РУБРИКА:  ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Глубокоуважаемые гости!

 

В январе-феврале 2014 (с 01 января по 28 февраля включительно) на вопросы посетителей портала отвечал доктор медицинских наук, профессор Московского государственного медико-стоматологического университета им. А.И. Евдокимова

Владимир Леонидович Малыгин


Смотрите:

•   Малыгин В.Л., Цыганков Б.Д., Хвостиков Г.С., Малягин Я.В. Патологический гемблиннг: особенности личностных свойств как факторы риска формирования зависимости от азартной игры

•   Малыгин В.Л., Феклисов К.А., Искандирова А.Б., Антоненко А.А. Методологические подходы к раннему выявлению интернет-зависимого поведения

•   Интернет-зависимое поведение. Критерии и методы диагностики. Учебное пособие (под рук. В.Л. Малыгина) – М.: МГМСМУ, 2011

•    Малыгин В.Л. Интернет-зависимое поведение. Критерии диагностики, личностно-характерологические факторы риска формирования, профилактика, психотерапия
Малыгин В.Л., Антоненко А.А. Особенности эмоционального и социального интеллекта у подростков, склонных к интернет-зависимому поведению
Малыгин В.Л., Феклисов К.А. Психологические особенности подростков, склонных к интернет-зависимому поведению

 

 

 

Уважаемый Владимир Леонидович!


Вопрос № 20

Каковы должны быть оптимальные отношения между врачом и психологом в коррекции зависимого инет-поведения?


Вопрос № 19

Есть ли специально (именно) компьютерные методики психологической диагностики зависимого инет-поведения?

Кирилл Стогов (Новосибирск)


№ 20

Как в любом процессе психотерапии отношения клиент-психотерапевт основаны в первую очередь на доверии. Часто за помощью к психотерапевту обращаются родители интернет-зависимого подростка. При этом отношения в семье нередко дисфункциональны, и подросток, испытывая давление родителей, сбегает от них в интернет-пространство. Поэтому психотерапевт должен быть априори на стороне подростка, помогая ему справляться с теми или иными эмоциональными (поведенческими) нарушениями и одновременно обучая родителей более эффективным стилям семейных отношений. Другая важная часть психотерапевтического процесса – та выгода, которую может получить клиент (подросток) от работы с психотерапевтом: научиться управлять агрессией, общаться со сверстниками, преодолевать страх и т.д. Абсолютно неэффективно читать мораль, т.к. подросток и сам знает, насколько он несовершенен. Помочь ему научиться справляться со своими проблемами – вот задача психотерапевта (психолога).


№ 19

Уважаемый Кирилл! Если речь идет о каких-либо компьютеризированных диагностических тестах на интернет-зависимость, то на сегодня я таковых не знаю (хотя проблем в их компьютеризации нет). Наиболее эффективным диагностическим инструментом интернет-зависимости является на сегодня русскоязычная версия теста Чен (в адаптации Малыгина-Феклисова), Вы можете найти ее на данном сайте в разделе Библиотека – Психодиагностические методики.

Уважаемый Владимир Леонидович!


Вопрос № 18

Полностью согласен с Вами в том, что психологические защиты и копинг-стратегии представляют собой сложную единую систему с потенцирующими или блокирующими связями и диалектическим взаимодействием. В этой связи возникает вопрос о системообразующем факторе. Чем, на Ваш взгляд, определяется тот или иной характер связи защит и копинг-стратегий?


Вопрос № 17

Вопрос с химическими и «облигатно патологическими» (азартные игры) формами зависимого поведения хотя бы на первый взгляд кажется достаточно понятным. Но если говорить об интернет-зависимости и «работоголизме», то характеристика зависимости необходима сразу. В противном случае почти все человеческое поведение становится «зависимостью». Например, на занятиях психолога девяти-одиннадцатиклассники часто конструируют зависимость от родителей, дыхательную и пищевую зависимости, зависимость от учебы и от денег.


