В.И. Гарбузов

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Планы редакции
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Образ болезни в рисунках подростков с ожирением в контексте
их медико-психологического сопровождения

Беляева Е.Э., Маркова М.В., Михайлова Э.А. (Харьков, Украина)

 

 

Беляева Елена Эриковна

Беляева Елена Эриковна

–  научный сотрудник группы психологии развития, Государственное учреждение «Институт охраны здоровья детей и подростков НАМН Украины», Харьков, Украина.

E-mail: beljaeva@ukr.net

Маркова Марианна Владиславовна

Маркова Марианна Владиславовна

–  доктор медицинских наук, профессор, профессор кафедры сексологии и медицинской психологии Харьковской медицинской академии последипломного образования МОЗ Украины, Харьков, Украина.

E-mail: mariannochka@i.ua

Михайлова Эмилия Ауреловна

Михайлова Эмилия Ауреловна

–  доктор медицинских наук, старший научный сотрудник, ведущий научный сотрудник отделения психиатрии, Государственное учреждение «Институт охраны здоровья детей и подростков НАМН Украины», Харьков, Украина.

E-mail: emiliam@ukr.net

 

Аннотация. В статье проанализированы основные содержательные характеристики рисунков «Я и моя болезнь» у подростков, страдающих ожирением. Авторами предложена типология графической презентации отношения подростков к болезни; исследована графическая представленность полноты, стиль изображения человеческой фигуры и эмоциональный тон рисунка. Показано, что сложности самопринятия у подростков с ожирением находили свое отражение в отказе от рисования, в избегании графического изображения признаков полноты, создании несоответствующего возрасту схематического изображения человека или пропуске изображения человеческой фигуры; в создании неспецифических образов болезни. Принятие заболевания в форме создания автопортретного рисунка с признаками полноты отмечалось у 38,4% респондентов. Установлено, что мальчики с ожирением чаще обращались к приемам эмоционального дистанцирования от проблем, связанных с заболеванием. Девочки с ожирением чаще обнаруживали графические признаки тревоги и печали. Выделенные на основе анализа рисунков «Я и моя болезнь» признаки нарушения самопринятия у подростков с ожирением позволяют установить дифференцированные мишени медико-психологического сопровождения данного контингента больных в зависимости от интенсивности анозогнозических тенденций, проявлений эмоционального дистанцирования, тревоги и депрессии.

Ключевые слова: подростки, ожирение, рисуночные тесты, психологическое сопровождение.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Исследование психологических аспектов проблемы ожирения у подростков приобретает большую значимость в условиях роста распространенности данной патологии и масштабности ее влияния на соматическое здоровье, психологическое благополучие и социальную адаптацию в юном возрасте [9; 5; 3]. Наряду с очевидными соматическими проявлениями и угрозой развития тяжелых сопутствующих заболеваний ожирение в детском и подростковом возрасте влечет за собой ряд психологических и социальных осложнений. К их числу неизменно относят формирование психологического стресса, низкую самооценку, неудовлетворенность телом, депрессивные переживания, появление суицидальных мыслей, утрату контроля над питанием, нездоровое поведение относительно контроля веса, нарушение социальных связей, стигматизацию и снижение качества жизни, связанного со здоровьем [12].

Складывающиеся у человека представления о своем заболевании связывают с понятием внутренней картины болезни — интегральной характеристики адаптации личности к болезни и лечению, которая включает в себя переживание, осознание, отношение к болезни, ее образное и словесное выражение больным и выступает регулятором поведения в ситуации болезни. Представления больного о своем заболевании, с одной стороны, могут проявляться как негативный фактор, ответственный за появление дополнительных психогенных наслоений при соматических заболеваниях. С другой стороны, они могут становиться ценным мотивирующим звеном, связанным с механизмами психологической защиты и стратегиями совладания, проявляющимися в ситуации заболевания и направленными на его преодоление [2].

Известно, что психосоматические больные часто испытывают значительные затруднения с вербализацией собственных переживаний в контексте болезни. Современные тенденции развития науки ведут медико-психологические исследования детей к переходу от поиска информации о детях к получению информации непосредственно от самих детей. Исследователи уделяют все больше внимания и признают необходимость развития альтернативных методов экспрессии, таких, как рисование, поскольку они помогают детям выражать свои чувства и сообщать о своих переживаниях, связанных с заболеванием [10].

