фигурой в этом докладе была Г.Е. Сухарева. Зарубежные коллеги с глубоким интересом восприняли эту информацию. Возможно, это было не случайно, т.к. для зарубежного читателя вновь стала доступна работа Груни Ефимовны Сухаревой, посвященная проблемах ребенка с аутизмом (правда, еще без точных терминов), впервые опубликованная в 1926 году [18; 19].

Личные воспоминания о Груне Ефимовне в профессии и в жизни

Ниже в авторской редакции представлены воспоминания детского патопсихолога Элеоноры Соломоновны Мандрусовой, долгие годы проработавшей в 6-ой детской психиатрической больнице (ныне Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков имени Г.Е. Сухаревой Департамента здравоохранения г. Москвы) о Груне Ефимовне Сухаревой.

«В последнее время в социальных сетях появилось несколько статей о Груне Ефимовне Сухаревой, основанных на зарубежных публикациях. «Забытая первооткрывательница аутизма» (источник Spektrum News), «Первооткрыва-тельница аутизма» (Nordik Journal of Psychiatry), где убедительно доказывается, что Г.Е. Сухарева описала клиническую картину аутизма задолго до Аспергера и Каннера.

Это ценная и полезная информация. Хотя бы в этом аспекте психиатри-ческая молодежь узнает о выдающемся детском психиатре. Её имя известно им лишь по ссылкам на ее работы. Но её фундаментальный труд «Клинические лекции по психиатрии детского возраста» в 3-х томах сейчас не изучают в медицинских вузах. Студенты учатся по другим учебникам, в то время как ни в одном из них нет такого полного, детального описания клинических и дифференциально-диагностических критериев нарушений психики, написанных простым доступным языком.

«Клинические лекции по психиатрии детского возраста» Г.Е. Сухаревой

 

Г.Е. Сухарева по праву считается основоположником детской психиатрии. Нет раздела, в который она не внесла бы значительный вклад: концепция о возрастной реактивности и ее влиянии на структуру клинических проявлений при различных психических заболеваниях, выделение «преимущественных» клинических синдромов детского и подросткового возраста; новые данные в проблему шизофрении; выделение «эпизодических» и «периодических» психозов, возникающих на почве резидуальных изменений после травмы черепа и перенесенных энцефалитов; классификация психопатий, основанная на патогенетическом принципе, работы, посвященные психогенным реакциям детского возраста, классификация и клиническая характеристика различных форм олигофрении и т.д. Её вклад в клиническую и детскую психиатрию поистине неисчерпаем. Кстати, своему «открытию аутизма», она, видимо, не придавала большого значения. Консультируя больных, она ставила диагнозы «Синдром Каннера» или «Синдром Аспергера» и никогда не рассказывала, что описала это клиническое состояние на 20 лет раньше.

Мне (Э.С. Мандрусовой), посчастливилось непосредственно работать с Груней Ефимовной в 60-е годы прошлого века в качестве патопсихолога, бывать на всех ее лекциях, консультациях, клинических разборах. В тот период Г.Е. Сухарева возглавляла кафедру детской психиатрии Центрального Института Усовершенствования врачей (ныне Российская Академия Медицинского Последипломного образования), созданную ею в 1935 году. Одновременно она заведовала клиникой психозов детского возраста Института психиатрии РСФСР им. Ганнушкина.

Г.Е. Сухарева (1968 г.)

 

Груня Ефимовна была не только гениальным врачом, тонким диагностом, но и незаурядным педагогом. Она, передавая свой огромный опыт, стремилась научить молодых врачей клиническому мышлению, умению анализировать, сопоставлять, сравнивать. Её клинические разборы были маленьким спектаклем. На них всегда присутствовало много интернов, ординаторов, молодых специ-алистов. Выслушав докладчика (обычно лечащего врача больного) она спрашивала мнение каждого присутствующего. А потом, после осмотра и беседы с самим больным, в очень мягкой манере, похвалив каждого за отдельные наблюдения, с убедительностью и простотой описывала совершенно другую клиническую картину, четко мотивируя свои высказывания. Каждый получал урок, но не чувствовал себя обиженным. Можно привести в пример случай разбора психотического больного, где никто из присутствующих не сомневался в диагнозе шизофрении. Г.Е. глубоко изучив анамнестические данные и побеседовав с больным, объяснила, что в данном случае речь идет об атропиновом психозе и нужны другие медикаментозные воздействия. В другом случае больному также ставили шизофрению (гебоидную форму) а Г.Е. расценила это как следствие эндокринной патологии (гипогенитализм). В этот период в ее клинике придавали большое значение дифференциальному диагнозу шизофрении с экзогенными и другими органическими психозами. Под ее руководством была защищена на эту тему кандидатская диссертация ее учеником, замечательным психиатром О.Д. Сосюкало. Её ученица К.С. Лебединская изучала психические изменения при эндокринных нарушениях.