Вопрос № 16

Целесообразно ли, на Ваш взгляд, различать патологическое и непатологическое зависимое поведение? Вопрос возникает постольку, поскольку, например, эпизодическое употребление алкоголя является негласной культурной нормой. Аналогично, работа в Internet и пользование мобильной связью в нашей стране уже достаточно давно превратились в некоторую социальную обязанность, подобно наличию кредитной истории у взрослых жителей США.

Владимир Солондаев (Ярославль)


№ 18

Проведенные нами исследования лиц, зависимых от азартных игр (Цыганков Б.Д., Малыгин В.Л., Хвостиков Г.С. «Нехимические аддикции: патологическая игровая зависимость, интернет-зависимость, зависимость от компьютерных игр» // Вопросы наркологии. – 2007. № 4. – С. 18–38., Хвостков Г.С. «Особенности личностно-характерологических свойств и клинико-психопатологических нарушений у лиц, зависимых от азартной игры»: дис. … канд. мед. наук) выявили, что для характерологических типов с преобладанием возбудимых черт наиболее свойственными на высоте зависимости от игры являлись конфронтационные копинг-стратегии преодоления стресса, которые проявлялись определенной степенью враждебности, агрессии и склонности к немотивированному риску, применявшихся для изменения ситуации. Наиболее часто используемыми защитными механизмами являлись отрицание и вытеснение, что, по-видимому, обусловлено высоким уровнем аффективной напряженности, характерным для данного характерологического типа и, соответственно, необходимостью использования наиболее мощных пассивных защитных механизмов, ограждавших уровень сознательного от разрушительных конфликтов. МПЗ в сочетании с копинг-стратегией конфронтации облегчали принятие угрожающих внешних обстоятельств, как неизбежных, уменьшали потребность в сознательных усилиях не замечать трудности, позволяли индивиду переработать фрустрирующую ситуацию малыми дробными дозами, одновременно агрессивно пресекая поступление объективной информации извне и блокируя эффективные взаимодействия с социальным окружением. Для тревожного типа характерным являлось использование копинг-стратегии дистанцирования и психологических защитных механизмов в виде регрессии, что отражало высокий уровень напряжения и автоматический переход на более простые (примитивные) формы функционирования. Детерминируемое данной защитой состояние практически исключало возможность использования стратегий, подразумевающих контроль над ситуацией, и увеличивало вероятность проявления эмоций, являющихся для окружающих сигналом о помощи и направленных на поиск поддержки со стороны референтной группы. Таким образом, взаимосвязи психологических защит и копинг-стратегий представляют собой сложную единую систему с потенцирующими или блокирующими связями и диалектическим взаимодействием. Таким образом, наиболее значимыми системообразующими факторами выбора копинг-стратегий и МПЗ являются особенности характерологических свойств и степень выраженности для индивида той или иной травмирующей ситуации.


№ 17

Вы совершенно правы, настаивая о необходимости диагностических критериев для поведенческих зависимостей и, в частности, интернет-зависимости. Долгое время наиболее распространенным инструментом для диагностики интернет-зависимости был тест К. Янг, который опирается на количественные признаки зависимости и, кроме этого, недостаточно валиден (Gray & Gray, 2006). Недостаточная надежность диагностических инструментов способствовала расширению трактовки интернет-зависимости (по данным различных исследователей интернет-зависимость диагностировалась у 80% пользователей). По нашему глубокому убеждению диагностика интернет-зависимого поведения должна опираться четкие диагностические критерии, в частности, на известные шесть компонентов, универсальных для всех аддикций: сверхценность, изменения настроения, рост толерантности, симптомы отмены, конфликт с окружающими и самим собой, рецидив (R. Brown, 1993; M. Griffiths, 1996). Наиболее приемлемым инструментом, опирающимся на вышеуказанные критерии, является тест Чен (CIAS), в адаптация В. Малыгина, К. Феклисова. Тест включает в себя 5 оценочных шкал (шкала компульсивных симптомов, симптомов отмены, толерантности, внутриличностных проблем и проблем, связанных со здоровьем, шкалу управления временем) и позволяет дифференцировать интернет-зависимых и злоупотребляющих Интернетом. Обследование московских школьников данным тестом (В.Л. Малыгин, Н.С. Хомерики) позволило нам уточнить распространенность интернет-зависимости у подростков, которая составила 3,69%, злоупотребляющих интернет-ресурсами – 29,7%. Таким образом, проблема интернет-зависимости у подростков существует, однако она имеет определенные границы.