Специалисты отмечают у детей и подростков с повышенным весом характерные когнитивные искажения, связанные с неадекватным восприятием своей внешности — многие из них считают, что имеют нормальный или даже сниженный вес. Подобные защитные искажения самовосприятия, с одной стороны, способствуют поддержанию самооценки подростков в ситуации болезни, с другой стороны — оказываются помехой в лечении ожирения, снижая мотивацию и ослабляя комплайенс [6; 4]. В то же время заметные внешне телесные особенности детей и подростков, страдающих ожирением, могут провоцировать их виктимизацию в кругу сверстников. Полные подростки, становясь жертвами насмешек и издевательств, не всегда способны дать отпор обидчикам и защитить свое достоинство [8]. Феноменология виктимизации может принимать как открытые формы агрессивного отношения (физическая агрессия, насмешки, обидные прозвища) так и скрытые, непрямые проявления (косвенная агрессия), когда жертвы становятся предметом сплетен, лишаются внимания, исключаются из круга дружеского общения [7]. Длительный опыт преследований усиливает негативное самовосприятие, ухудшает самооценку подростков с ожирением, порождает депрессивные переживания [8]. Таким образом, ситуация заболевания формирует у подростков с ожирением сложный, зачастую болезненный психологический опыт, неоднозначно влияющий на их отношение к лечению. Значимость изучения понимания подростками, страдающими ожирением, их собственной позиции в ситуации заболевания, доступности их личностных ресурсов и мотивации к преодолению болезни обусловили актуальность проведения данного исследования.

С учетом вышесказанного, целью данной работы стало изучение символических представлений о болезни подростков, страдающих ожирением.

Было проведено комплексное психодиагностическое исследование 81 подростка с ожирением (36 мальчиков, 45 девочек) в возрасте 12—17 лет, находившихся на лечении в отделении эндокринологии клиники ГУ «Института охраны здоровья детей и подростков НАМН Украины».

В рамках комплексного психодиагностического исследования, наряду с вербальными опросниками для изучения тревожности, депрессивности, акцентуаций характера и проективными методиками импрессивного типа обследуемым предлагали нарисовать рисунок на тему «Я и моя болезнь».

Тематический рисунок «Я и моя болезнь» позволяет раскрыть представления подростков о своем заболевании. Полученные в тестовой ситуации рисунки подростков с ожирением отражали их способы осмысления своего заболевания и себя в ситуации болезни.

Некоторые подростки (9,9% случаев; в том числе 11,1% мальчиков и 8,9% девочек), принимавшие участие в психологическом исследовании и выполнившие другие тестовые задания, отказались выполнять рисунок на заданную тему. Данный отказ можно расценивать как шоковую реакцию на полученное задание [7].

Таким образом, для дальнейшей обработки были приняты 73 тематических рисунка (графические работы 32 мальчиков и 41 девочки).

При анализе полученных рисунков были выделены основные варианты графического решения темы «Я и моя болезнь», исследована презентация полноты в рисунках, оценивались способы изображения человеческой фигуры и эмоциональный тон рисунка.

Решение творческого задания, поставленного двухполюсной темой рисунка «Я и моя болезнь», подростки реализовали различными способами. Некоторые респонденты решали задачу в едином образе — путем создания автопортретного изображения с реалистическими или символическими признаками заболевания, другие — могли разделять автопортретное изображение и метафорический образ болезни. Подростки обозначали присутствие болезни изображением медицинской атрибутики, могли раскрывать специфику заболевания путем изображения пищи, сладостей; выражать аспект преодоления болезни через акцентирование запретов, символическое выбрасывание нежелательных продуктов, изображение сцен борьбы, битвы с врагом, спортивных тренировок или создания образов желаемого будущего.

Решение тематического задания в едином образе реализовали 57,6% обследованных. Эти подростки воспроизводили изображение себя и болезни, рисуя фигуру человека с признаками полноты (38,4%) или иными графическими знаками болезни (19,2%).

Графическое разделение автопортретного изображения и образа болезни отмечалось в 35,6% рисунках (28,1% мальчиков, 39,0% девочек). Подростки выводили образ болезни в облике другой человеческой фигуры, животного (ежа, крысы), отражения в зеркале, размытого образа (привидения, облака, шара), в форме отдельного изображения больного органа. Такой способ изображения позволял психологически дистанцироваться от неприятных переживаний, связанных с признанием болезни.

Некоторые подростки (8,2%) обозначали присутствие темы болезни с помощью медицинской атрибутики, вводя в рисунок шприцы, капельницы, приборы для измерения давления или изображением зданий с подписью «больница».