В своих клинических разборах Г.Е. часто указывала на мелкие, на первый взгляд казавшиеся несущественными, детали, которые способствовали диагностике. Так, однажды при разборе больного она обратила внимание присутствующих, на то, что ребенок слишком пристально, не мигая, смотрит в глаза собеседника, заметив, что это характерно для эпилепсии, и дала указания провести дополни-тельные обследования. В дальнейшем диагноз подтвердился. Таких примеров можно привести множество.

Беседы Г.Е. с детьми и подростками могут служить образцом тонкого и гуманного отношения к ним. Она всегда имела цель научить своих слушателей — любить и уважать своих пациентов.

Для четкой и правильной диагностики Г.Е. Сухарева всегда считала необходимой тесную связь с другими специалистами (неврологами, эндокрино-логами, генетиками, а также психологами и педагогами). Экспериментальное патопсихологическое исследование она высоко ценила и всегда использовала в своих лекциях и клинических разборах. Работая над 3-им томом своих клини-ческих лекций, посвященных проблеме олигофрении (1965 г.), она писала, что широкое применение тестов, где все определяется коэффициентом интеллекта, не является плодотворным для изучения олигофрении. «Между тем невыполнение тестов далеко не всегда было следствием умственной недостаточности» (стр. 16) и далее: «Современное психологическое исследование ставит своей задачей целостное изучение личности ребенка, страдающего олигофренией и создание позитивной характеристики, отражающей своеобразие и закономерности его психического развития» (стр. 17). Из этих высказываний видно, что Г.Е. поддерживала позицию школы Б.В. Зейгарник, утверждающей необходимость качественного анализа экспериментальных данных. «Путем анализа психопато-логической картины в каждом конкретном случае можно уточнить как качественную структуру слабоумия, так и выявить дополнительные симптомы, проявляющиеся в волевой деятельности и в патологии эмоций» пишет она в этом же разделе. Нужно отметить, что патопсихологи в своих научных исканиях, строя программу исследований, опирались на положения, высказанные Г.Е. Сухаревой. В частности, в разработанный А.Я. Ивановой «Метод обучающего эксперимента» был включен критерий ориентировочной деятельности ребенка на основе указаний Г.Е. Сухаревой на отсутствие любознательности и слабой ориентировки детей — олигофренов. С.Я. Рубинштейн, проводившая исследования интеллектуальной деятельности детей, перенесших инфекционные заболевания ЦНС, опиралась на описание Г.Е. Сухаревой последствий инфекционных и постинфекционных психозов, отметившей «более или менее стойкое нарушение интеллектуальной деятельности (активного внимания, памяти), отсутствие продуктивности при сохранном интеллекте». Именно такие данные и были обнаружены при экспериментально-психологическом исследовании.

В доказательство того, как Г.Е. ценила патопсихологическое исследование, можно привести пример из личной практики. Её лекции в ЦИУв всегда сопровождались демонстрацией больного, иллюстрирующего прочитанную тему. Однажды ассистенты, подготовившие больную для демонстрации, видимо не обратили внимания на психологическое заключение или недопоняли его содержание. Во время клинического разбора Г.Е. обязательно полностью выслушивала все дополнительные исследования, в том числе и психологи-ческие. В данном случае психологическая характеристика и выводы по экспериментальным данным не соответствовали клинической картине, которую представил докладчик. Побеседовав с больной, Г.Е. убедилась в достоверности и правильности психологического исследования. Но ведь это учебная лекция для курсантов, где необходимо проиллюстрировать теорию! Как поступила Груня Ефимовна? Она сказала: «Я в затруднительном положении. Как педагог, я должна бы проигнорировать несоответствие данных и провести разбор по заданной теме. Но как клиницист, я этого себе позволить не могу. Этот клинический случай относится к совершенно другому психическому состоянию». И далее она провела клинический разбор с учетом психологических данных, мотивируя ошибочность интерпретации клинических описаний демонстрируе-мой больной.