№ 16

Да, Владимир, при всех формах зависимостей следует различать злоупотребление (в частности, Э. Бехтелем в свое время были описаны донозологические формы злоупотребления алкоголем) и сформированную зависимость. Критерии зависимости при этом должны быть четко прописаны и, в идеале, согласованы с медицинским сообществом, т.е. включены в международную классификацию болезней. Процесс включения тех или иных патологий в МКБ объективно долог. Поэтому отсутствие интернет-зависимости в МКБ не означает отсутствие такой зависимости и в реальной жизни. Диагностические подходы к различным формам зависимостей, на наш взгляд, универсальны и могут быть основаны на известных критериях, применимых для всех аддикций: сверхценность, изменения настроения, рост толерантности, симптомы отмены, конфликт с окружающими и самим собой, рецидив (R. Brown, 1993; M. Griffiths, 1996). Наиболее значимые из них, определяющие само понимание зависимости – это сверхценность (данная форма деятельности вытесняет другие стороны жизни) и дезадаптация в макро- и микросоциуме (конфликт с окружающими и самим собой). Кроме этого следует отметить такую важную характеристику зависимого поведения, как его контрпродуктивность. Поэтому работник Яндекса или Гугла, студент или ученый, много времени проводящие в Интернете, никак не могут считаться интернет-зависимыми, т.к. Интернет в данном случае – инструмент их продуктивной деятельности, в отличие от сверхувлеченности юноши компьютерными играми, которые полностью вытеснили реальную социальную жизнь.

Уважаемый Владимир Леонидович!


Вопрос № 15

Каковы, на Ваш взгляд, лучшие работы последних лет по теме интернет-зависимости (не только в медицинской психологии, но и в смежных областях научного знания)?


Вопрос № 14

Насколько, по Вашему мнению, можно использовать рекомендации зарубежных ученых в профилактике и реабилитации интернет-зависимых?


Вопрос № 13

Есть ли исследования по интернет-зависимым в пожилом и старческом возрасте?

Ольга Новосельская (Ставрополь)


№ 15

С момента описания данного расстройства К. Янг и И. Гольдбергом в 1995 г. появилось значительное количество работ по данной проблеме. Наиболее широко они представлены в сборнике конференции «Интернет-зависимость: психологическая природа и динамика развития» под редакцией А.Е. Войскунского (Москва, 2009), а также в его статье «Актуальные проблемы зависимости от интернета» (http://psyfactor.org/lib/addict.htm). Опубликован обзор по данной теме в журнале Неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова «Интернет-зависимое поведение»  (В.Л. Малыгин, Н.С. Хомерики, Е.А. Смирнова)  http://www.mediasphera.ru/uppic/
Zhurnal%20nevrologii%20i%20psikhiatrii%20imeni%20S.S.%20Korsakova/2011/8/19/NEV_2011_08_086.pdf/

Издана монография (В.Л. Малыгин, А.С. Искандирова, Н.С. Хомерики и др.) «Интернет-зависимое поведение у подростков. Клиника, диагностика, профилактика» http://www.livelib.ru/book/1000531148

Вы можете найти также авторефераты диссертаций Хомерики Н.С. «Индивидуально-психологические особенности подростков с интернет-зависимым поведением» и Антоненко А.А. «Интернет-зависимость подростков от компьютерных игр и онлайн-общения: клинико-психологические особенности и профилактика».