Для некоторых подростков (6,9 %) тема болезни раскрывалась через обозначение запрета на определенные виды продуктов питания. Они рисовали под знаком запрета гамбургеры, чипсы, шоколадки, колбаску, торт, пирожное, ломтик сыра. Еще несколько ребят (5,5% случаев) изображали себя рядом с подобными продуктами без запретительных знаков, то есть вкусная еда представала для них, прежде всего, как соблазн. Такие изображения отмечены только в подгруппе мальчиков.

Активная воинствующая позиция, представление о болезни как битве с неведомым врагом проявилась в рисунках двух мальчиков (6,3%) — герои рисунков расстреливали фигурки привидений из танков или пистолетов. В одном случае автор изобразил себя в спортзале, среди различных спортивных снарядов и тренажеров, с гантелями в руках.

Таким образом, одни подростки с ожирением (57,5%) для раскрытия двухполюсной темы рисунка предлагали единый образ; другие больные (42,5%) выбирали различные формы символического дистанцирования от болезни — через разделение образа себя и болезни, избегание самоизображения, а также путем акцентирование способов преодоления болезни (лечебные процедуры, пищевые ограничения, спортивные тренировки).

Графическое изображение признаков полноты в автопортретном изображении регистрировалось в 38,4% полученных рисунках. К таким изображениям достоверно чаще обращались мальчики (62,5% против 19,5% у девочек; Рφ<0,001). Столь значительный гендерный разрыв в частоте ассоциированных с полнотой автопортретных изображений отражает различия в самопринятии своего тела между мальчиками и девочками и свидетельствует, что полным девочкам намного труднее принимать свое тело.

Анозогнозические тенденции характеризуются активным отбрасыванием мыслей о болезни, отрицанием очевидных проявлений болезни, внутренним неприятием статуса больного, нежеланием считаться с реальным положением вещей. В тематических рисунках подростков с ожирением эти тенденции проявлялись в виде создания неспецифического изображения, акцентирования иных болезненных симптомов (игнорирование полноты), избегания самоизображения.

Содержание рисунков 35,6% подростков с ожирением не давало возможности без знания контекста понять специфику заболевания или телесного страдания ребенка. Рисунки могли содержать изображения медицинской атрибутики, например, изображения человека и шприца; грустного человека; девочки, сидящей под дождем; схематического человечка, расстреливающего привидений. Подобные рисунки свидетельствовали о страданиях или борьбе, однако позволяли авторам избежать обозначения очевидных внешних проявлений заболевания. Такие рисунки чаще создавали девочки (48,8% против 18,8% у мальчиков; Рφ<0,002).

Другие рисунки содержали признаки различных болезненных симптомов без акцентирования полноты. Для некоторых девочек (8,9%) с ожирением на фоне гипоталамического синдрома болезнь представала в виде головной боли, которую изображали разрядами молний вокруг головы или в виде больших рукавиц, сдавливающие виски. Среди других специфических проявлений болезни, отмеченных в рисунках подростков с ожирением, можно отметить боль в ногах (графически проявленную молниями), повышенное артериальное давление (изображение процедуры измерения давления), боль в животе (изображение желудка), гинекологические нарушения (изображение матки и придатков), недостатки внешности (высыпания на лице, растяжки на коже).

Большинство рисунков (93,2%), в соответствии с заданием, содержали в своей структуре автопортретное изображение человека. В 5 случаях (6,25% мальчиков и 7,3% девочек) подростки избежали портретного изображения. Избегание самоизображения может свидетельствовать о выраженном конфликтном отношении подростков к себе, своему телу, отражает их трудности принятия своей внешности, опыт страдания, связанный виктимизацией и потребности в защите. Так, мальчик, нарисовавший танк, расстреливающий привидений, пояснил, что сам он находится внутри танка, укрытый и защищенный броней. Одна полная девочка нарисовала только животное (крысу), которое воплощает ее болезнь. Эта девочка очень страдала от агрессивных преследований и не могла чувствовать себе безопасно, оказавшись в школе, где не только одноклассники сторонились ее, но и ребята из младших классов могли исподтишка на перемене толкнуть или унизить.