Хотелось бы в воспоминаниях отметить и личные качества Груни Ефимовны — её необыкновенную доброту и отзывчивость. Не имея своих детей, она по-матерински относилась к своим ученикам и сотрудникам, оказывала им всевозможную помощь не только в научной работе, но и в личной жизни. Например, могла одолжить деньги для покупки жилья, организовать, при содействии своей сестры Марии Ефимовны Сухаревой — крупного врача-педиатра — грамотное лечение больного ребенка. Всегда находила теплые слова для поддержки человека, пережившего смерть близкого. Это большое счастье встретить в своей жизни такого светлого человека, как Груня Ефимовна Сухарева.

В те годы между детскими психиатрами и детскими патопсихологами было глубокое взаимопонимание, которое в настоящее время, к сожалению, частично утрачено. По-видимому, это объясняется недостаточной профессиональной подготовкой молодых специалистов, как психиатров, так и клинических психологов. И те, и другие имеют весьма поверхностные знания в смежных областях. Мы неоднократно писали, что усвоение знаний и представлений из смежных наук, практический опыт качественного анализа экспериментальных данных, освоенный в период обучения в вузе, в дальнейшем существенно повышает эффективность работы, как клинических психологов, так и врачей-психиатров. И знакомство с трудами Г.Е. Сухаревой внесет неоценимый вклад в эту задачу. По сути, трёхтомник Г.Е. Сухаревой должен быть настольной книгой не только каждого психиатра, но и клинического психолога, работающего в психиатрии, и педагога-дефектолога при работе с умственно отсталыми детьми».

Резюме

Память о делах, научном подходе к детской и подростковой психиатрии, анализ и интеграция наследия Г.Е. Сухаревой воплощены в регулярно проводимых Сухаревских чтениях (конференции по детской психиатрии и смежным специальностям). Последняя такая конференция состоялась в декабре 2019 года.

Приказом Департамента здравоохранения г. Москвы от 26.03.2015 года № 243 с 18.05.2015 имя Г.Е. Сухаревой было присвоено Московскому Научно-практическому центру психического здоровья детей и подростков (бывшая городская детская психиатрическая больница), где Г.Е. Сухарева проработала более 40 лет.

Мемориальная доска в память Г.Е. Сухаревой
(Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков имени Г.Е. Сухаревой Департамента здравоохранения г. Москвы)

 

В 2020 году Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков им. Г.Е. Сухаревой Департамента здравоохранения г. Москвы отмечает свой юбилей — 125 лет со дня основания. Сотрудники Центра готовят к переизданию труды Груни Ефимовны, которые несмотря на меняющиеся подходы и классификации остаются непревзойденным примером описания клинических случаев и объемного видения психопатологии детского возраста. Современные специалисты получат возможность обратиться к первоисточникам Г.Е. Сухаревой и использовать ее колоссальный опыт в своей работе по поддержанию психического здоровья детей и подростков и их семей, что особенно важно в наше динамичное время.

 

Литература

1.   Басова А.Я., Дорофеева Е.С., Кокорина М.В. Целитель и его время // Медицинский музей и медицинская коммуникация: сб. матер. V Всероссийской науч.-практ. конф.«Медицинские музеи России: состояние и перспективы развития». – М.: Ridero, 2018. – С. 30–43 [Электронный ресурс]. – URL: http://www.historymed. ru/img_content/conf/sbornik_medmuseum2018.pdf (дата обращения: 30.12.2019).

2.   Бебчук М.А. Семейно-ориентированный подход к оказанию медицинской помощи детям // Менеджер здравоохранения. – 2016. – № 8. – С. 13–24.