Последние  публикации  в  зарубежных  журналах:  Journal  of  Behavioral  Addictions   (http://akkrt.hu/74/journals/products/
psychology/journal_of_behavioral_addictions_en)


№ 14

Подход к профилактике и реабилитации интернет-зависимых и у нас, и в большинстве зарубежных стран основан на этиопатогенетических механизмах формирования данного расстройства и включает в себя психологическую коррекцию таких дезадаптивных личностных свойств, препятствующих социальной адаптации, как повышенная тревожность, импульсивность, враждебность, недостаточная развитость коммуникативных навыков и эмоционального интеллекта. Важно знать о частой сочетанности интернет-зависимости с другими расстройствами, в частности, депрессией, что вызывает необходимость в ее своевременной диагностике и терапии. Особое значение имеют дезадаптивные семейные отношения, что определяет включение всех членов семьи в психотерапевтические процессы. Иной подход к реабилитации интернет-зависимых в Китае, который основан на «перевоспитании» интернет-зависимых юношей и подростков в специальных трудовых лагерях или использовании без достаточных оснований электросудорожной терапии.


№ 13

Уважаемая Ольга! Мне незнакомы работы по интернет-зависимости лиц пожилого возраста. Очевидно, формирование интернет-зависимости у пожилых людей имеет низкую вероятность, так как к этому времени обычно уже произошла социализация, развиты коммуникативные навыки, имеется достаточное количество социальных связей. Другой вопрос, что современные технологии, в частности, интернет, расширяют (или сохраняют) круг общения при ограничении физиологических возможностей у пожилых. Так что пользование Интернета пожилыми людьми скорее благо, чем зависимость.

Уважаемый Владимир Леонидович!


Вопрос № 12

Скажите, пожалуйста, насколько представлена и выражена социальная тревога в выборке интернет-зависимых? Можно ли предположить, что уход в виртуальную реальность является специфическим механизмом компенсации или способом совладания с социальной тревогой?


Вопрос № 11

Можно ли выделить какие-либо предпосылки или личностные особенности, позволяющие говорить о склонности к интернет-зависимости. Как вы считаете, стоит ли школьному психологу обратить особое внимание на разработку профилактических мероприятий среди подростков в русле данной проблематики?

Киселёва Мария (Барнаул)


№ 12

Среди интернет-зависимых подростков уровень личностной тревоги очень высок. Не обладая навыками межличностных коммуникаций, такие подростки испытывают значительные трудности адаптации в социуме, что, соответственно, способствует развитию различных социофобий и бегству в виртуальное пространство, где есть возможность снизить уровень тревоги, например, через многопользовательскую ролевую игру. Другая часть подростков, будучи эмоционально неустойчивыми, импульсивными часто испытывают непроработанные чувства агрессивности и враждебности. Конфликты в реальном мире подталкивают такого подростка к бегству в интернет-пространство, где в безопасности можно реализовать свои агрессивные тенденции и попробовать свои силы в различных межличностных конфликтах. В этих случаях он-лайн коммуникации в чатах могут являться своеобразной «пробой пера» для последующей адаптации в социуме.


№ 11

Уважаемая Мария! Индивидуально-психологическими факторами риска формирования интернет-зависимости у подростка являются: высокий уровень тревожности, неуверенность, повышенная возбудимость, расторможенность, сниженный самоконтроль, эмоциональная неустойчивость. То есть те характерологические свойства, которые препятствуют адекватной социализации. Особое значение имеет недостаточная развитость социального интеллекта у интернет-зависимого подростка, что вызывает затруднения в понимании и прогнозировании поведения других людей и, соответственно, снижает уровень социального взаимодействия. Хотел бы обратить внимание на особую роль семейных отношений в формировании интернет-зависимости. Подростки нередко бегут в Интернет именно от своих родителей. Кроме этого отмечается крайне низкая компетентность родителей по поводу факторов риска формирования интернет-зависимости у подростков. Поэтому роль школьного психолога крайне важна в профилактике интернет-зависимого поведения, формирование которого тесно связанно с личностной дезадаптацией и дисфункциональными семейными отношениями.