По способу изображения фигуры человека полученные рисунки были разделены на группы в зависимости от типа изображения человека — пластическое, переходное или схематическое. При пластическом способе изображения части тела в рисунке плавно переходят одна в другую без резкой границы от шеи к плечам, от плеч к рукам и от туловища к ногам. Схематические изображения человеческой фигуры варьируют от одномерных схем (человек из палочек) до простых двумерных изображений (тело-огурчик, двумерные руки, ноги), различающихся степенью детализации: наличием или отсутствием схематических изображений шеи, пальцев, стоп, волос, бровей, элементов одежды. Переходной тип изображения характеризуется сочетанием схематических и пластических элементов в одном рисунке, наличием неестественных границ в местах соединения пальцев и ладони, плеч, ног, когда части тела словно приклеены друг другу [1]. Считается, что к подростковому возрасту дети способны приобрести и развить навыки рисования для создания пластического рисунка человеческой фигуры. Частота различных типологических вариантов изображения человеческой фигуры в рисунках подростков с ожирением приведена в таблице 1.

 

Таблица 1

Типологические варианты изображения фигуры человека в тематическом рисунке «Я и моя болезнь» у подростков с ожирением, %

 

Пластический, отвечающий возрасту тип изображения, отмечался в 38,4% рисунков, у 21,9 % мальчиков и у 51,2 % девочек (Рφ<0,01). Схематическое, не соответствующее возрасту изображение человека в тематических рисунках подростков с ожирением отмечалось в 41,1 % случаев. К схеме при изображении человека в рисунке «Я и моя болезнь» обращались преимущественно мальчики (50,0% против 19,5% девочек; Рφ<0,01). Переходной тип изображения регистрировался в 21,9% случаев, с одинаковой частотой в подгруппах разного пола. Обычно присутствие схематических изображений человека в рисунках подростков и взрослых интерпретируется как проявление недостаточной мотивации для тщательной работы над рисунком, негативизма, эмоциональной холодности, склонности к интеллектуализации или как нежелание сталкиваться с проблемами. Обращения к схематическому изображению в автопортрете для управления фрустрацией, актуализированной темой рисунка, было более свойственно подростками мужского пола.

Тематические рисунки подростков с ожирением содержали выразительные проявления эмоциональности. Нами были проанализированы наиболее часто проявляемые графические феномены, отражавшие эмоциональный тон рисунка.

 

Таблица 2

Графические феномены, отражающие эмоциональный тон рисунка
«Я и моя болезнь» у подростков с ожирением, %

 

Важное значение при интерпретации психологического самочувствия подростка в ситуации болезни имеет выражение лица человека на его рисунке. В рисунках подростков с ожирением довольное, улыбающееся выражения лица человека регистрировалось в 38,4% тематических рисунков. Улыбки несколько чаще наблюдались в рисунках мальчиков с ожирением (46,9% против 31,7% у девочек с ожирением; Рφ<0,09). Можно полагать, что переживание психологического комфорта, уверенности в себе в ситуации болезни сохраняют около половины мальчиков с ожирением и лишь треть девочек с той же патологией.

В некоторых рисунках улыбка на лице человека была асимметричной, что отражало сложные противоречивые переживания подростка в ситуации заболевания — 6,9% случаев.

Достаточно часто лицо на автопортретном изображении принимало печальное выражение — 24,7%. Печаль на лице, передаваемая через опущенные уголки губ, в автопортретных рисунках мальчиков с ожирением наблюдались вчетверо реже, чем у девочек с данной патологией (9,4% против 36,6%; Рφ<0,001). В некоторых рисунках подростки проецировали выражение печали на образ болезни — 5,8% случаев, такой способ передачи переживания мальчики с ожирением выбирали существенно чаще, чем девочки (12,% против 2,4%; Рφ<0,001). В отдельных рисунках подростков с ожирением печальный тон переживаний, связанных с заболеванием, находил символическое отражение в образах непогоды (снегопад, дождь, закрывающие солнце тучи) — 5,5% случаев. Дождь и его источник — тучи — в рисуночных тестах интерпретируются как отражение стрессовой ситуации, как символические проявления реальных трудностей и препятствий в жизни человека.

Тревожное напряжение, передаваемое в рисунках штриховкой, регистрировалось в половине рисунков девочек, у мальчиков обращение к штриховке отмечалось вдвое реже (51,2% у девочек против 25,0% у мальчиков; Рφ<0,001). Переживание страха и враждебности, проявленное в изображениях глаз, лишенных зрачков (пустые глазницы), нередко обнаруживалось в рисунках мальчиков с ожирением (21,9% против 7,3% у девочек; Рφ<0,04). В отдельных случаях отмечены изображения человеческой фигуры без прорисовки лица, свидетельствующие о глубине конфликтных переживаний.