3.   Бебчук М.А. Оценка качества медико-психологической помощи в детской психиатрии // Психическое здоровье. – 2016. – Т. 14, № 12 (127). – С. 11–15.

4.   Вроно М.Ш. Шизофрения у детей и подростков: особенности клиники и течения. – М.: Медицина, 1971. – 127 с.

5.   Зверева Н.В., Горячева Т.Г. Клиническая психология детей и подростков. – М.: Академия, 2013. – 272 с.

6.   Иванова А.Я., Мандрусова Э.С. Сборник трудов по патопсихологии детского возраста / под ред. Э.С. Мандрусовой. – М.-Берлин: Директ-Медиа, 2015. – 278 с.

7.   Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста: руководство для врачей. – М.: Медицина, 1995. – 560 с.

8.   Лебединская К.С., Никольская О.С. Вопросы дифференциальной диагностики раннего детского аутизма // Диагностика и коррекция аномалий психического развития у детей. – М: НИИ дефектологии АПН РСФСР, 1988. – 256 с.

9.   Лебединский В.В. Нарушения психического развития в детском возрасте:  учеб. пособие для студ. психол. фак. высш. учеб. заведений. – М.: Академия, 2003. – 144 с.

10.   Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. – М: Медгиз, 1955. – Т. 1. – 459 с.

11.   Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. – М: Медицина, 1959. – Т. II, Ч. 2. – 406 с.

12.   Сухарева Г.Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста. – М: Медицина, 1965. – Т. 3. – 270 с.

13.   Сухарева Г.Е. Лекции по психиатрии детского возраста (Избранные главы). М: Медицина, 1974. – 320 с.

14.   Сухарева Г.Е. Роль возрастного фактора в клинике детских психозов // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 1970. – Т. 70, № 10. – С. 1514–1520.

15.   Физиологическое учение академика И.П. Павлова в психиатрии и невропа-тологии: материалы стенографического отчета объединенного заседания расширенного Президиума АМН СССР и пленума Правления Всесоюзного общества невропатологов и психиатров (11-15 октября 1951 г.) / под ред. В.М. Банщикова [и др.]. – М.: Медгиз, 1952. – 476 с.

16.   Czech H. Hans Asperger, National Socialism, and "race hygiene" in Nazi-era Vienna // Molecular Autism. – 2018 Apr 19. – № 9. – P. 29. doi: 10.1186/s13229-018-0208-6. eCollection 2018

17.   Manouilenko I., Bejerot S. Sukhareva – Prior to Asperger and Kanner // Nordic Journal of Psychiatry. – 2015 Aug. – Vol. 69, № 6. – P. 479–482. doi: 10.3109/0803948 8.2015.1005022

18.   Posar A., Visconti P. Tribute to Grunya Efimovna Sukhareva, the Woman who First Described Infantile Autism // Journal of Pediatric Neurosciences. – 2017 Jul-Sep. – Vol. 12, № 3. – P. 300–301. doi: 10.4103/jpn.JPN_46_17

19.   Simmonds C., Sukhareva G.E. The first account of the syndrome Asperger described? Part 2: the girls // European Child and Adolescent Psychiatry. – 2019 Jul 31. – P. 1–16. doi: 10.1007/s00787-019-01371-z

20.   Ssucharewa G.E., Wolff S. The first account of the syndrome Asperger described? Translation of a paper entitled "Die schizoiden Psychopathien im Kindesalter" by Dr. G.E. Ssucharewa; scientific assistant, which appeared in 1926 in the Monatsschrift für Psychiatrie und Neurologie 60:235-261 // European Child and Adolescent Psychiatry. – 1996 Sep. – Vol. 5, № 3. – P. 119–132.

21.   Sukhareva G as Ssucharewa G. Die schizoiden Psychopathien im Kindesalter // Monatsschrift für Psychiatrie und Neurologie. – 1926. – Vol. 60, № 3-4. – P. 235–261.

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9(092)

Живые классики: Груня Ефимовна Сухарева — выдающийся детский психиатр и учитель / А.Я. Басова, М.А. Бебчук, Н.В. Зверева [и др.] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2019. – T. 11, № 6(59) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2019 год

2018 год

2017 год

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год
Яндекс цитирования Get Adobe Flash player