Вопрос № 10

Глубокоуважаемый Владимир Леонидович!

Скажите, пожалуйста, используется ли в методологическом анализе зависимого поведения ставшие эффективными и наиболее разработанными в психологии, клинической психологии – когнитивно-бихевиоральный подход и культурно-исторический, деятельностный? Аргументируйте ответ.

Ольга Сагалакова (Барнаул}

Уважаемая Ольга! Как известно, в клинико-психологическом исследовании болезней зависимости используются все школы и все направления: когнитивно-бихевиоральный подход, психоаналитический, трансактный анализ и, безусловно, культурно-исторический, позволяющий проследить особенности развития и способы адаптации пациента к социуму. Так, в частности, структурно-динамический подход, основанный на теории деятельности А.Н. Леонтьева, использован нами (В.Л. Малыгин, И.В. Ежов) при оценке факторов риска формирования аддиктивного поведения, где структура личности представлена как целостная структура с взаимовлияющим сочетанием базовых факторов личности. В процессе исследования нами было выявлено, что наиболее важными факторами риска обращения к психоактивным веществам является фрустрированность базовых социально-биологических потребностей. В соответствии с теорией деятельности удовлетворение потребностей осуществляется с помощью системных психических механизмов – мотивации, целеполагания, действий и операций, обеспечивающих динамическое взаимодействие организма и личности с окружающей средой. При этом препятствием к удовлетворению основных потребностей является недостаточность ряда личностных свойств. В настоящее время в медицине и клинической психологии наиболее используемой является био-психо-социальная модель зависимости, которая может объединить в себе все известные теории и направления. Важным современным направлением сейчас является психогенетика, в рамках которой исследуется взаимосвязь генетических факторов, влияющих на синтез нейрометаболитов и особенностей характерологических свойств, адаптивных и дезадаптивных форм поведения.


Вопрос № 9

Уважаемый Владимир Леонидович!

Среди новых форм нелекарственных аддикций выделяют зависимость от киберсекса и виртуального секса. По данным зарубежных ученых компьютерной порнофилией заражено около 12 млн. чел. В связи с этим, прокомментируйте, пожалуйста, мнение английского эксперта Trudy Barber (2008), что именно киберсекс является источником инновационных технологий и изобретений, и что новые технологии меняются в основном благодаря людям с отклонениями в сексуальном поведении.


С глубоким уважением,
Николай Узлов (г. Березники, Пермский край)

Уважаемый Николай! Думаю, что следует быть осторожным в оценке распространенности зависимости от виртуального секса, т.к. в настоящее время отсутствуют как четкие диагностические критерии указанных расстройств, так и надежные диагностические инструменты. Что касается высказываний Trudy Barber, то они носят скорее провокационный характер. Имеющиеся исследования свидетельствуют о сравнительно большей неординарности мышления среди больных, страдающих теми или иными душевными расстройствами, в частности, шизофренией. Психические нарушения нередко сочетаются с различными сексуальными девиациями. Так что первичными являются особенности мышления и неординарность умозаключений больных с различными психическими расстройствами, а не их возможные сексуальные особенности.


Вопрос № 8

Уважаемый Владимир Леонидович!

Какие основные мотивы, с Вашей точки зрения, побуждают интернет-зависимых обращаться за помощью и начинать лечение?