Признаки агрессивности (острые когти, зубы) обнаруживались, прежде всего, в образах болезни — 16,4% рисунков. Важно отметить, что рисунки, содержащие графические признаки агрессии, не несли в себе каких-либо указаний на специфику болезненных проявлений (полнота или что-то иное).

Выводы

Таким образом, проанализированы основные содержательные характеристики рисунков «Я и моя болезнь» у подростков, страдающих ожирением. Предложена типология графической презентации отношения подростков к болезни; исследована графическая представленность полноты, стиль изображения человеческой фигуры и эмоциональный тон рисунка. Сложности самопринятия у подростков с ожирением находили свое отражение в отказе от рисования, в избегании графического изображения признаков полноты, создании несоответствующего возрасту схематического изображения человека или пропуске изображения человеческой фигуры; в создании неспецифических образов болезни. Принятие заболевания в форме создания автопортретного рисунка с признаками полноты отмечалось у 38,4% респондентов. Показано, что мальчики с ожирением чаще обращались к приемам эмоционального дистанцирования от проблем, связанных с заболеванием, путем создания схематических изображений человека. Девочки с ожирением чаще придавали лицам в рисунках печальное выражение и прибегали к штриховке, отражающей присутствие эмоционального напряжения и тревожности.

Выделенные на основе анализа рисунков «Я и моя болезнь» признаки нарушения самопринятия у подростков с ожирением позволяют установить дифференцированные мишени медико-психологического сопровождения данного контингента больных в зависимости от интенсивности анозогнозических тенденций, проявлений эмоционального дистанцирования, тревоги и депрессии.

 

Литература

1.   Венгер А.Л. Рисунок человека // Психологические рисуночные тесты: иллюстрированное руководство. – М.: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2004. – С. 16–60.

2.   Кожохина С.К., Копытин А.И. Внутренняя картина болезни и здоровья в рисунках детей с сахарным диабетом // Медицинская психология в России: электрон. научн. журн. – 2012. – № 3(14) [Электронный ресурс]. – URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 20.03.2013).

3.   Моiсеєнко Р.О. Стан надання спецiалiзованої допомоги дiтям з ендокринною патологiєю в Українi у 2011 роцi та перспективи її розвитку // Український журнал дитячої ендокринологiї. – 2012. – № 2. – С. 5–12.

4.   Розаль М., Турнер-Шиклер Л., Юрт Д. Арт-терапия с подростками, страдающими избыточным весом: расовые, культуральные и психотерапевтические проблемы // Арт-терапия – новые горизонты / под ред. А.И. Копытина. – М.: Когито-Центр, 2006. – С. 125–141.

5.   Романцова Т.И. Эпидемия ожирения: очевидные и вероятные причины // Ожирение и метаболизм. – 2011. – № 1. – С.  5–18.

6.   Тарасова Т.В., Гвоздева Н.В. Физический образ «Я» у подростков, страдающих ожирением // Вестник Мордовского госуниверситета. – 2011. – № 2. – С. 241–243.

7.   Херсонский Б.Г. Метод пиктограмм в психодиагностике. – М.: Речь, 2003. – 134 с.

8.   Adams R.E., Bukowski  W.M. Peer victimization as a predictor of depression and body mass index in obese and non-obese adolescents // J Child Psychol Psychiatry. – 2008. – Vol. 49(8). – P. 858–866.

9.   Kosti R.I., Panagiotakos D.B.  The epidemic of obesity in children and adolescents in the world // Cent Eur J Public Health. – 2006. – Vol. 14(4). – P. 151–159.

10.   Rollins J.A. Tell Me About It: Drawing as a Communication Tool for Children With Cancer // Journal of Pediatric Oncology Nursing. – 2005.  Vol. 22, № 4. – Р. 203–221.

11.   Targeted peer victimization and the construction of positive and negative self-cognitions: Connections to depressive symptoms in children / D.A. Cole, M.A. Maxwell, T.L. Dukewich, R. Yosick // J Clin Child and Adolescent Psychology. – 2010. – Vol. 39(3). – P. 421–435.

12.   Vander Wal J.S., Mitchell E.R. Psychological complications of pediatric obesity // Pediatr Clin North Am. – 2011. – Vol. 58(6). – P. 1393–1401.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.922.5:616-056.52-053.2/.5

Беляева Е.Э., Маркова М.В., Михайлова Э.А. Образ болезни в рисунках подростков с ожирением в контексте их медико-психологического сопровождения [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2013. – N 6 (23). – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения

Яндекс цитирования Get Adobe Flash player