Владимир Белоколодов (Санкт-Петербург)

Уважаемый Владимир! К сожалению, у интернет-зависимых подростков, как и у большинства больных, зависимых от ПАВ, практически отсутствует мотивация к обращению за помощью. Собственно, именно интернет-пространство позволяет хоть и патологически, через бегство, но все же адаптироваться в этой жизни. Поэтому зачем же от него оказываться, тем более, что, в отличие от ПАВ, Интернет не вызывает тяжелых соматических нарушений, от него не умирают. За помощью обращаются, как правило, родители, с которыми и начинается психотерапевтическая работа, направленная на положительные изменения имеющихся дисфункциональных семейных отношений. Семейная психотерапия позволяет изменить стереотип неадаптивных семейных коммуникаций и сформировать мотив на обращение за помощью у самого интернет-зависимого.

Уважаемый Владимир Леонидович!


Вопрос № 7

Какое влияние, на Ваш взгляд, оказывает ведение личной страницы в социальных сетях на формирование образа Я у подростков?


Вопрос № 6

Какие особенности системы отношений и самоотношения, с Вашей точки зрения, повышают риск развития компьютерной и интернет-зависимости?


Вопрос № 5

Какие факторы, с Вашей точки зрения, являются общими для формирования различных зависимостей (химических и нехимических)? Какие специфические факторы определяют выбор Интернета в качестве средства аддиктивной реализации?


Вопрос № 4

Какова эффективность психотерапии интернет-зависимости на современном этапе?

С уважением и добрыми пожеланиями,
Михаил Будников (Санкт-Петербург)


№ 7

Очень большое. Социальные сети являются важной экспериментальной площадкой для юношества. Здесь можно в безопасности попробовать свои силы, провести различные эксперименты. В исследованиях Н.Ю. Федуниной выявлено, что социальные сети привлекают своей свободой от физических и социальных ограничений и правил: свобода от норм и правил, свобода от собственного социального образа. «Сеть – это не социум. Там нет контакта, который есть при взаимодействии людей друг с другом. На нас есть ответственность, обязанности, а в Сети нет». «Общество начинается с «нельзя». Оно не начинается с «можно». А здесь – сплошное можно и никаких нельзя, все запреты сняты, все возможно, все доступно». В сетевом взаимодействии становится возможной реализация асоциальных желаний, которые невозможно осуществить в реальной жизни в связи с ограничениями собственного «Я». «Свобода для» описывается как возможность создать желаемый образ в социальных сетях, поддерживать его, получить обратную связь. Интернет-пространство здесь предстает как среда безопасного эксперимента при конструировании идентичности, поиска ответа на вопрос, каким я хочу стать. Для тревожного, неуверенного в себе подростка социальные сети могут являться одной из ступенек для вступления в реальную социальную жизнь.


№ 6

Самоотношение (самоуважение, самоинтерес, аутосимпатия и ожидаемое отношение других) оказывают непосредственное влияние на систему самооценок и субъективной значимости отношений с другими, что в конечном итоге определяет успешность социальной адаптации. Непринятие себя, часто обуславливаемое повышенной личностной тревожностью, определяет и недоверие к другим, что способствует бегству в виртуальное пространство.


№ 5

Можно выделить следующие общие факторы для химических и поведенческих зависимостей: атарактический мотив (снятия напряжения), мотив гиперактивации (активизация ЦНС через компьютерные игры). Следует обратить внимание на меньшую роль субмиссивных мотивов, столь характерных для формирования химических зависимостей у подростков. Высокий уровень тревожности, низкая стрессоустойчивость определяют бегство в безопасный виртуальный мир. В свою очередь, врожденная недостаточность ЦНС, определяющая повышенную истощаемость, способствует обращению подростка к относительно безопасному стимулирующему агенту – компьютерным играм. При этом возникает своеобразный порочный круг: сниженная активность ЦНС – стимулирующий эффект компьютерных игр – истощение ЦНС – повышение «дозы» игр – выраженное истощение ЦНС.


№ 4

Уважаемый Михаил! Эффективность психотерапии интернет-зависимости может быть очень высокой при определенных условиях. Во-первых, точная диагностика причин возникновения зависимости: биологических, личностно-характерологических, микро- и макросоциальных. Важным является выявление возможных коморбидных расстройств, в частности депрессии. Во-вторых, участие членов семьи в психотерапевтическом процессе. И в-третьих длительность психотерапии и последующего психологического сопровождения на различных этапах социальной адаптации (до одного года и более).

Уважаемый Владимир Леонидович!


Вопрос № 3

Какими вы видите причины возникновения именно компьютерной и интернет зависимости? Эта проблема наиболее распространена среди подростков. Специалисты отмечают (Лисецкий К.С., Березин С.В.) личную незрелость, несформированную идентичность в качестве причины при возникновении зависимости от психоактивных веществ (ПАВ): «Нерешенные задачи взросления, т.е. отсутствие у подростка его субъективного, проясненного для него самого, его собственного отношения к онтологически значимым сторонам его жизни порождает особое фоновое состояние, которое называется «тематическая тревожность»».

В этом контексте подростковую девиацию, употребление ПАВ, и т.п. авторы рассматривают, как стремление подростка, во что бы то ни стало, решать свои задачи взросления.


Вопрос № 2

Как Вы считаете, компьютерная зависимость поддается тем же законам возникновения зависимостей, как и другие? В чем состоят причины возникновения именно компьютерной зависимости?


Вопрос № 1

Интересуюсь проблемами зависимости с момента написания диплома на эту тему. Есть желание отдаться более глубоко изучению проблем компьютерной зависимости, поскольку наблюдается резкое обострение этой проблемы среди молодых людей и их родителей. Сообщите, пожалуйста, имеются ли в настоящее время образовательные учреждения, курсы в С-Петербурге (может быть намечается их проведение), для подготовки специалистов по этому направлению?

С уважением,
Надежда Андрюшина (Санкт-Петербург)


№ 2-3

Мотивы злоупотребления подростком в интернет-пространством различны. На основе наших исследований (В.Л. Малыгин, А.А. Антоненко) можно выделить следующие: бегство в виртуальную реальность, в связи с трудностями социализации и необходимостью снятия напряжения (атарактический мотив), мотив гиперактивации, обусловленный повышенной истощаемостью ЦНС (зависимость от компьютерных игр), мотив, направленный на попытку социализации (попробовать себя через общение в чатах). Проведенные нами исследования в рамках био-психо-социальной модели зависимости позволили выделить следующие факторы риска формирования интернет-зависимого поведения: врожденная недостаточность ЦНС, которая способствует формированию синдрома СДВГ и повышенной психической истощаемости (увлечение компьютерными играми повышает синтез стриарного дофамина, что оказывает необходимый стимулирующий эффект), аффективные расстройства, в частности, эндогенная депрессия (интернет-ресурсы снижают субъективный уровень переживания симптомов тревоги и депрессии), наличие таких дезадаптивных личностных свойств, как повышенный уровень тревожности, импульсивности, агрессивности в сочетании с недостаточной развитостью социального интеллекта, а также нарушенные семейные отношения, обусловленные неадаптивными стилями воспитания. Таким образом, интернет-пространство можно рассматривать, как своеобразный психоактивный агент, обладающий специфическими свойствами (анонимность, безопасность, феномен избегания и опыта потока), который может сформировать зависимость у подростка в сложном периоде пубертата (феномен патологической адаптации).


№ 1

Уважаемая Надежда! Проблема компьютерной зависимости достаточно новая и специалистов в этом направлении пока явно недостаточно. Поэтому для Вас имеется широкое поле для исследований. В Санкт-Петербурге данное направление успешно развивается в научно-исследовательском психоневрологическом институте им. В.М. Бехтерева, а также профессорами А.Ю. Егоровым, С.Л. Соловьевой. Успехов Вам!

 


Пишите на адрес info@medpsy.ru "Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика"
ISSN 2309−3943
Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52954 от 01 марта 2013 г.
Разработка: Г. Урываев, 2008 г.
  При использовании оригинальных материалов сайта — © — ссылка обязательна.  

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player